leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Принят в первом чтении законопроект о дистанционной, временной удаленной и комбинированной работе

Принят в первом чтении законопроект о дистанционной, временной удаленной и комбинированной работе без требования электронной цифровой подписи. Вводится понятие о неприкосновенности рабочего времени сверхурочная работа оплачивается по 157 статье Рабочая неделя не больше 40 часов Работник и работодатель должны оговорить время выхода на связь Сколько сидел за компьютером установить невозможно Требование указывать рабочее место чрезмерно, может выходить на связь от подруги – Ярослав Нилов Пандемия запустила эволюционный процесс и потребовались изменения в трудовое законодательство А кто должен оплачивать доступ в Интернет к базам данных электроэнергию? Срок оправок 60 дней Создать рабочую группу – Олег Шеин По обычным каналам связи письма не доходят
57. 973264-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ в части регулирования дистанционной и удаленной работы»
Документ внесли 16.06.20 Депутаты ГД В.В.Володин, С.И.Неверов, А.К.Исаев, М.В.Тарасенко (ЕР); Сенаторы РФ В.И.Матвиенко, А.А.Турчак, А.А.Клишас, И.Ю.Святенко.
Представил депутат Андрей Исаев.
Председатель комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов.
Законопроектом предлагается:
1) В части общих положений о дистанционной работе:
- предусмотреть, что в случаях, если в соответствии ТК РФ работник вправе или обязан обратиться к работодателю с заявлением, предоставить работодателю объяснения либо другую информацию, дистанционный работник может сделать это не только в форме электронного документа, но и в иной форме, предусмотренной договором о дистанционной работе;
- установить, что запрошенные дистанционным работником у работодателя заверенные копии документов, связанных с работой, направляются ему работодателем только на бумажном носителе (в настоящее время – по почте заказным письмом с уведомлением или, если это указано в заявлении дистанционного работника, в форме электронного документа) не позднее 5-ти рабочих дней (в настоящее время – не позднее 3-х рабочих дней) со дня подачи дистанционным работником заявления;
- установить, что если ТК РФ предусмотрено взаимодействие дистанционного работника или лица, поступающего на дистанционную работу, и работодателя путём обмена электронными документами, то можно использовать любые способы, позволяющие достоверно определить лицо, отправившее сообщение, и указанные в локальных нормативных актах, принимаемых с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, или трудовом договоре о дистанционной работе (в настоящее время предусмотрена необходимость использования усиленных квалифицированных электронных подписей указанных лиц);
- установить, что трудовые отношения между работодателем и надомником по соглашению сторон трудового договора могут регулироваться на основании положений главы 491 ТК РФ «Особенности регулирования труда дистанционных работников»;
2) В части особенностей заключения и расторжения трудового договора о дистанционной работе:
- исключить обязанность работодателя направлять дистанционному работнику по почте заказным письмом с уведомлением оформленный на бумажном носителе экземпляр трудового договора, если трудовой договор ранее был заключен работником и работодателем путем обмена электронными документами. Работодатель обязан будет сделать это только после получения соответствующего обращения дистанционного работника – не позднее 5-ти рабочих дней со дня получения такого обращения;
- предусмотреть возможность не указывать в трудовом договоре о дистанционной работе условие о рабочем месте;
- исключить положение о том, что по соглашению сторон трудового договора о дистанционной работе сведения о дистанционной работе могут не вноситься в трудовую книжку дистанционного работника, а при заключении трудового договора впервые трудовая книжка дистанционному работнику может не оформляться;
- уточнить, что расторжение трудового договора о дистанционной работе по инициативе работодателя производится по основаниям, предусмотренным ТК РФ, а не по основаниям, предусмотренным трудовым договором, как это предусмотрено сейчас;
3) В части особенностей режима рабочего времени и времени отдыха дистанционного работника:
- предусмотреть, что работник и работодатель устанавливают порядок взаимодействия, предусматривающий конкретное время выполнения дистанционным работником трудовой функции в пределах рабочего времени, установленного трудовым договором о дистанционной работе;
- порядок взаимодействия устанавливается локальным нормативным актом, принятым с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, трудовым договором о дистанционной работе;
- в порядке взаимодействия может быть предусмотрена обязанность дистанционного работника отвечать на звонки, электронные письма и запросы работодателя, сделанные в иной форме, а также срок, в течение которого дистанционный работник обязан реагировать на запросы работодателя, связанные с выполнением трудовой функции. Работник не обязан отвечать на запросы работодателя, сделанные в любой форме, вне времени, установленного порядком взаимодействия;
- в случае производственной необходимости работодатель может с согласия работника привлечь его к выполнению трудовой функции вне времени, установленного порядком взаимодействия, с оплатой данной работы в порядке, установленном для оплаты сверхурочной работы;
- установить, что взаимодействие работодателя с дистанционным работником в период времени отдыха дистанционного работника, без его предварительного письменного согласия допускается только в исключительных случаях (для предотвращения катастрофы, аварии, для проведения неотложных работ в условиях чрезвычайных обстоятельств и т.д.), при этом время такого взаимодействия включается в рабочее время и оплачивается дистанционному работнику в порядке, установленном для оплаты сверхурочной работы;
4) В части регламентации нового режима работы – временной дистанционной (удаленной) работы:
- ввести понятие «временная дистанционная (удаленная) работа» – режим работы, предусматривающий временное выполнение трудовой функции работника, работающего на основании трудового договора, вне стационарного рабочего места, находящегося под контролем работодателя), предусмотрев, что указанный режим устанавливается трудовым договором или дополнительным соглашением к нему, в которых устанавливается порядок временной дистанционной (удаленной) работы, предусматривающий: график временной дистанционной (удаленной) работы; способы обмена информацией между работниками о производственных заданиях и их выполнении; возможность использования ресурсов организации по месту осуществления работником режима временной дистанционной (удаленной) работы;
- предусмотреть, что заработная плата при временной дистанционной (удаленной) работе выплачивается в полном размере при сохранении объема работы, обусловленной трудовым договором;
- предусмотреть возможность упрощенного порядка введения режима временной дистанционной (удаленной) работы в случаях возникновения катастрофы природного или техногенного характера, производственной аварии, несчастного случая на производстве, пожара, наводнения, землетрясения, эпидемии, эпизоотии и любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части. Упрощенный порядок введения режима временной дистанционной (удаленной) работы должен предусматривать издание локального нормативного акта с установлением списков работников, переводимых с их согласия на временную дистанционную (удаленную) работу, а также порядок организации режима временной дистанционной (удаленной) работы;
- в приоритетном порядке на временную удаленную работу в упрощенном порядке переводятся (при наличии соответствующих технических и организационных возможностей): беременные женщины; работники, имеющие детей в возрасте до 14 лет; инвалиды; пенсионеры по возрасту; работники, осуществляющие уход за инвалидами или длительно болеющими членами семьи, которые по состоянию здоровья нуждаются в уходе; другие категории работников, предусмотренные коллективным договором, локальным нормативным актом, трудовым договором;
5) В части регламентации нового режима работы – комбинированной дистанционной (удаленной) работы:
– ввести понятие «комбинированная дистанционная (удаленная) работа» – режим работы, включающий работу на стационарном рабочем месте и дистанционную (удаленную) работу;
- предусмотреть, что установление комбинированного режима работы осуществляется в порядке, установленном ТК РФ для установления временной дистанционной (удаленной) работы;
- закрепить, что особенности организации и охраны труда, режима рабочего времени и времени отдыха, установленные главой 491 ТК РФ «Особенности регулирования труда дистанционных работников», не распространяются на период выполнения работы на стационарном рабочем месте.
Первое чтение 356 0 1 16:06

Стенограмма обсуждения
Переходим к рассмотрению законопроекта в первом чтении.
Пункт 57. Проект федерального закона «О внесении | изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части регулирования дистанционной и удалённой работы». Доклад Андрея Константиновича Исаева, пожалуйста.
Исаев А. К. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!
Рассматриваемый законопроект является чрезвычайно актуальным. Особую актуальность внесла ситуация, связанная с пандемией коронавируса, когда, по различным оценкам, до 6 миллионов человек внезапно для себя оказались в режиме удалённой работы. Тем не менее подспудно этот законопроект зрел давно. Напомню, что ещё в прошлом году, выступая на Генеральной конференции труда, председатель нашей партии Дмитрий Анатольевич Медведев сказал о том, что нам предстоит существенно менять трудовое законодательство в связи с изменением на рынке труда.
Данный законопроект был подготовлен при активном участии социальных партнёров: профсоюзов, работодателей, Министерства труда, руководители которых присутствуют сегодня на нашем пленарном заседании.
Основной целью данного законопроекта является защита прав работников, работающих удалённо. Для этого впервые мы вводим такие три дефиниции в трудовое законодательство – это дистанционная работа тех, кто на постоянной основе работает дистанционно, это временная удалённая работа, когда человек в силу объективных причин пришёл работать на стационарную работу, но переводится на удалённую.
Это комбинированная работа, которая включает в себя, как элементы удалённой, так и стационарной работы. Мы устраняем излишние бюрократические проволочки, которые мешают налаживанию дистанционной работы. Мы разрешаем использовать практически во всех случаях электронный документооборот и убираем требование обязательной электронной цифровой подписи. Мы защищаем работников от необоснованных притеснений, в частности, существовала норма, которая давала право дистанционных работников увольнять по основаниям, изложенным в трудовом договоре. Мы посмотрели, какие там излагаются основания. Например, исчерпание контракта. Мы считаем, что в данном случае работник должен увольняться по инициативе работодателя на общих основаниях.
Мы впервые вводим в российском законодательстве понятие неприкосновенности личного времени работника. И для этого устанавливается график взаимодействия работника и работодателя. В случае, если при чрезвычайных обстоятельствах работника нужно привлечь за пределами графика взаимодействия, эта работа, с нашей точки зрения, должна оплачиваться, как сверхурочная по 157 статье Трудового кодекса. Мы существенно расширяем сферу социального партнёрства. Практически все локальные трудовые акты, касающиеся удалённой работы должны приниматься с учётом мнения первичной профсоюзной организации.
Уважаемые коллеги, данный законопроект подготовлен ; к первому чтению. Но мы понимаем, что ко второму чтению он будет нуждаться в существенной доработке и приглашаем всех принять активное участие в его доработке. Просим поддержать предложенный проект закона.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад Ярослава Евгеньевича Нилова.
Нилов Я. Е., председатель Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция ЛДПР.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые депутаты!
Автор законопроекта предельно понятно раскрыл смысл предлагаемых изменений. Я хотел бы обратить внимание, что пандемия запустила эволюционный процесс. И этот эволюционный процесс, он породил необходимость корректировки трудового законодательства, потому как такая форма, как гибридная или смешанная занятость, удалённая занятость на фоне существующей в Трудовом кодексе дистанционной занятости активно применялась в нашей стране последние месяцы, в том числе это касалось Аппарата Госдумы и работы помощников депутатов Государственной Думы, Аппарата правительства, министерств, ведомств. И мы понимаем, что мы, живя в XXI веке, когда перед нами открылись новые вызовы, можем и в дальнейшем сталкиваться с различными проявлениями, которые будут стимулировать использование новых форм взаимоотношений работников и работодателей. Поэтому та практика, которая уже сейчас у нас имеется, она дает определенные основания полагать, что регулировка трудового законодательства крайне необходима, потому как уже сейчас возникли некоторые вопросы. Например, а кто должен оплачивать расходы, связанные с использованием Интернета, электроэнергии, доступа к базам данных и так далее? А если работник работает у нескольких работодателей? В этом случае? Поэтому детально, конечно, в Трудовом кодексе прописать все это невозможно, и авторы со мной согласились. Но рамочно это все обрисовать и в дальнейшем эти детали раскрывать уже в трудовом контракте или в локальном правовом акте – это уже наша перспектива трудовых отношений.
Поэтому комитет рассмотрел, заслушав позицию социальных партнеров, поддержал данные предложения концептуально. При этом мы предлагаем направить в рассылку, так как это предмет совместного ведения, не на 30 дней, а на 60 дней. Было принято решение рекомендовать палате, голосуя за постановление, проголосовать еще и за создание раоочеи группы, для того чтобы все те замечания и опасения, которые были высказаны в ходе подготовки данного законопроекта, были устранены.
Вот с таким решением комитета я обращаюсь к вам. Прошу поддержать в первом чтении. Прошу поддержать предложение о создании рабочей группы. И прошу установить срок внесения поправок 60 дней. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Уважаемые коллеги, у нас на заседание, специально на рассмотрение этого вопросы приглашены: председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Викторович Шмаков и президент РСПП Александр Николаевич Шохин. Поэтому если есть желание, можно высказаться. И когда вопросы депутаты будут задавать, можно тоже адресовать вопросы нашим коллегам или представителю правительства, статс-секретарю – заместителю Министра труда и социальной защиты Андрею Николаевичу Пудову, он тоже здесь присутствует.
Есть желание, Александр Николаевич? Пожалуйста.
Шохин А. Н., президент Российского союза промышленников и предпринимателей.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые депутаты!
Я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы фактически в последние дни работы весенней сессии рассматриваете этот важный законопроект.
Мы плотно над ним работали вместе с инициаторами, спасибо Андрею Константиновичу Исаеву, не только рабочая группа из депутатов и сенаторов, но и социальные партнеры, работодатели и профсоюзы активно участвовали в проработке этого законопроекта, «ЕДИНАЯ РОССИЯ» собирала несколько совещаний под руководством председателя партии.
Безусловно мы, поддерживая этот законопроект, хотели бы поработать вместе с сенаторами и депутатами над вторым чтением, потому что там действительно много вопросов, которые нуждаются в дополнительной проработке.
Ну, в частности нам хотелось бы, чтобы было четко определено, что комбинированная занятость, сочетающая дистанционную работу и работу на рабочем месте работодателя, была бы не временной такой схемой работы, а постоянной. Много видов деятельности, когда работодателю удобнее своих работников в режиме относительно постоянном держать и на рабочем месте и давать им возможность работать дистанционно.
Необходимо повысить... еще более продвинутые формулировки иметь по расширению полномочий трудовых коллективов и работодателей, через механизмы социального партнерства устанавливать те или иные режимы работы.
мы поддержали данный законопроект перед первым чтением в той редакции, в которой он сейчас выносится, и мы также поддерживаем создание рабочей группы, которая будет работать над тем, чтобы подготовить качественный закон ко второму чтению, для того чтобы четко прописать там все гарантии для трудящихся, которые будут работать в этих новых для нас условиях организации работы.
Поэтому мы также предлагаем в первом чтении, обращаемся к вам, что это надо принимать.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли вопросы? Включите запись на вопросы. Покажите список.
Шперов Павел Валентинович.
Шперов П. В., фракция ЛДПР.
Спасибо.
У меня вопрос докладчику.
Уважаемый Андрей Константинович, а каким образом будет производиться учет рабочего времени и применяться нормы о дисциплинарной ответственности за опоздания и прогулы, если фактически осуществлять контроль за работником не представляется возможным?
И в продолжение этого вопроса. Каким образом будет обеспечена доставка электронных сообщений работодателем работнику и как будет определяться момент, с которого сообщение направлено через цифровые каналы и юридически будет считаться доставленным? Вы же понимаете, что это ну критически важно, от этого будет зависеть как раз связь между работником и работодателем и исполнение поручений. Спасибо.
Исаев А. К. Спасибо большое.
Вопрос действительно очень важный. Мы хотим обратить внимание, что распространяются и действуют общие нормы Трудового кодекса, в соответствии с которым рабочая неделя не может превышать 40 часов, исходя из этого, в соответствии с проектом должен быть составлен, это предусматривается либо трудовым договором о дистанционной работе, либо дополнительным соглашением о временном переводе на удаленную работу, либо локальным нормативным актом, в том случае если происходит внезапный, упрощенный перевод на удаленную работу, предусматривается принятие графика взаимодействия, в котором работник и работодатель должны оговорить время выхода на связь, время, когда работник обязан отвечать на звонки и сообщения, приходящие от работодателя.
Этим же документом должно быть установлен порядок обмена электронными сообщениями, а также способ подтверждения того, что данное электронное сообщение направлено данным лицом.
Мы понимаем, что возможно это потребует более детального прописания. Есть уже предложения, в том числе и поступившие от регионов, мы будем рассматривать это ко второму чтению.
Председательствующий. Моляков Игорь Юрьевич, пожалуйста.
Моляков И. Ю., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».
У меня вопрос к руководителю российских профсоюзов.
Вот в конце 80-х годов, мы помним, что все идеи, которые потом были воплощены (к чему они привели – это другой вопрос), они обсуждались, прежде всего, в научных сообществах, в научных коллективах – это лаборатории, это институты, университеты. Теперь вот не кажется ли вам, что введение данного законопроекта просто-напросто разрушит эти интеллектуальные центры, и коллективы вот в этой важной общественной составляющей вообще исчезнут?
Вопрос следующий. Не считаете ли вы, что роль российских профсоюзов будет ослаблена, и существенно ослаблена, с принятием данного законопроекта, потому что ужас офиса сменится на ужас вот этой комнатки, где он, так сказать, будет сидеть и днём, и ночью, и человек с ума сойдёт, в конце концов?
Шмаков М. В. Насчёт сошествия с ума – это вопрос не к профсоюзам, а к медикам.
А что касается разрушения профсоюзов, то новые формы работы, новые формы организации работы, организации труда, они требуют, конечно, совершенствования и нашей работы, и мы уверены, что мы найдём свою нишу для того, чтобы люди, которые находятся на удалённой работе, были заинтересованы в коллективной защите своих интересов.
Кстати, есть, скажем, похожая занятость такая, как таксисты, они все индивидуальные работники, работают удалённо от своих компаний, которые на платформе привлекают их, ищут для них клиентов. Тем не менее они сегодня приходят и говорят, что нам нужен наш профсоюз, он такой уже создан, и, конечно, там совершенно другая работа, в этом профсоюзе, чем это было до этого в советское время.
Ну и, естественно, доработка этого проекта ко второму чтению, и недавно прошла у нас большая дискуссия о том, как в новых условиях должны действовать профсоюзы, естественно, мы в соответствии с требованиями времени будем менять свои формы работы. Председательствующий. Спасибо. Алимова Ольга Николаевна, пожалуйста. Алимова О. Н., фракция КПРФ.
У меня вопрос к докладчику, несмотря на то, что часть прозвучала уже. Андрей Константинович, законопроектом предлагаются значительные изменения в трудовые отношения, в том числе предусматривающие безбумажный документооборот, а также постоянную или комбинированную дистанционную занятость. Исходя из опыта работы, контроль со стороны работодателя будет осуществляться с помощью контрольных информационных систем, либо каким-то другим удаленным программным способом. С учетом отсутствия бумажной фиксации трудового времени возможны и потери каких-то данных, может быть, хакерская атака, какой-то технический сбой и иные.
Вопрос заключается в следующем: как всё-таки будет осуществляться контроль или проверка дистанционных трудовых отношений со стороны проверяющих органов и выполнение того объема работ, который был предусмотрен? Спасибо.
Исаев А. К. Спасибо большое, Ольга Николаевна.
Я просто хотел бы уточнить о том, что хотя законопроект предполагает в основном перевод на электронный документооборот и обмен электронными сообщениями, в том числе поручениями, ответами на это, и за работником, и за работодателем сохраняется право при необходимости требовать бумажную копию, и соответствующая сторона должна её выдать. Если работник хочет иметь бумажную копию трудового договора, он вправе её иметь. Если работодатель хочет иметь бумажную копию диплома, он вправе её потребовать, работник обязан предоставить. Таким образом, бумажный документооборот целиком не исключается, он оставляется на усмотрение сторон.
Что касается заданного вами вопроса о рабочем времени, мы считаем, что, возможно, ко второму чтению мы сейчас не разворачивали эти положения, поскольку они, вероятно, потребуют серьезную дискуссию между профсоюзами и работодателями, но тем не менее мы исходим из того, что, по-видимому, ко второму чтению мы уточним вопросы, связанные с графиком взаимодействия.
Понятно, что от работника, который работает дистанционно, осуществлять такую же проверку, находился он на рабочем месте или не находился, сколько часов, сколько конкретно часов он сидел за компьютером, невозможно. Поэтому здесь, по всей видимости, главным требованием будет исполнение поставленных задании.
Задание выполнено в срок и отправлено работодателю, значит, работа осуществлена, осуществлял ее работник в течение четырех часов или сумел сделать это гораздо быстрее, это уже будет оставаться на его усмотрение в данном случае.
В любом случае я хочу сказать, что законодательно, разумеется, все вопросы отрегулировать мы не сможем, но мы должны перечесть те вопросы, которые работник и работодатель должны будут урегулировать в трудовом договоре, дополнительном соглашении или которые должны быть урегулированы в локальном нормативном акте, который будет регламентировать эту работу и который должен быть издан с учетом мнения выборного профсоюзного органа.
Председательствующий. Осадчий Николай Иванович.
Осадчий Н. И., фракция КПРФ.
У меня вопрос к докладчику, к Андрею Константиновичу о заработной плате.
В условиях режима карантина, который многие регионы переживали и продолжают переживать, значит, многие работники либо вообще потеряли работу, либо серьезно потеряли в заработной плате.
Вот данным законопроектом решается ли как-то вопрос о гарантиях сохранения заработной платы, в случае если режим работы изменяется с обычного на удаленно-дистанционный в силу каких-то обстоятельств?
Спасибо.
Исаев А. К. Спасибо большое, Николай Иванович. Действительно, крайне важный вопрос. Поэтому в законопроекте у нас есть прямая запись о том, что если работник переводится временно на удаленную работу, но его трудовая функция и объем работы остаются неизменными, заработная плата сохраняется.
Кроме этого, есть еще один важный материальный вопрос – это вопрос: кто, что называется, платит за музыку? Потому что когда работник работает в офисе, то Интернет в этом случае, электроэнергия, оборудование предоставляются работодателем. Если работник ушел домой, что тогда? Вот мы договорились следующим образом. Если человек идет на дистанционную работу заведомо, то это на усмотрение сторон, стороны сами решают, оговаривать это как-то отдельно в трудовом договоре или нет, потому что человек заранее знает, что он идет на дистанционную работу. Если работник пришел в офис, а потом переводится временно на дистанционную работу, то тогда стороны обязаны указать ответы на эти вопросы: кто за это платит, кто предоставляет оборудование?
Мы решили пойти по этому пути. Мы считаем, что предложенные меры, они как раз направлены на защиту в том числе и заработка, который получает работник.
Председательствующий. Шеин Олег Васильевич. Шеин О. В., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ». Андрей Константинович, несколько вопросов, но как бы достаточно лаконично.
Первый. В чём причины диссонанса между терминологией, применяемой в законопроекте, и нормами Трудового кодекса, как то, например: «оплата времени взаимодействия» вместо «оплата труда», разницу вы понимаете -повремёнка, сдельщина, да, здесь есть нюансы, второе, «режим работы» вместо обычного режима рабочего времени и так далее? То есть мы Трудовой кодекс меняем под этот закон или мы будем его всё-таки корректировать под лексику Трудового кодекса?
Второй вопрос. Не находите ли вы, что куда более глобальной проблемой стала проблема неофициальной занятости, которая требует крайне пристального внимания и которая была обнажена ситуацией с пандемией, когда 60 процентов всех вставших на биржу труда оказывались в условиях минимального размера пособий по безработице, поскольку у них не было до увольнения официальной работы?
Исаев А. К. Спасибо, Олег Васильевич.
Начну, пожалуй, с вашего последнего вопроса. Да, действительно такая проблема существует, и мы прекрасно понимаем, что решить только этим законом проблему того, что вы назвали неформальной занятостью, невозможно, но этим законом тоже.
На сегодняшний день у нас существует глава 49.1, которую мы приняли с вами в 2013 году из добрых побуждений для того, чтобы ввести в законное русло трудовые отношения дистанционных работников. Из 67 миллионов занятых в Российской Федерации на сегодняшний день по этой главе работает 65 тысяч человек. Это значит, в нынешнем виде глава не вполне эффективна.
Мы считаем, что, создав... убрав препятствия определённые и создав условия для легализации дистанционных трудовых отношений, мы во многом будем бороться с неформальной занятостью.
Что касается вашего замечания по терминологии. Я его принимаю, оно вполне справедливо. Нам в ходе предварительного обсуждения перед первым чтением не удалось договориться по всем терминам. Вы видите, например, у нас употреблён термин «дистанционная (удалённая) работа», нам не удалось эти понятия развести, точно так же, как «режим рабочего времени», «режим работы». Я думаю, что над терминами нам предстоит активно поработать ко второму чтению, приглашаем вас к этому присоединиться. Председательствующий. Спасибо. По ведению Боженов Сергей Андреевич. Боженов С. А., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».
Александр Дмитриевич, я прошу прощения, у меня не сработала кнопка, прошу дать мне возможность задать вопрос. Председательствующий. Задавайте, да. Боженов С. А. Спасибо, Александр Дмитриевич.
Согласно Трудовому кодексу, работодатель обязан обеспечить работника рабочим местом и необходимым оборудованием для качественного исполнения возложенных на него обязанностей.
Вот в данном случае у нас записано в проекте, вернее в пояснительной записке к проекту закона, что предусмотреть возможность не оказывать в трудовом договоре о дистанционной работе условия о рабочем месте. Мне кажется, что такое допущение может переложить некоторые обязанности работодателя на работника, вот такое опасение есть. Если Андрей Константинович пояснит, может быть, мы... и что-то здесь я не понял.
Исаев А. К. Да, Сергей Андреевич, я хотел бы дать пояснение в данном случае. Ваш вопрос как бы распадается на два.
Что у нас написано в пояснительной записке – о том, что в качестве, сегодня статья 57 Трудового кодекса требует, чтобы в трудовом договоре было указано не место работы – это юридический адрес работодателя, а рабочее место работника.
Но мы понимаем, что для дистанционного работника это требование чрезмерно, он может выходить на связь из своего дома, из дачи, находясь в гостях у подруги и так далее, и тому подобное. Требование указывать рабочее место в данном случае является чрезмерным.
С другой стороны, остаётся важной тема безопасности и охраны труда, создание условий труда на том месте, которое является рабочим. Сейчас эти вопросы в проекте не отражены. Мы договорились о том, что мы отдельно проработаем их ко второму чтению.
Понятно, что подходить с теми же меркам к охране труда дистанционных работников, что и к стационарным работникам, невозможно, поэтому предстоит серьёзная работа ко второму чтению.
Что касается устранения понятия «рабочего места» и его обязательного требования, я считаю, что это правильно и это как раз облегчит легализацию дистанционной и удалённой занятости.
Председательствующий. По ведению Лебедев Олег Александрович.
Лебедев О. А., фракция КПРФ. Я тоже не успел. Вот короткий вопрос, можно я докладчику? Председательствующий. Задавайте, да.
Лебедев О. А. Вопрос такой. Ну вот в ходе ответов на вопросы вы сказали, что у работодателей нет возможности, невозможно определить, проверить, сколько работник фактически отработал времени. Тем не менее законодательство требует от работодателя вести табель учёта рабочего времени, в котором как раз конкретно указываются часы.
Как совместить, как вот в рамках этого закона урегулировать эту ситуацию? То есть, с одной стороны, невозможно определить: 4 часа, 3 часа и так далее. А с другой стороны, такие документы, они должны, ну закон требует, чтобы работодатель их оформлял. Как это совместить?
Исаев А. К. Олег Александрович, интересный вопрос. Я думаю, что мы вполне можем отменить обязательное требование табеля.
Что касается рабочего времени, то фактически к рабочему времени приравнивается время, которое работник обязан находиться во взаимодействии с работодателем. Это время будет установлено, исходя из 40 часов в неделю, должно быть установлено трудовым договором. И если работник находится в этот период во взаимодействии с работодателем, отвечает на его запросы, выполняет поставленные им задания, то, значит, он вполне работает в течение этого времени.
Задача работодателя – так организовать труд, чтобы это время, время взаимодействия, использовалось эффективно максимально.
Председательствующий, Есть ли желающие выступить? Включите запись на выступление. Покажите список. Тарасенко Михаил Васильевич, пожалуйста.
Тарасенко М. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!
Почти 6 миллионов человек, как уже сегодня говорилось, в разгар пандемии работало не на своих традиционных рабочих местах, а удалённо в своих квартирах, на дачах, выполняя те же должностные обязанности, что и ранее. Многим подобная организация работы понравилась, и они хотели бы продолжать трудиться, используя такой вид занятости.
В Трудовом кодексе с 2013 года появилась глава о дистанционном труде. И поэтому на первом этапе формирования новой законодательной инициативы идея включения сложившейся в условиях пандемии практики именно в главу о дистанционном труде оказалась весьма привлекательной. Удалённый труд, дистанционный труд, звучат как синонимы. Но по мере изучения практики применения удалённого труда становилось ясно, что это далеко не синонимы. Дистанционный труд ориентирован, прежде всего, на самозанятых граждан, продуктом деятельности которых являются востребованные товары и услуги.
Именно поэтому они сами себе определяют режим работы и отдыха. Как правило, у них своё оборудование, программно-технические средства, средства защиты информации, которая обеспечивает выполнение трудовой функции, и которые в исключительных случаях могут быть представлены работодателем. В общем это фрилансеры, свободное копьё, вольнонаёмные.
Большое количество аналогий с трудовыми процессами, в которых мы присутствуем, связанными с удалённой занятостью, и по мере реализации мы увидели, что разница между дистанционным удалённым трудом весьма и весьма значительная. И вот именно путание этих понятий приводило к большому количеству нарушений прав наёмных работников.
Ещё раз подчёркиваю, если дистанционный работник – это, прежде всего, самозанятый работник, выполняющий свою обычную трудовую функцию вне своего традиционного рабочего места, то удалённый работник – это в первую очередь член команды, обеспечивающий текущую деятельность своей организации, своего предприятия. Это, как правило, логисты, экономисты, диспетчеры, финансисты, плановики, бухгалтеры и многие другие специалисты, все те, труд которых можно оценить через работу всего коллектива.
Именно поэтому в ходе дискуссии перед первым чтением, а такая дискуссия проводилась с участием председателя партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ»
Дмитрия Анатольевича Медведева, секретаря генсовета Андрея Анатольевича Турчака, и в ходе этой дискуссии мы пришли к выводу, что инициатива заслуживает поддержки. И фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» сама будет голосовать за и призывает все фракции проголосовать за поддержку этой инициативы в первом чтении.
Председательствующий. Спасибо.
Шеин Олег Васильевич.
У нас регламент – три минуты. Имейте в виду.
Шеин О. В. Значит, фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» поддержит данный законопроект, поскольку он действительно направлен на уточнение ряда позиций по взаимоотношениям между работниками и работодателями.
Вместе с тем хочу ещё раз подчеркнуть, что терминология законопроекта отличается от норм Трудового кодекса, то есть явно сам текст писался людьми, которые Трудовой кодекс знают не очень хорошо. В этой связи есть ряд внутренне-конфликтующих элементов.
Ну, например, статья 312.4, где говорится, что переход на дистанционную работу осуществляется по соглашению между работником и работодателем, после чего, сразу же написано о том, что это делается в рамках нормативно-правового акта, принимаемого в организации. То есть либо согласие, либо нормативный акт. Это всё-таки вещи несколько разные.
Аналогичная история связана с 312.7, где предполагаются расширенные характеры возможности перевода на дистанционную работу, С нашей точки зрения, должен быть закрытый перечень.
Кроме того, очевидно, что вопросы, связанные с заключением этих отношений, должны всё-таки оформляться более твердо. Отказ от обязательной цифровой подписи чреват тем, что на определенном отрезке времени работодатель может сказать, что письмо, отправленное через mail.ru, до него не дошло. И, кстати, на самом деле очень часто письма, направляемые через обычные почтовые электронные серверы, не доходят. Поэтому мы здесь полагаем необходимой более жесткую регламентацию.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/7913531.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments