leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Главный судебный пристав на правительственном часе в СФ о работе ФССП - окончание стенограммы

Главный судебный пристав на правительственном часе в СФ о работе ФССП
10. Правительственный час «Об осуществлении Федеральной службой судебных приставов отдельных полномочий»

окончание стенограммы, начало см. https://leo-mosk.livejournal.com/7874090.html

Из стенограммы 486-го пленарного заседания СФ 15.07.20
Особую озабоченность вызывают вот эти 180 тысяч тех, кто не платит и у которых нет имущества, нет трудоустройства и к которым применены все меры уголовного и административного воздействия.
Да, действительно, в 2013 году было такое поручение Президента Российской Федерации, оно прорабатывалось заинтересованными федеральными органами. Высказывались различные точки зрения – начиная от того, что государство не должно подменять конституционные обязанности родителей по воспитанию и содержанию, в том числе материальному, своих детей, чтобы не расхолаживать и не создавать потенциальную возможность тем, кто может платить алименты, их не платить, скрывая свое имущество, и так далее, и тому подобное.
Кроме того, алиментный фонд всегда подразумевает под собой две части – расходную (здесь понятно) и доходную. Доходную часть должно взять на себя, наверное, общество, и не только государство, а общество в целом.
Поэтому как сформировать эту доходную часть? Какие установить критерии выплаты за счет алиментного фонда? Как не расхолаживать родителей, которые обязаны выплачивать алименты и будут пытаться скрываться, чтобы эти выплаты шли за счет алиментного фонда? Я предлагаю это обсудить на экспертном уровне. Тем более поправки к Конституции Российской Федерации сейчас во главу угла ставят в том числе заботу государства о детях, их воспитание и содержание.
Поэтому мы готовы к этой работе и, если вы поддержите, конечно, вновь вернемся к проблеме в целом взыскания алиментов и проблеме создания алиментного фонда. У нас есть некоторые соображения по источникам формирования, но без экспертного обсуждения я считаю преждевременным как решение доводить их со столь высокой трибуны. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Егор Афанасьевич Борисов, пожалуйста.
Е.А. Борисов, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Саха (Якутия).
Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемый Дмитрий Васильевич! У меня два вопроса.
Первый вопрос. В целом по стране львиная доля от общей задолженности, подлежащей взысканию, – от юридических лиц. Какова доля взыскания в интересах юридических лиц по той деятельности, которую вы ведете? Это первый вопрос.
И второй вопрос. Как Вы относитесь к появлению института частных судебных приставов в Российской Федерации?
Д.В. Аристов. Спасибо за вопросы.
Действительно, проблема взыскания с юридических лиц комплексная и связана с нашей деятельностью непосредственно (действительно, это так), но больше – со всем процессом возникновения долга и его предъявления на принудительное исполнение. Взыскание с юридического лица тогда эффективно, когда долг на принудительное исполнение поступил к нам с наличием имущества либо имущественных прав.
Если юридическое лицо уже долгое время не существует и не осуществляет свою деятельность, юридически существуя в реестре, не сдает отчетность, то ни о каком взыскании долгов в принципе речь идти не может. Да, мы можем предупредить об уголовной ответственности руководителя организации, но он не осуществляет никаких действий по сокрытию доходов для погашения долга. Просто так сложились гражданско-правовые отношения и хозяйственная деятельность, что он не может платить по долгам.
Поэтому здесь в обязательном порядке (я всегда говорил и буду говорить) предприниматели, вступая в гражданско-правовые отношения, заключая договоры поставки, изготовления продукции и так далее, должны абсолютно понимать риски невозврата предоплат и так далее. Пожалуйста, есть институт залога под договор. Если будет залог, проблем никаких нет: придет к нам – мы взыщем.
Что касается института частных приставов, эта дискуссия идет давно, и все ссылаются на международный опыт. Буквально недавно представитель Российской Федерации в лице вашего слуги избран членом Бюро Международного союза судебных исполнителей. Мы изучали этот опыт: он ниже нашего по фактическому исполнению.
И главный вопрос для судебных приставов-частников – это борьба за тариф. У нас тариф один из самых маленьких – 7 процентов, исполнительский сбор, который в доход бюджета идет, в отличие от систем частного исполнения.
И знаете, чем они сейчас занимаются? Они занимаются поиском альтернативных источников доходов, медиацией, доставкой повесток и судебных решений. А во Франции оценкой и реализацией имущества вместо судебных частных исполнителей стали заниматься судебные комиссары.
Поэтому этот вопрос надо обсуждать, но у нас основная часть должников – все-таки граждане. Готово ли государство передать в руки частному исполнителю граждан? Это надо обсуждать и решать. По юридическим лицам – это другой разговор. Но мне так кажется, что в 2019 году принятием закона, о котором я говорил (о службе в органах принудительного исполнения), государство на данный момент сделало свой выбор в части развития государственного института принудительного исполнения.
Но тем не менее дискуссия по введению частично такого доходного исполнения частными исполнителями никогда не закрыта и будет всегда нами вестись. Мы не укрываемся от участия в таком диалоге. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Инна Юрьевна Святенко, пожалуйста.
И.Ю. Святенко. Скажите, пожалуйста, какие, на Ваш взгляд, необходимы дополнительные меры воздействия на злостных неплательщиков алиментов для создания более четкого и действенного механизма взыскания средств именно на содержание детей? Потому что те цифры, которые Вы сегодня в своем докладе привели, к сожалению, просто пугающие. Спасибо.
Д.В. Аристов. Спасибо большое за вопрос.
Я уже говорил… Какие еще инструменты можно создать? Ну, по большому счету, если брать обычное физическое лицо – должника по алиментам, у него абсолютно понятный набор активов.
Это жилье. Оно может быть единственным. Если оно не единственное, проблем не возникает. Если единственное, на него обращать взыскание нельзя.
Транспортное средство. Понятно, всегда найдем, всегда отберем, долги отдадим.
Остальное – это имущество, которое находится в квартире. Перечень того, которого нельзя изымать, установлен гражданским процессуальным законодательством.
Иного практически у них уже нет. Вот полный комплекс имущества, такой портрет должника-алиментоплательщика.
Что здесь еще можно сделать? Пошли по пути усиления уголовной ответственности. Статья 315 не работала в части привлечения алиментщиков, пошли по пути введения преюдиции. Первое нарушение, неуплата алиментов, – это административная ответственность, повторно в течение года – уголовная ответственность. Первично, да, и сейчас это дает эффект, на 2 миллиарда мы взыскали больше долгов по алиментам, чем в 2018 году и в 2019 году. И сейчас взыскиваем уже на полмиллиарда больше. Но тем не менее глобально это проблему не решает.
Какое наказание предусмотрено? Исправительные работы, принудительные работы и лишение свободы. Суды выносят порядка… из 43 тысяч обвинительных приговоров прошлого года 35 тысяч – это исправительные работы. Да, когда его трудоустраивают, мы удерживаем часть средств, но зарплаты у них небольшие, а суммы долга очень большие. Поэтому тут, мне кажется, надо всем вместе подумать, какие еще меры, в том числе о которых я говорил и о которых в вопросах говорилось, в части создания алиментного фонда мы еще можем предложить.
Сейчас мы идем по пути совершенствования опять же уголовного законодательства, чтобы у нас должники по алиментам… Они хитрые, они платят по 500 рублей, а долг там – несколько сот тысяч. Их к уголовной ответственности в отдельных случаях привлечь нельзя. Чтобы минимизировать вот эту хитрость, мы сейчас готовим совместно с Минюстом такие изменения в закон. Дадут ли они значимый результат? Для тех, кто скрывает доходы, – да, административная и уголовная ответственность как превентивный характер, да, наверное, повлияет. На ту, асоциальную часть – никак не повлияет. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Александр Владеленович Вайнберг, пожалуйста.
А.В. Вайнберг, член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Нижегородской области.
Спасибо, уважаемая Валентина Ивановна.
Как следует из Вашего выступления, уважаемый Дмитрий Васильевич, служба отмечает ежегодный рост поступления исполнительных документов. Исходя из этого каким образом вы планируете справляться с таким документооборотом при неизменной численности судебных приставов-исполнителей? Особенно в контексте нового закона, который Вы уже упомянули, он вступил в силу в 2020 году, о службе в органах принудительного исполнения Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации, тем более что Вами же была отмечена недокомплектность службы в 20 процентов из установленных новых требований к кадровому составу. Будут ли нормы нового закона способствовать эффективности выполнения сотрудниками службы своих обязанностей? Спасибо.
Д.В. Аристов. Действительно, проблема очень серьезная. На треть за три года рост поступления. Если брать 2018 год, это 87 миллионов, вы видели, в прошлом году уже 103 миллиона на исполнении, 24 тысячи судебных приставов-исполнителей. Поэтому, кроме как развивать информационные технологии, ничего иного нет. Но у любого процесса обеспечения функций две части – это сотрудник, ну и компетенции.
Сотрудники… Спасибо Президенту России, всем вам за то, что этот долгожданный закон состоялся. Очень тяжелый сейчас идет процесс, за полгода мы фактически провели переаттестацию. Причем постарались это сделать без каких-то публичных скандалов, все это делали очень качественно. В условиях распространения пандемии, представляете, что такое пройти 60 тысячам человек медицинское освидетельствование. Поэтому этот процесс закончился.
Да, по отдельным должностям, я уже говорил, у нас некомплект составляет до 25 процентов, и наша задача – до конца года укомплектоваться. Полагаю, что востребованность нашей профессии будет высокой. Пока никаких сомнений у меня нет, потому что кандидаты уже подбираются, заявления, рапорты на прием на службу в органы принудительного исполнения идут потоком. Это хороший знак, потому что и социальный пакет равный и тем, что у сотрудников уголовно-исполнительной системы, и полиции, и органов внутренних дел, и таможенной службы, противопожарной службы, он практически идентичный, и уровень денежного содержания сопоставим.
Мы полагаем, что это будет одной частью. То есть привлечь квалифицированные кадры и заинтересовать (в том числе материально) в интенсификации своего труда, своего служебного времени. Это одна сторона.
Вторая – процессы, компетенции, деловые процессы службы. Здесь другого пути, кроме как развивать цифровые технологии, мы не видим. Давайте так, 26 миллионов из 102 миллионов – это штрафы ГИБДД. Наверное, этот процесс можно автоматизировать. Он уже автоматизирован до максимума, но, наверное, надо его автоматизировать и перевести (как суды – в упрощенное судопроизводство) в упрощенный порядок исполнительного производства, добиться того, чтобы граждане и юридические лица, их представители не отвлекали судебных приставов от работы.
Как это сделать? Вот я только что говорил. Личный кабинет стороны на ЕПГУ. С 1 сентября даже юридические лица могут им пользоваться и будут видеть всю информацию в рамках исполнительного производства. Этот кабинет полностью синхронизирован с нашей автоматизированной информационной системой, нашим сердцем, нашим ядром. Это тоже снимет дополнительную нагрузку. Естественно, останется время для исполнения классических судебных решений. В перспективе мы хотим изъять исполнение всех судебных штрафов и всех решений, которые приходят в электронном виде, на уровень центрального аппарата, потому что эта работа больше в автоматическом режиме происходит, но это с долгами до 3 тыс. рублей. Масса задач есть, масса идей есть. Большинство из них уже законодательно оформлены, некоторые оформляются.
Ну и как (извините за сленг) вишенка на торте – это реестровая модель принудительного исполнения. Это новый термин, который полностью устраняет оборот судебных решений и иных решений в стране. Все работают с единым реестром, там скажем, долговым реестром, куда подгружаются все решения по взысканию долгов, и их исполняют как банки, так и работодатели, а если у них не получается – служба судебных приставов. Посмотрим, как это будет работать, но этот проект тоже утвержден и деньги под него выделены. Мы работаем в этом направлении. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Васильевич.
Ирина Валерьевна Рукавишникова. Пожалуйста.
И.В. Рукавишникова. Спасибо большое, Валентина Ивановна.
Уважаемый Дмитрий Васильевич, в продолжение Вашего ответа на предыдущий вопрос. Вы большое внимание уделяете цифровизации и в работе службы, и в докладе сегодня большое внимание этому уделили, но не осветили вопрос о защите персональных данных. Ваша служба действительно аккумулирует огромное количество персональных данных о человеке. Довольны ли Вы сегодняшним уровнем защиты и есть ли проблемы в этой сфере? Спасибо.
Д.В. Аристов. Спасибо большое за вопрос.
Действительно, нигде об этом публично не говорится, но наша автоматизированная информационная система входит в разряд крупнейших автоматизированных информационных систем страны. Действительно, у нас аккумулируется полный комплекс персональных данных в отношении конкретных, индивидуальных, физических и юридических лиц. Естественно, мы шли по пути непременной защиты информации и эту работу организовывали именно на базе создания отечественных программных продуктов. Техническая платформа нашей службы полностью проверена и сертифицирована в части обеспечения требований безопасности Федеральной службы по техническому и экспортному контролю.
Нами создано соответствующее программное обеспечение – операционная система «ГосЛинукс», которая является отечественным программным продуктом, зарегистрирована в соответствующем реестре и имеет сертификат соответствия ФСТЭК. Естественно, создаваемая в рамках нового проекта уникальная автоматизированная информационная система, о которой я говорил в своем выступлении, поддерживает все самые новейшие форматы обеспечения безопасности персональных данных.
Кроме того, все наши коммуникации завязаны только на нашу технологическую платформу. И Центра телефонного обслуживания – по всей территории России, вся телефонная связь осуществляется исключительно на базе технологической платформы службы.
Кроме того, автоматизированная информационная система тоже по защищенным каналам связи работает. В перспективе у нас создание единого центра обработки данных, который практически (при соблюдении надлежащих условий и требований ФСТЭК) исключает утечку данных и персональной информации. Спасибо.
Председательствующий. Дмитрий Васильевич, спасибо большое. Присаживайтесь, пожалуйста.
Коллеги, я думаю, вы со мной согласитесь, что очень приятно слышать руководителя, который абсолютно в материале, до деталей владеет всеми вопросами, находящимися в его компетенции. Четкие, конкретные ответы. Не вообще ответы, с чем мы иногда сталкиваемся, – четкие, конкретные ответы на любой вопрос, и очень не формальный подход к делу.
На самом деле, Дмитрий Васильевич, хочу Вас поблагодарить. Так, может быть, неправильно будет сказать, но я все-таки скажу, что мы очень приятно удивлены вот таким профессиональным уровнем Вашего доклада и системной работы, которую Вы организовали. При всех проблемах, при недостатках очень важно, что Вы не лакируете и не пытаетесь выглядеть лучше, Вы выглядите так, как есть на самом деле, – что сделано, какие есть проблемы и какие вы видите пути решения. Это правильный подход руководителя любого уровня. На самом деле произвели хорошее впечатление и Ваш доклад, и очень профессиональные и четкие ответы на вопросы. Спасибо Вам большое.
Коллеги, переходим к выступлениям. Я предоставляю слово Татьяне Викторовне Блиновой, аудитору Счетной палаты Российской Федерации.
Пожалуйста, Татьяна Викторовна, Вам слово.
Т.В. Блинова. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые сенаторы! Безусловно, важнейшим полномочием Федеральной службы судебных приставов является организация принудительного исполнения судебных актов. И анализ результатов деятельности службы свидетельствует действительно об имеющемся дисбалансе исполнения решений в зависимости от категории дел (Дмитрий Васильевич действительно об этом достаточно подробно говорил). Но тем не менее в принудительном порядке исполняется только каждое 10-е судебное решение. Это оказывает негативное влияние и на уровень защиты прав, свобод и законных интересов тех, в чью пользу принят судебный акт, а также снижает доверие к судебной системе в целом.
Малоэффективным пока является и принудительное исполнение по тем исполнительным производствам, которые связаны с погашением кредитной задолженности, возмещением ущерба от преступлений. Здесь только каждое 11-е решение исполняется.
Здесь достаточно много говорилось о той проблеме, которая связана с поступлением алиментных платежей, и это вызывает в том числе и нашу обеспокоенность. Фактически исполнено только 4 процента от общего количества исполнительных производств по алиментам. Это крайне низкий уровень. При этом, по данным Росстата, каждый пятый ребенок в возрасте до 16 лет, в отношении которого имеется задолженность по выплатам алиментов, назначенных по решению суда, не получает денежные средства. Это почти 1,5 миллиона детей. В условиях нового коронавируса это, безусловно, вызывает особую обеспокоенность, в том числе именно из-за рисков снижения уровня обеспеченности этих детей, в том числе в связи с утратой работы в ряде случаев.
Следует отметить, что фактически производства по взысканию алиментных платежей в объеме 17 тысяч производств исполнены в связи с применением меры по временному ограничению на выезд из Российской Федерации в 2019 году. В текущем году существуют значительные риски снижения эффективности этой меры с учетом закрытия границ России. Поэтому служба, наверное, тоже должна обратить на это внимание. При этом коллеги-сенаторы упоминали о том, что необходимы новые меры, новые инструменты, для того чтобы повысить уровень взыскания и исполнения соответствующих производств.
Мы считаем, что действительно такие меры должны разрабатываться и приниматься. Они могут носить и ограничительный характер, и в том числе быть мерами по временному ограничению пользования специальным правом. Это не обязательно уголовная ответственность.
Безусловно, здесь нужна помощь законодателей, с тем чтобы разработать и принять соответствующие законодательные акты.
При этом хотелось бы обратить внимание на то, что одним из способов повышения эффективности деятельности федеральной службы является радикальная модернизация процесса исполнительного производства, его автоматизация и цифровизация. В рамках федерального проекта «Цифровое государственное управление» национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» службой в 2019 году были предусмотрены реализация 15 мероприятий и бюджетные ассигнования в сумме свыше 317 млн рублей. Из предусмотренных мероприятий реализовано в 2019 году только восемь. Бюджетные средства остались неосвоенными. Мне кажется, это существенно сдерживает потенциал возможностей службы, с одной стороны, а с другой стороны – безусловно, несоблюдение сроков реализации этих мероприятий является сдерживающим фактором и увеличивает, по сути говоря, риски несвоевременного исполнения тех исполнительных производств, которые находятся в службе.
Не могу не остановиться еще на одном аспекте. В рамках реализации бюджетных полномочий служба является администратором доходов. Общая сумма не поступивших в бюджет доходов составляет 290 млрд рублей, оканчивается фактическим исполнением только треть таких исполнительных производств.
Следствием низкого уровня взыскания по исполнительным производствам является ежегодное увеличение дебиторской задолженности по доходам федерального бюджета, которые администрирует Федеральная служба судебных приставов. За 2017–2019 годы дебиторская задолженность по доходам выросла почти в три раза, при этом изменения законодательства позволяют начиная с 2019 года уменьшить дебиторскую задолженность не путем взыскания, а путем списания на забалансовый счет. Почти четверть соответствующей задолженности была списана в 2019 году.
При этом мы понимаем, что есть потенциал, есть возможности (сейчас они созданы) для повышения эффективности деятельности службы, однако изменение статуса службы не нашло своего отражения в государственной программе «Юстиция», что должно быть соответственно сделано, и эти изменения следует внести. Благодарю за внимание.
Председательствующий. Спасибо большое, Татьяна Викторовна.
Продолжаем обсуждение.
Олег Владимирович Цепкин, пожалуйста.
О.В. Цепкин. Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемый Дмитрий Васильевич! Очевидно, что эффективность исполнения судебных решений во многом зависит и от взаимодействия мировых судей с территориальными отделами судебных приставов. Здесь есть несколько проблем, хотел бы их озвучить.
Во-первых, отсутствие у мировых судей сведений о вынесении судебными приставами-исполнителями постановлений о возбуждении и об окончании исполнительного производства.
Во-вторых, отсутствие контроля по уплате штрафа в добровольном порядке по делам об административных правонарушениях в Государственной информационной системе о государственных и муниципальных платежах приводит к повторному взысканию ранее уплаченного штрафа.
И, третье, особую актуальность имеет проблема обеспечения безопасности мировых судей и охраны помещений судебных участков. В случае отсутствия судебного пристава по уважительным причинам (отпуск, болезнь и так далее) либо временного отсутствия мирового судьи по тем же уважительным причинам помещения, в которых расположен судебный участок, судебным приставом не обеспечиваются. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Егор Афанасьевич Борисов, пожалуйста.
Е.А. Борисов. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги! Мы сегодня вели разговор о деятельности службы судебных приставов в основном в интересах государства и физических лиц. И с этой задачей в принципе эта служба справляется.
Но есть другое направление, по которому сегодня могут возникнуть большие проблемы. Прежде всего речь идет о суммах, подлежащих взысканию с юридических лиц. Каждый год (последние годы) эта сумма составляет по стране более 10 трлн рублей. Значит, с этих сумм, если они не взыскиваются, не уплачиваются налоги, не платится зарплата, появляются определенные сложности с платежной дисциплиной. Это может обостриться еще в условиях кризиса.
Поэтому я просил бы сегодня... Это, может быть, не касается непосредственно службы судебных приставов, но я бы предложил сегодня в постановление нашего заседания включить один пункт, о том, чтобы обратить внимание на это направление. Потому что нам совершенствовать надо службы, которые работают в этом плане, имеется в виду и коллекторские, и другие, и в том числе даже судебные приставы, чтобы в этом направлении работа была усилена. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Егор Афанасьевич. Благодарю Вас.
Слово предоставляется Андрею Александровичу Клишасу, председателю Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству.
Пожалуйста.
А.А. Клишас. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги, уважаемый Дмитрий Васильевич! Первое, что я хотел бы сказать. Конечно же, уважаемые сенаторы, у службы очень тяжелая миссия, потому что и с одной стороны, и с другой стороны очень часто стоят права граждан, и это очень чувствительно. И зачастую, принимая решения, которые, может быть, кажутся нам простыми (а это достаточно жесткие могут быть решения), приходится 10 раз подумать, прежде чем принимать в том числе и изменение в законодательство. Но мне кажется, что мы с вами действительно приняли очень верное решение – служба переводится на военные рельсы. Понятны все сложности, которые в связи с этим возникают. Поскольку все это пришлось на период эпидемии, это накладывает свои отпечатки и на кадровую обеспеченность работы службы, и на многие другие вопросы.
Но все-таки обсуждение сегодня, Валентина Ивановна, мне кажется, – отличительная особенность, и на заседании комитета это было так. Мы совместно с комитетом по бюджету готовили это обсуждение. Это именно очень такой конструктивный подход руководителя службы и его коллег к обсуждению всех тех реальных проблемных вопросов, которые в работе службы, безусловно, есть.
Я повторяю, здесь, наверное, мы не добьемся того, чтобы все абсолютно были довольны. Ну, вы понимаете, один гражданин пытается взыскать с другого, будь то алименты, какие-то иные платежи. Всегда будет человек, который будет полагать, что его права либо нарушены, либо защищены недостаточно.
И здесь, конечно, это взаимодействие с судебной системой, понимание, насколько обосновано решение (да, Татьяна Викторовна?) с точки зрения… Законность мы не ставим под сомнение. Но обоснованность, особенно в части объема денег, который взыскивают, – это всё, безусловно, вопросы актуальные. Но подход, который служба демонстрирует, и взаимодействие с комитетом мне импонируют. Мне кажется, что идет очень конструктивная работа.
Итак, уважаемые коллеги, проект постановления об осуществлении Федеральной службой судебных приставов отдельных полномочий подготовлен нашим комитетом с учетом тех предложений, которые уже поступали.
Еще раз хочу поблагодарить комитет по бюджету, который внес существенный вклад в подготовку проекта этого постановления. Представители комитета по бюджету участвовали в заседании комитета.
Я благодарю также и Счетную палату. Татьяна Викторовна принимала активное участие, и мы договорились, что и те критические замечания, действительно справедливые, которые есть у Счетной палаты, также найдут отражение в постановлении, которое мы будем дорабатывать.
Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги, мы предлагаем принять проект постановления за основу. Готовы, коллеги, к вашим замечаниям, отзывам, дополнениям и будем предлагать на следующем заседании принять его уже в целом. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Андрей Александрович.
Коллеги, нет вопросов к Андрею Александровичу? Нет.
Я бы хотела тоже несколько слов сказать. Действительно, на службу возложены важнейшие, серьезнейшие задачи правового, экономического, социального характера. Объем работы каждый год растет. Вот только за последнее время на одного пристава в 16 раз увеличилась нагрузка. И поэтому, коллеги, мы и «правительственные часы» проводим – для того чтобы не просто отметить, поругать или… Прежде всего, важно услышать о реальных проблемах и понять, как их совместно, с участием в том числе Федерального Собрания, решать.
Объективности ради хочу сказать, что с приходом нового руководителя за эти три года очень многое изменилось в позитивную сторону в работе службы.
Во-первых, принят закон, о котором мы сегодня говорили, и он очень важен был для службы судебных приставов.
Второе. Благодаря указаниям президента, поддержке правительства, нашей непосредственной поддержке улучшилось материальное состояние, уровень заработной платы судебных приставов.
Татьяна Викторовна, конечно, можно говорить, сколько процентов, сколько… Ну, извините меня, когда судебный пристав получал 12 тыс. рублей и недокомплект, огромная текучесть кадров, хоть какие бы мы цифры называли, но обеспечить эффективную работу невозможно. И я считаю, что служба судебных приставов с учетом важности задач, которые она решает, требует постоянной, системной поддержки государства, законодательного обеспечения.
И прошу профильные комитеты обратить внимание на те проекты законов, которые внесены, которые находятся на рассмотрении в Федеральном Собрании. Пожалуйста, окажите содействие, чтобы они скорейшим образом были приняты и помогали дальше в работе судебных приставов.
Ситуация объективна, вы слышали цифры, – миллионы, миллиарды. Это колоссальный труд всей команды судебных приставов, это результат. Есть и над чем работать, конечно же. Конечно, и об этом открыто Дмитрий Васильевич говорил, понимая проблемы и предлагая пути решения. Давайте вместе думать, как помочь, как улучшить, чтобы граждане были удовлетворены, чтобы законность на территории Российской Федерации была обеспечена.
Хочется пожелать, Дмитрий Васильевич, Вам дальнейших успехов. Мы рядом, мы готовы к дальнейшему сотрудничеству.
Вопрос, который отдельно поднимали сенаторы, – это алименты. Коллеги, это действительно очень чувствительная тема для многих семей, где один из родителей не исполняет свои родительские обязанности, а другой – или мама (чаще), или иногда папа – остается один на один, без достаточных средств для содержания, образования, воспитания ребенка. Но есть объективные обстоятельства, о которых он говорил, когда выше головы не прыгнешь. Тем не менее, наверное, надо в плане законодательства посмотреть, как тогда заставить эти 180 тысяч (если я не ошибаюсь) недобросовестных родителей работать, чтобы они зарабатывали и все-таки содержали своих детей, как повысить их ответственность, что в этом смысле можно еще дополнительно сделать.
И здесь и нам есть над чем работать и думать, и, конечно, службе судебных приставов. Хотя собираемость улучшилась, общий долг по неуплате алиментов – 156 миллиардов. Это много, это очень много. Это те деньги, которые недополучили реальные семьи. А учитывая, что в Конституции главный приоритет – дети, семья, мы должны дополнительные меры теперь не только декларировать –принять дополнительные меры по защите семей.
Есть предложение по алиментному фонду (и как бы все его поддерживают), но в то же время это требует дополнительного обсуждения.
Давайте мы поручим Комитету по социальной политике, комитету по образованию, комитету по конституционному законодательству осенью провести несколько совместных заседаний комитетов, слушаний с участием и привлечением экспертов, правительства. Давайте найдем формат. Я вообще противница создания каких-либо фондов, потому что, к сожалению, через какое-то время они превращаются в «воровайки». Но у нас есть Фонд социального страхования – государственный, подконтрольный, – можно было бы в рамках этого фонда создать отдельную структуру, которая бы отвечала за выплату алиментов, сохраняя ответственность родителей и обязательность взыскания и возврата в этот фонд средств. И здесь не только формирование доходной части, а здесь справедливое и правильное функционирование этого инструмента.
Поэтому давайте дадим такое поручение – к 1 ноября доложить Совету Федерации о предложениях в части того, какой это будет механизм, какой это будет инструмент, с тем чтобы семья была защищена, и в то же время недобросовестные родители не уходили от своей ответственности, и вместе с тем какой-то определенный размер алиментов один родитель получал на содержание детей. Давайте вместе поработаем.
Мы встречались отдельно с Дмитрием Васильевичем, у него есть целый ряд идей, предложений, и у вас есть. Коллеги, давайте их пообсуждаем, выберем наиболее оптимальную модель. Принципиально никто не возражает, есть поручение президента (оно пока не исполнено) – давайте до конца года определимся с этой темой. Поймем, возможно ли это, в каком формате, – примем решение. Нет – ищем другие подходы. Но дополнительная защита семей в этой части должна быть обязательно.
Дмитрий Васильевич говорил о микрофинансовых организациях и кредитных организациях. Хотя и законы приняли, и сейчас закон по финансовым пирамидам (Госдума, я надеюсь, ускорит) с нашим участием, но в итоге многовекторности контроля ослабевает контроль. Сегодня это полномочие Центробанка, но при всем понимании больших, важных задач, может быть, не всегда руки доходят. Спрашивать с судебных приставов ответственность… Давайте тоже посмотрим.
Прошу Комитет по бюджету и финансовым рынкам, комитет по конституционному законодательству, другие посмотреть, как урегулировать, и, может быть, эти полномочия тоже передать судебным приставам и строго спрашивать за решение этой проблемы, которая волнует наших граждан.
Коллеги, предложено проект постановления принять за основу, доработать с учетом обсуждения, с тем чтобы до конца сессии, то есть 24-го числа, мы могли принять его в окончательном виде.
Дмитрий Васильевич, прошу также активно подключиться к доработке постановления. Еще раз спасибо Вам, Вашей команде за работу, за такое позитивное движение вперед, хотя проблем (Вы сами о них сказали), над которыми надо работать, еще очень много. Давайте вместе будем работать. Пока присаживайтесь.
Коллеги, кто за то, чтобы принять проект постановления Совета Федерации «Об осуществлении Федеральной службой судебных приставов отдельных полномочий» (документ № 316) за основу? Прошу голосовать. Идет голосование.
Результаты голосования (12 час. 04 мин. 28 сек.)
За 153 чел. 90,0%
Против 0 чел. 0,0%
Воздержалось 0 чел. 0,0%
Голосовало 153 чел.
Не голосовало 17 чел.
Решение: принято
Решение принято.
Еще раз благодарю Вас, всех, кто участвовал в «правительственном часе». Успехов! Всего доброго!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments