leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Рейтинг не самоцель Говорить правду легко и потому кончается неприятно – правда заразная

Рейтинг не самоцель
Говорить правду легко и потому кончается неприятно – правда заразная
Российское образование сильное, но в западной аксиологии проигрывает таков общий смысл очередного мероприятия по теме высшего образования, достаточно нестандартного.
Онлайн-конференция о повышении конкурентоспособности российского образования за рубежом состоялась в пятницу в МИА «Россия сегодня».
Доминирующее преимущество нашего высшего образования – его дешевизна на основе слабого рубля и не только. Материализм груб, но работает бескомпромиссно.
Вводная от организаторов опирается на подписанный президентом Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Поставлена задача обеспечения глобальной конкурентоспособности российского образования, вхождения Российской Федерации в число десяти ведущих стран мира по качеству общего образования.
Наш любимый президент любит громко ставить перед страной задачи, которые должен решать сам без шума и пыли.
Отчитывались за президента по его повелению замруководителя Россотрудничества Павел Шевцов, декан факультета управления и политики МГИМО Генри Сардарян и ответсек экспертного совета по вопросам международного образования комитета Госдумы по образованию и науке Вера Скоробогатова.
Слушать было тем более интересно, что память сопоставляла с прошлым те современные реалии, о которых поведали участники мероприятия.
Мы не задумываемся, как жили в советское время в условиях государственного патернализма и не знали о множестве проблем международного разлива. В советских вузах включая военные училось огромное количество иностранных студентов из множества стран мира и никто не жаловался на строгости в организации нашего образования по сравнению с западной безалаберностью. К иностранцам было особое отношение. Кто хотел учится, учился. Студенты с иными приоритетами в жизни доставляли немало головной боли российскому руководству и для них организовали специальный вуз с особым контролем в формате Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. В конце Союза прошла волна аспирантов из США, которым здесь платили несуразную по нашему уровню жизни стипендию. Тематика была задана оттуда. Ее путались исправить на нечто марксистко-ленинское и возникали любопытные коллизии сиюминутной непримиримости.
Это я к тому, что всегда все было по-разному.
От того периода осталось множество международных связей и детей. Некоторые из них так и не узнали своих отцов. Одни оказались за железам занавесом. Другие были казнены в итоге смены режима на их родине, пока они учились по другую сторону железного занавеса в эпицентре социалистической империи зла.
После смены режима в СССР учить военных специалистов запретили. Для всех прочих ввели жесткие квоты. Империя зла влилась в загнивающую международную систему империи добра. К ней наше массовое сознание долго готовили. Например, журнал «Америка» много писал о пользе ранней специализации в школе и двухступенчатого высшего образования с разделением бакалавриата и магистратуры.
Всем советских людям по умолчанию было известно, что лучшие вузы мира Гарвард, Кембридж и Массачусетский технологический институт. Что это такое и чему там учат, мы толком не знали.
В СССР образование было бесплатным и за ним следовало обязательное распределение. Объяснить советским людям, почему и как надо платить за образование, было сложно. Но и это подали как преимущество западной модели образования. Последующий поиск работы представили как некую систему, которой на самом деле нет в помине.
Большим преимуществом западного высшего образования считаются кампусы при университетах. До сих пор в России не знают, насколько опасно спаивание и наркотизация студенческой среды США. Задача облегчается в условиях кампусной скученности. Получается буквально игра на выживание с тренировкой жизнестойкости. Выдерживают не все.
Сейчас кажется весьма странным, что за тридцать лет всяческих событий отечественное образование сохранило национальные преимущества. Оно остается привлекательным для абитуриентов из стран СНГ, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии. Некоторые едут сюда за русской культурой и им даже может быть неважна специальность. Другие прицеливаются остаться на работе после окончания учебы. Некоторые специальности отечественного образования высоко востребованы, медицинское или инженерное, также IT.
Параллельно в фоновом ражие иногда проявляется информация, что российских специалистов абсорбирует множество недружественных компаний и организаций – Боинг, Силиконовая долина, южнокорейская индустрия развития лудомании в мире, китайская космическая и атомная сферы, система полит-экологически НКО с задачами подавления национальной промышленности и даже ИГИЛ в его гражданском обеспечении.
На виду грубо говоря две проблемы – лживые рейтинги и цивилизационное различие в аксиологии.
О рейтингах говорили все участники и практически все время пресс-конференции. Общее мнение – рейтинг не самоцель. Никто из студентов не интересовался индексом Хирша и цитируемостью. Для студентов важнее другое – поиски работы после учебы и различия в аксиологии как причины дружностей ресоциализации. Отучившись в России, иностранцу сложно работать на Западе. Россияне более пластичны.
Сложности у вуза начинаются, если рейтинг входит в показатели эффективности.
В конце мероприятия ход мысли все же сломался о проблему индексов, потому что существует тотальный запрет на цитирование русских авторов.
В процессе ответов на вопросы вплывали и другие запреты, причем самые неожиданные.
Итак, господа журналисты и их читатели, также товарищи ученые и преподаватели, студенты и абитуриенты! Всех нас можно поздравить с появлением самого надежного критерия истины в истории познания.
О нем не писал даже Владимир Ильич, великий материалист и с позиций своей истины критик эмпириокритика Рихарда Авенариуса.
Критерий однако появился давно еще у крыс. Эти интеллектуальные животные в ущерб интересам стаи закрывают приток внешней информации ради собственного лидерства в стае. Чтобы коллеги по судьбе в ограниченном жизненном пространстве не отвлекались.
А все просто: истина то, что оказывается под эмбарго. Существует широкая палитра инструментов: прямая цензура, настоятельно-рекомендательные черные списки и стоп-листы, стигматизация автора или его публикации красным баннером «связано с государством», многочисленные санкции или наоборот центрифугальные рейтинги в пользу слабых. А теперь еще и избирательное применение карантинных ограничений. Know-how-2020.
Говорить правду легко и кончается неприятно, потому что заразно. Вслед за вестернизацией журналистского образования проходит аналогичный процесс в биологии. И образование и науку замучили презумпции – установки, какой должен быть результат в эксперименте и в логическом выводе.
Выстроена международная система переворачивания с ног на голову. Рейтингование вузов отдано специально созданным под заданный результат частным структурам. Они подобно греческому оракулу за деньги готовы поменять день недели на короткое время для решения конкретного вопроса.
Например, в России для создания преференциального гандикапа одному антинациональному университету, который получает финансирование из бюджетов разных противоборствующих стран, создали фонд одного уважаемого олигарха. Выиграл несанкционированный МИФИ и пришлось по ходу пьесы менять критерии. Еще один полу-олигарх с более значительным влиянием на жизнь россиян, который вывез тело самого великого блогера планеты ждя переформатирования антироссийского проекта в антигерманский, до этого много лет строил нам правильную теорию эволюции посредством просветительского Фонда «Династия».
После этого был проект пять-сто и стычки министра Ольги Васильевой с мировой закулисой. Нельзя сказать, что никто ничего не понял. В России сильная профильная журналистика по части образования. Избавление широкой аудитории от простейшей истины было делом техники, процесс обрел воспроизводимую технологию. Васильеву на всякий случай сняли. Это был первый министр без враждебных образованию целей продажи детей России за рубеж или ликвидации остатков советского образования.
В тот исторический момент стояла генеральная задача заменить советскую модель подготовки управленцев на менеджеризацию для окончательного разгрома государства.
В мире сложился дуализм. Для получения знаний надо учится в России. это я знаю по себе, но у меня есть преимущество в независимости от западной аксиологии. Кто хочет иметь престижную работу, рейтинги, сертификаты и прочие символы признания, надо иметь в кармане диплом Гарварда или на худой конец Кембриджа. Учиться необязательно, главное платить.
Как ни странно, преимущества российского образования не столько в качестве, сколько в дешевизне. Оно проигрывает в рейтингах, но выигрывает в Пизе.
Аббревиатурой «PISA» погруженные в тему обозначают международную систему оценки грамотности Programme for International Student Assessment,. От реальности ее оценки немного менее далеки по правлению с оплаченными рейтингами. Но приближение не настолько значительно, чтобы получить адекватный результат.
Совпадение омонимов тапа PISA-Пиза стало неслучайным, как «Новичок» – choke или Koza – коза. Италия не участвует в рейтинговом безумии, просто не подает документы. В стране свои рейтинги она не участвует в играх, на правила которых не может влиять.
Россия империообразующая страна и не может себе позволить вариться в собственном соку. Соответственно приходится в игре с чужими правилами бороться за истину в широком фронте современной информационной войны. Хорошее образование получается для самих учителей.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments