leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Стенограмма пленарное заседание ГД 22.07.20 выступления руководителей фракций Зюганов Жириновский

Стенограмма пленарное заседание ГД 22.07.20 выступления руководителей фракций Геннадий Зюганов Владимир Жириновский
(После перерыва)
Председательствует Председатель Государственной Думы В. В. Володин
Председательствующий. Уважаемые коллеги, приступаем к работе. Нам необходимо будет зарегистрироваться, того требует наш Регламент, учитывая, что мы уходили на перерыв, коллеги. Давайте подождём.
Для информации, уважаемые коллеги, отчёт правительства полностью транслировался в прямом эфире на «Россия 24» с выступлениями руководителей политических фракций, вопросами, ответами на протяжении трёх с половиной часов.
Что? Не понял?
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Они были минимальны, для того чтобы сконцентрировать внимание на обсуждаемом вопросе, и чтобы никто не дремал, в том числе в ложах.
Коллеги, как, можем регистрироваться?
Пожалуйста, включите режим регистрации.
День на самом деле сверхнасыщенный.
Спасибо.
Глеб Яковлевич, вот смотрите, в прошлый раз вы ушли на самом ответственном моменте, когда обсуждали вопрос Крыма, сейчас некоторых депутатов не вижу, представляющих Крым, кроме Бальбека. Одну поправку не приняли. Вот сейчас Сергей Александрович Жигарев вас будет спасать. Где депутация от Крыма? Один Бальбек, и понятно.
Из зала. Светлана Борисовна ещё
Председательствующий. Светлана Борисовна. Бахарев. Его и так уже эксплуатируют.
Так, включаем режим регистрации? Покажите результаты.
Результаты регистрации (15 час. 17 мин. 24 сек.)
Присутствует 402 чел 89,3 %
Отсутствует 48 чел 10,7 %
Всего депутатов 450 чел.
Не зарегистрировано 48 чел 10,7 %
Результат: кворум есть Присутствует 402 депутата, кворум есть.
Уважаемые коллеги, приступаем к работе? Мы с вами в начале заседания говорили о том, что вторая часть пленарного заседания будет построена следующим образом: выступления руководителей фракций, затем мы с вами рассматриваем законопроекты, подготовленные к принятию в третьем чтении, и, как уже вот вам сейчас, только что озвучил, один законопроект, по которому не доработали наши депутаты. Замечание вам, потому что без этого закона в регионы можете не появляться. Все критические слова были мне высказаны. Ну конечно, а как вы думаете, только слова благодарности звучат? Что?
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Не до этого. Ну и, понятно, завершаем наше заседание. Вот такие планы.
Если нет возражений, слово предоставляется руководителю политической фракции Зюганову Геннадию Андреевичу.
Подготовиться Жириновскому Владимиру Вольфовичу.
Зюганов Г. А. Уважаемые коллеги!
У меня сложные отношения к результатам работы этой сессии. С одной стороны, в январе мы с вами начинали, разобрав все шесть главных опасностей, и под них принимали соответствующие программы. С другой стороны, если бы мы не уперлись, уже в феврале-марте был бы тяжелый кризис, в результате которого не было бы и сегодняшнего обсуждения проблем страны вместе с правительством.
Были горячие головы, в том числе администрации президента, которые хотели снести Думу, избрать всех нужных им людей, проведя две общероссийские кампании за 5 месяцев в одной и той же стране. Никто никогда таким политическим авантюризмом не занимался, кроме как приписками результатов этих голосований, там нечем было больше заниматься. Но ситуация бы сложилась на фоне того, что случилось, тогда бы все крыли, в основном, одного человека и не занимались бы реальным выводом страны из кризиса.
Поэтому надо, прежде всего, друг друга поздравить с тем, что нам хватило сообща политической воли тогда принять очень трудное и сложное решение. Все качалось. Я с президентом расстался за полночь, долго и упорно убеждал и объяснял, чем это может закончиться. Слава богу, он сам приехал и принял вполне адекватное решение.
Но у нас в течение почти 4 лет складывалась здесь атмосфера, которая позволяла высказывать, думать, а не тыкать пальцем друг в друга. Я хочу, чтобы и Председатель дорожил этой атмосферой, потому что сегодня обсуждение отчета правительства показало, что такой стиль гораздо эффективнее, нежели упрекать друг друга в том-то или ином.
На мой взгляд, наша фракция в этом плане показывает пример, мы будем продолжать реализовывать ту политику, ту программу, по которой давали обещание своим избирателям.
Но, на мой взгляд, одна из опаснейших позиций, Жириновский правильно говорит, у нас политический институт, это либеральный реванш и если вы его не чувствуете, я ними сталкивался в 80-е, 90-е и я их знаю поименно. Вся эта свора пошла в атаку и на Думу и в средствах информации, на производство и на последнюю собственность, и на коллективные народные предприятия, не сообразуясь ни с чем.
Я вот послушал в этом сезоне Кудрина. У нас до этого работали 3 человека: Кармоков, Степашин и Голикова, которые укрепляли контрольные функции. Для всех нас это принципиально важно и у вас руководитель комитета Савастьянова занимается этим профессионально.
Нам надо этим дорожить, он пришёл, нам рассказывал о бюрократических штучках и ни одной проблемы, о которой болит душа у граждан страны и у каждого из нас, и у каждой фракции.
Что касается Чубайса, слушая его интервью, оказывается, та лошадь, которую он вскармливал, сдохла, а мы должны корячиться, заметая его следы, вместо того, чтобы ему ответить за происходящее.
Но меня больше всего удивил Греф, он нас приглашал, он полез формировать учебный процесс для страны, которая всегда отличалась большим умом, классным русским, советским образованием и великими открытиями. Он никакого отношения к этому не имеет, и нечего нам навязывать то, что не имеет права навязывать. У нас есть великолепные педагоги, большие умницы, есть программа, у нас Жорес работал, у нас великолепный педагог и Мельников, и Смолин, Плетнева, давайте к ним прислушиваться.
Что касается Михалкова, мы обязаны были заступиться за ту программу «Бесогон», в которой он раскрыл невиданные преступления в ходе распродажи страны. И когда он сказал людям правду, вдруг кому-то не понравилось, и выгнали талантливого, талантливейшего человека с программы. Он сейчас ведёт её в YouTube, и я должен сказать, смотрят, наверное, гораздо больше. Но мы обязаны были возвысить свой голос.
Мы обязаны были возвысить голос в защиту лучших предприятий. А подвергаются рейдерскому захвату и совхоз Ленина, и уникальный Звенигородский, и навалились на того же самого Левченко, который единственный из губернаторов за четыре года удвоил бюджет. Мы должны защищать тех, кто эффективно работает.
Что касается президента, я считаю, был довольно полноценный диалог в течение многих лет, но в последнее время есть кто-то у него в администрации, который всё время отрезает нормальный контакт. Слава богу, президенту, если звонишь, всегда, например, мне он всегда отзванивает, и я ему благодарен. Я ему высказываю не когда ему это нравится, и он это открыто в интервью говорил. Но у президента должен быть прямой контакт с лидерами оппозиции, за которыми идут миллионы и которых слушают.
Когда тут нас били на площадях московских, мы с Лужковым сели вдвоём, выпили по рюмке и сказали:
вот мой телефон, который всегда лежит у изголовья, а вот ваш телефон. И он всегда поднимал, когда обстановка напрягалась. Когда Кашин уводил десятки тысяч людей, у нас своя охрана была 1,5 тысячи офицеров, и мы ни одной машины не перевернули и ни одного стекла не разбили. Но когда перестают разговаривать и начинают нам навязывать свои представления, из этого ничего не выйдет. Диалог должен быть полноценным, особенно когда жизнь напрягается.
Что касается партийного строительства, я предлагаю своим коллегам, Жириновский – авторитетный человек, Миронов знает, Неверов в последнее время корректно ведет и по отношению к оппозиции, давайте встретимся с президентом и обсудим, почему у него Администрация настрогала только на нашем фланге 17 партий, кому они нужны?
Сурайкина, извините за выражение, ... , отправили в замруководителя Думы в Ульяновск (аплодисменты), в эту сокровищницу нашу общую. Ну, у него там никого нет, сейчас его команда выступила, она показала материалы, вы в ужас придете. Но его без посылки туда из кабинетов Кремля не могли принять. Это касается и Палихаты, с жуликами которые навалились на наше хозяйство. Ющенко выступал, вам об этом говорил. Почему нас не слушают люди в погонах, мы им написали, 40 депутатов написали протест свой, и требуем расследовать. Ни комиссии не создано, и не расследуют ничего.
Но я бы хотел еще обратить ваше внимание на уникальный опыт, мы с вами создали этот опыт, давайте его продвигать, и он нам поможет выйти из кризиса.
Кстати, премьер нам сегодня показал пример, он сидел, слушал, он на каждый вопрос, который задавали, отвечал, Володин там ему советовал еще дополнительно, но он еще и сейчас с нами на встрече подробно разобрал целый ряд и взял стопку ваших писем и пожеланий. Так должны работать министры и премьеры. Это будет вполне достойный стиль для большой, крупной страны.
Я считаю, мы упустили большую возможность и в ходе ремонта Конституции. Если бы вы прислушались к нашим 15 поправкам, а там были и о национализации, и по прогрессивной шкале, и о детях войны, и о монополии на спиртоводочные и антиофшорные законы, и о Конституционном Собрании, Крашенинников, тут Крашенинников? У него хватило мужества, когда его Ельцин вызывал, Ельцин взывал и сказал – запретить нас. Он мне позвонил, я его не знал, он министром был. Я пришёл, он говорит: я этот приказ преступный не выполню, хотя меня накажут, его потом освободили, но он честно поступил. А тут мы ему отдали закон «О Конституционном Собрании» блестяще написанный, он отфутболил Синелыцикову. Не имеете вы права делать, вы проявите то мужество, которое в своё время проявляли.
И последнее. Пойдём сейчас на небольшой отдых, хотя выборы 13 сентября не дают, хотел, чтобы вы поразмышляли над следующим, чтобы у нас следующая программа была достойной. Только у нас за последнее время посадили 12 губернаторов. Только у нас ЖКХ выросло на 4,5 процента на фоне кризиса. Только у нас бензин, солярка подросли в цене, везде просели. Только у нас рубль потерял минус 20 процентов. Только у нас, когда посадили под домашний арест, цены на мобильники выросли на 8 процентов – в прошлом году и на 14 вырастут в этом, это последнее средство связи пожилого человека с миром. Только у нас Левченко выгнали за ударную работу и то, что он удвоил, собственно говоря, бюджет. Только у нас преследуют лучших руководителей – Грудинина, Казанкова, Сумаровоква, что они построили оазис у нас в стране. Только у нас про Украину рассказывают два года подряд, не обсуждая проблемы Белоруссии, других стран и так далее. Мы должны вместе с вами это исправить. У нас есть теперь возможность – полномочия и Думы, и правительства, и правительство открыто для серьёзного диалога.
А к председателю обращаюсь персонально. Вы многое сделали для того, чтобы Дума работала более эффективно, была организованной и дружной. Продолжите эту традицию и дальше. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Геннадий Андреевич.
Учитывая, что вы ко мне обратились дважды, хочу ответить вам. Это зависит от нас. Это на самом деле улица с двусторонним движением, от нашей самоорганизации, от нашей политической культуры зависит многое. Поэтому когда речь идёт о созидании и конструктивном диалоге, всегда поддерживал и буду поддерживать.
Пускай даже будет острый разговор, непростой, он нужен для того, чтобы мы стали от этого только сильнее и более эффективными. Но когда мы берём: одно обеляем, а другое – превращаем в негатив, так нельзя. Так был разрушен Советский Союз. Нельзя этого делать.
Поэтому здесь, извините, но если только кто-то начнёт кидать камни в страну и разрушать государственность, получит отпор. (Аплодисменты.) Вы этого не позволяете себе, но те, кто рядом с вами, такое допускают. Поэтому думаю, что меня большинство поддержит: председатель обязан это пресекать.
Вы правильно сказали о президенте, он всегда открыт к диалогу, он всегда отвечает на ваши обращения.
Я с вами не соглашусь в отношении оценки администрации, я знаю, что там также делают всё для того, чтобы этот диалог поддерживался. Знаю, как дорожат вот этими отношениями конструктивными, поэтому здесь, понятно, место для политической дискуссии и политическая дискуссия также должна быть корректной.
Поэтому когда вы в адрес Сурайкина говорите такие слова – это неправильно и неправильно ещё потому, что КПРФ самая массовая оппозиционная фракция, партия и фракция. И когда появляется на этом поле ещё одна партия, если вы считаете, что она слаба, ну зачем её тогда замечать и выносить на свой уровень? А если она сильная, ну тогда, значит эта дискуссия совершенно очевидна.
Вот также против этого выступаю, когда у нас в политике многое изменилось и президент предложил наделить полномочиями парламент совершенно, ну если хотите, не в традициях нашей новой парламентской практики, потому что никогда ещё парламент не обладал такими полномочиями. Ведь мы с вами понимаем, что это итог становления парламента – это итог в том числе развития парламентской культуры.
Поэтому мы не должны скатываться в прошлое, где, извините, был самый настоящий беспредел, и это мой ответ. Спасибо. (Аплодисменты.)
Пожалуйста, Жириновский Владимир Вольфович. Подготовиться Неверову Сергею Ивановичу.
Жириновский В. В. Мы мало внимания уделили в наших отчётах международной части, поскольку сегодня мир такой прозрачный, что где-то чихнут в Карабахе или в Киеве кого-то в заложники возьмут, или ещё где-то, в Америке бунтуют негры, отдаётся. Вот раз у нас отчёт по работе, то я обязан просто сказать о работе немножко нашего Комитета по международным делам, ибо, несмотря на | пандемию, его активность никак не уменьшилась. И делегации выезжали-приезжали, и организована была доставка лекарств и в Сербию, в Ирак, ну по всему миру. Это же нужно организовать, проплатить самолёты. С какой стати кто-то полетит, повезёт? Направить наши обращения в Организацию Объеденных Наций, выйти там на чиновников, потребовать снять все санкции в связи с пандемией – это тоже шаг вперёд, это работа комитета, его председателя Леонида Эдуардовича Слуцкого. То есть, есть брать с кого пример и остальным председателям комитетов.
Вот Леонид Иванович, он хорошо работает, старается, но болезнь подкосила его. И сейчас мы не знаем, здоров ли он до конца, а он среди нас находится. Ведь десятки людей заболели в Думе, и депутаты, и Аппарат, при том, что у нас столько мер принято, чтобы остановить, но мы же не смогли остановить даже здесь. Поэтому здесь вот я бы хотел, чтобы мы работали...
Я повторяю, и все комитеты работали хорошо. Когда мы говорим, кто-то слабо работает, – это неправильная оценка. Человек работает так, как он может. Если бы я был бы где-то в Большом театре певцом, был бы самый посредственный.
Что-то там шепелявит какой-то Жириновский... Я же не Лемешев, так сказать, не Шаляпин. Не на своем месте и всё. В спорте я бы ничего не добился. Вон Миша Дегтярев мастер спорта, а я заниматься начал фехтованием, ничего у меня не пошло.
Так и депутаты. То есть депутат, он не может выше себя прыгнуть. Он такой, какой есть. И он представляет людей таких же, скромные, тихие, которые, может быть, не особенно любят выступать, общаться с прессой. Поэтому нет слабых, плохих, хороших. Но нам выгодно, чтобы политические партии подняли выше. Вытащить из народа талантливых людей. То, что Администрация президента проводит – великолепно. Как-то вариант, Россия -страна возможностей. Но это чисто «хорошо, молодец». Как экзамен, ЕГЭ. Сдал экзамен. А он человек слабый, может быть. Он, может быть, управлять-то не сможет. У него знания есть, а вот с людьми как общаться – это на курсах этих не научить.
Поэтому всё-таки я продолжаю о главной проблеме. Если бы Геннадий Андреевич, он дал правильные оценки некоторым товарищам, я согласен, по-пролетарски, по-ленински. И Ленин говорил, что это иудушка, Троцкий, это политические проститутки, Зиновьев, Каменев.
Вот у нас Никонов выпустил, наш депутат известный, Вячеслав Алексеевич, великолепная книга про Ленина к 150-летию. Почитайте. Там тираж всего 1000 экземпляров. Если у вас нет денег, мы вам купим. Всей фракции, 43 экземпляра. Но ведь ни на одной странице нет ничего хорошего про Ленина. Со всеми ругался, со всеми. И внутри России, и за рубежом. Ну никого не похвалил ни разу. Знаете, кого похвалил? Предателя Малиновского. Все, говорит, предатели. Полиция русская подтверждает. Все. Нет, хороший Малиновский. Но потом сами же его расстреляли в 1922 году, когда он всё-таки из-за границы приехал. То есть ошибки кадровые. Уже все говорят, что во фракции большевиков в Государственной Думе предатель, фамилию называют. Все, кроме Ленина. Нет, говорит, он хороший.
Я к чему говорю, что всё-таки давайте идти к мысли о создании двухпартийной системы. Пока мы это не сделаем, мы не двинемся. Вот есть большая партия, название поменять – «Консервативная партия России» (Кремлевская партия, КНР). И все объединить остальное, Геннадий Андреевич. Вы на другую работу почетную перейдете, Сергей Михайлович Я не буду мешать.
Давайте их всех объединим, будет один ЦК, одно политбюро, и сделаем закон о выборах в Государственную Думу такой, что больше никто не сможет принять участие.
Численность партии – 200 тысяч, ни у кого не будет такой, и 200 депутатов любого уровня по стране, все. Кроме этих двух партий, никто не сможет. Как в Америке, там две партии, внизу в Штатах полно партий. И кандидаты в президенты тоже, они управляют, дают возможность быстрее принимать решения, в очередь стоят за долларами, за евро. К сожалению, за рублем в очереди не стоят. А валюта – это оценка экономики.
Поэтому, когда будет баланс, две силы... Знаете, в Польше как хорошо – 49 на 51, это прекрасный результат, прекрасный результат, у нас 10 на 90. Ну, так нельзя. Поэтому тогда решения будут более зрелые, все будут понимать, равновеликие две партии, то один кандидат идет в президенты, то другой. Срок один, не надо никаких других, один срок один президент занимает, все, 6 лет, все. Если от этой же партии победит, но другой, и не будет проблем. Как и здесь в зале. Ну, допустим, в 2021 году пусть еще «ЕДИНАЯ РОССИЯ», консерваторы, получит 250, мы, объединившись, получим 200. А в 2026-м уже мы получим 250, а вы 200, и наши кандидаты в президенты будут получать, как в Польше. Мы это сможем сами сделать. Тогда будет лучше.
Не будет Норильска. Это одно окошко смотрит на Норильск, вот у них там все рушится, все течет, загадили всю Арктику. И я уже говорил, Хабаровска не будет, и Карабаха не будет, будут другие решения. Один ум хорошо, два лучше. Это, что, наши предки зря выдумали такие пословицы? Один ум хорошо, мы не спорим. Очень хорошего много сделал царь, генеральные секретари, президенты наши все три, но два ума-то лучше. Ну, нельзя, чтобы один. Ведь они колебались, Афганистан, туда-сюда. Была бы вторая партия, не было бы Афганистана, но они колебались. Не хотел Брежнев вводить войска, не хотел Андропов, не хотел Громыко, не хотел Устинов. Ну, вот чего-то там генсек заколебался: ну, ладно, давайте.
Институт востоковедения. Опять одна партия. Примаков там был директор. Что там хотят, в Кремле? Дай обоснование, что можно вводить. И учёные пишут: да, можно вводить. Это что, учёные так должны писать? Они что, не понимают, что значит ввести войска в мусульманскую страну? Всё одна партия. Брежнев: учёные поддерживают. Так нельзя.
Мне сейчас легче говорить, потому что внук Примакова ушёл, а это неудобно при нём дедушку-то охаивать. Как и Никонов, мне иногда неудобно Молотова охаивать, хотя не за что, Вячеслав Михайлович всё делал правильно и хорошо. Единственное, с Гитлером он мог договориться, припугнуть его, остановить его, но не было, видимо, инструкций соответствующих.
Поэтому надо перейти. Мы перейдём, понимаете. Потом вы вспомните моё выступление 21 июля 2020 года. Вспомните в июле 2031 года, 2041 года. Ну так же нельзя.
Понимаете, нужен баланс. Ну без баланса... Вот врачи, консилиум. Что они собирают консилиум? Один врач самый умный, он может совершить ошибку, когда консилиум, они всё-таки придут к правильному решению. Вот, понимаете, это нужно обязательно.
Вот первым, кто сделает прививку по новой вакцине? Я. А вы боитесь, партии вот левые и все остальные. Я сказал: мне делайте, потому что другая партия, другое мышление, всё другое, всё делается быстрее, досконально продумано, а когда одна – колеблются.
Поэтому надо обязательно нам это решить. Надо, может быть, количество комитетов сократить, они дублируют друг друга. Ну что такое, Леонид Иванович, хороший депутат, и Леонид Эдуардович. Но это же одно и то же, международные дела, и они не знают, кто из них должен заниматься. Кто Украиной должен заниматься сейчас или, допустим, Турцией, или, не знаю, Молдавией? Там уже и Европа, и НАТО, и что здесь у нас, СНГ разве? Уже это международные дела. То же самое финансовых два комитета. С какой стати банки отдельно, бюджет отдельно. Это всё единая финансовая система. Что у нас отдельно строительство и ЖКХ? Это всё экономическая политика, промышленная политика. Поэтому поменьше, может быть, комитетов.
И, в конце концов, Вячеслав Викторович у нас один из лучших Председателей Госдумы, давайте ему поможем всё-таки обратиться к президенту: ну постройте вы новое здание. Не можем мы принять решение. Внизу всё прогнило. Мы ждём трещину по стенам? О, давайте. А куда мы поедем, если начнёт трескаться здание?
Ему 80 лет, там уже не бетон, там песок, он посыплется. Как Норильск получим, Норильск, там вся эта выпала нефть, а мы куда побежим? В Колонный зал? Так это всё один и тот же фундамент. Нам с вами некуда бежать. «Мир» гостиница, она уже мэрия, придется мэрию выгонять, правительство выгонять.
Построить нормальное здание, чтобы депутат сидел, 2 метра, вокруг ничего, хороший кабинет для приема посетителей, комната отдыха, туалет, кухня. Вот так сидят американские конгрессмены. Мы что с вами, хуже всех что ли? Когда вы в пенале сидите, и помощник должен рядом с вами находиться. Надо новое здание за 1,5 года построить, как все эти больницы за 40 дней строили, так и Парламентский центр можно сделать за 1,5 года, и найдется, кому сделать, и бесплатно, по бартеру, земля в Подмосковье и все эти здания, и покончим, чтобы было красивое здание, чтобы вот, это парламент России. Мы показываем это серое здание, оно не впечатляет.
Хорошо работала Госдума, вам спасибо, Вячеслав Викторович, и всем депутатам, все молодцы. С Новым годом, товарищи!
(Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Владимир Вольфович. По какому календарю с Новым годом? Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. А, госдумовский? Понял.
Но, Владимир Вольфович, для чистоты отношений, просто для чистоты отношений, Евгений Максимович Примаков возглавил Службу внешней разведки в 1991 году, когда войска были выведены, а до этого он был директором института РАН. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Нет, это у вас с ним был консенсус. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. У вас был консенсус, вы всегда уважительно к нему относились, потому что вы слишком друг друга хорошо знали. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Нет, нельзя, потому что Сергей Иванович Неверов должен быть следующим. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Да. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Нет. Регламент – это наш с вами закон, который мы все приняли каждый для себя и не можем нарушать. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Просто Сергей Иванович человек очень толерантный, и он вас встречает.
Вот видите, это все опять вы правильно сказали, ленинские принципы, с одной стороны гегемония пролетариата, а с другой стороны интеллигенция, никак не можете разойтись. Так, да?
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Что?
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Я об этом и говорю. У нас один рабочий -Неверов. Из лидеров политический фракций, Ольга Николаевна, один единственный рабочий, который мог сделать политическую карьеру в современной России. (Аплодисменты.) Не было такой возможности, а в 'ЕДИНОЙ РОССИИ» такая возможность есть, шахтер с 16-летним стажем, три ордена Трудовой славы. Вот вы рассказываете о своем пути, а он же скромный, не рассказывает.
Вот Геннадий Андреевич говорит, как он спасал страну, а Неверов молчит, а он ее спасал, каску разбил на Горбатом мосту, отстаивая интересы шахтеров, но молчит, конкретный участник всех этих событий. Понимаете? Встал, когда идет лидер политической фракции, а ему что? Рабочий, отойди в сторону. Понимаете? Вот и говорите потом. Промолчишь, вы говорите: молодец, Председатель, молчит. Мы дальше будем кидать камушками, то в страну, то в рабочего. А скажешь, вы сразу: молчи, Председатель. Понимаете?
Не получится так, товарищи, это неправда, это неправильно. (Аплодисменты.)
Вот Сергей Иванович, пожалуйста.
Что вы так? Вы же говорите про народные предприятия и про многое другое, а почему мы не можем про рабочего шахтера сказать, который с Кемерово, с Кузбасса, сам родом с Сибири, с Сибири до Москвы дошел. Вот послушайте шахтера. Неверов С. И., руководитель фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ». Да, почти пешком дошел, да. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Что?
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Правильно. Владимир Вольфович, спасибо, что вы хотя бы меня поддержали.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments