leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

СФ принял закон об исполнении бюджета-2019 – Силуанов убеждает СФ что экономика начала разгоняться и

СФ принял закон об исполнении бюджета-2019 – Силуанов убеждает СФ что экономика начала разгоняться и если бы не кризис – Кудрин видим обратное в 19 году до пандемии замедление
4. 10:20 1020025-7 СФ в итоге обсуждения принял закон «Об исполнении федерального бюджета за 2019 год»
Председатель Комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Анатолий Дмитриевич Артамонов. Исполнение нацпроектов низкая дисциплина ГРБС Ситуация начинает выправляться
Министр финансов Антон Германович Силуанов. Проектный подход в исполнении бюджета дал свой эффект и экономика начала разгоняться Я уверен если бы не кризис... Финансирование увязано с исполнением Инвестиционные расходы выросли на 36% Бюджетные правила доказали свою эффективность
Председатель Счетной палаты Алексей Леонидович Кудрин. Мы признаем отчет достоверным 19 год замедление темпы роста уже снижались До пандемии мы нуждались в стимулировании экономики и проведении структурных реформ. Инфляция снизилась до трех, сейчас 4,25%. Сокращение бедности 12,6-12,3% Остается высокой Все сибирские регионы увеличили бедность ФНБ вырос на 3,7 трлн руб. Не использовано 1,12 трлн руб. Вырос дефицит региональных бюджетов Дотации на выравнивание уменьшились на 111 млрд руб. Исполнение ФАИП самое низкое за двадцать лет 77,2% 192 млрд руб. У нас снова большой объем без проектно-сметной документации Около 20 материалов мы направили в правоохранительные органы.
Вопросы
Андрей Турчак Сельские территории
Силуанов. Образование IT-возможности
Матвиенко Просьба собрать чтоб мы понимали сколько на развитие села
Василий Иконников Может быть вернуться к практике замещения коммерческих кредитов бюджетными
Силуанов. Мы не планируем бюджетные кредиты, развивается казначейские кредиты беспроцентные Мордовия беспрецедентная долговая нагрузка 236% В будущем году более мягкая долговая политика, снимаем ограничения. Помощь распределяем по методикам пока не было показателя долговая нагрузка Давайте обсудим
Елена Перминова Гранты на стимулирование
Силуанов. Хороший инструмент чтобы регионы понимали особенно для тех кто получает трансферты Деньги предусмотрены Вопрос с методиками
Николай Журавлев Второй год говорим надо сдвинуть отчет об исполнении бюджета на весну. Результата пока нет Рассматриваем отчет после внесения бюджета. Существует ли в правительстве отчет кураторов регионов. За некоторыми счастливчиками закреплено даже два министра
Силуанов. Надо собрать отчеты за рубежом проаудировать СП. Сможем представить отчет в весеннюю сессию в 22 году Счастливчик Курганская область Средства направляются на развитие бизнеса В правительстве будет отчет, еще мало времени Говорить об итогах пока рано
Матвиенко Отчет об исполнении бюджета за предыдущий год является основой бюджета на следующую трехлетку. Давайте не будем до 22 года откладывать Обратить внимание на замечания СП Мы настолько связали руки регионам, вроде помогаем. Цыбульский сказал если до заместителя министра поработал главой региона многое бы делал по другому. Если мы хотим подготовить планы для развития регионов, нужны реальные Та же Курганская область чтобы там не было безысходности и не ездили в Тюменскую. Я против ручного управления, но структура экономик разная Надо разобраться с каждым субъектом Чтобы было реальное выравнивание Просьба провести аналитическую работу Общие методики в этом году не будут работать
139 0 0

Из стенограммы 489 заседания СФ
Переходим к рассмотрению следующего вопроса нашей повестки – о Федеральном законе «Об исполнении федерального бюджета за 2019 год».
Предлагается следующий порядок рассмотрения данного вопроса: выступления – до пяти минут, ответы докладчиков на вопросы сенаторов, далее – выступления, если будет необходимость, и голосование по закону.
Нет возражений против такого порядка? Нет. Принимается.
В нашем заседании принимают участие Татьяна Геннадьевна Нестеренко, первый заместитель Министра финансов Российской Федерации, официальный представитель Правительства Российской Федерации, а также Галина Сергеевна Изотова, заместитель Председателя Счетной палаты РФ.
Коллеги, слово для доклада предоставляется председателю Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Анатолию Дмитриевичу Артамонову.
Пожалуйста, Анатолий Дмитриевич.
А.Д. Артамонов, председатель Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Калужской области.
Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги! Счетная палата подтвердила достоверность представленного нам отчета об исполнении федерального бюджета за 2019 год. В соответствии с отчетом доходы составили 20,2 трлн рублей, расходы – 18,2 триллиона. Бюджет был исполнен с профицитом в 1,9 трлн рублей, что почти на 500 миллиардов больше запланированного. И это несмотря на то, что мировая цена на нефть марки Urals была почти на 9 процентов ниже среднего уровня предыдущего года.
Почти двукратно увеличился объем Фонда национального благосостояния в рублевом эквиваленте, который составил 7,7 трлн рублей.
Инфляция составила 3 процента, что ниже целевого ориентира в 4 процента и показателя 2018 года в 4,3 процента.
Наблюдался рост прибыли в сравнении с планом почти на 15 процентов, а к предыдущему году – почти на треть.
Коллеги, как вы помните, 2019 год стал годом начала полномасштабной реализации национальных проектов, разработанных во исполнение поручений Президента Российской Федерации. Одновременно росли доходы субъектов Российской Федерации, происходило снижение и госдолга, и расходов на его обслуживание.
Хотелось бы отметить, что многие наши предложения, в том числе о реструктуризации задолженности регионов по бюджетным кредитам, были услышаны Минфином и законодательно закреплены на следующий год.
Однако есть ряд моментов, над которыми нам вместе надо будет поработать.
Активно обсуждается тема неиспользованных бюджетных ассигнований в объеме 1,1 трлн рублей. Количество объектов незавершенного строительства увеличилось в сравнении с 2018 годом более чем на 13 процентов. Основными причинами здесь являются неудовлетворительная деятельность на первоначальном этапе ГРБС и неурегулирование нормативной базы в реализации национальных проектов. Сейчас эта ситуация в значительной степени выправляется, в том числе благодаря принятому по инициативе президента решению о заключении соглашений с субъектами в срок до 1 января следующего года.
Что еще настораживает? Число субъектов, исполнивших свои бюджеты с профицитом, уменьшилось с 70 до 50. Госдолг субъектов составляет 2,1 трлн рублей и остается достаточно значительным, несмотря на сокращение на 4,2 процента. В этой связи требуется точечная помощь целому ряду субъектов РФ, оказавшихся в наиболее затруднительной ситуации. Мы это прописали в наших рекомендациях в понедельник.
Отмечу также, что бо́льшая часть межбюджетных трансфертов являются связанными. Доля дотаций, средствами которых могут распоряжаться субъекты, направляя их в том числе на развитие, снизилась с 50,6 процента до 38,7 процента.
В наших предложениях, которые мы отразили в июльском постановлении Совета Федерации о предложениях по формированию концепции федерального бюджета на 2021–2023 годы и в проекте рекомендаций парламентских слушаний, которые прошли в понедельник, мы предложили ряд мер, направленных на улучшение ситуации. Так, для увеличения доходной базы регионов мы предложили часть доходов от акцизов на табачную продукцию зачислять в бюджеты субъектов. Регионы справедливо настаивают на включении движимого имущества, приобретенного до 2015 года, в перечень объектов налогообложения (и Вы, Валентина Ивановна, об этом в понедельник говорили) по налогу на имущество организаций и компенсации выпадающих доходов бюджетов субъектов от применения инвестиционного налогового вычета по налогу на прибыль организаций.
Есть ряд других предложений. На заседании комитета мы договорились совместно с Министерством финансов, Счетной палатой продолжить работу над структурными преобразованиями и выработать меры, направленные на более качественное исполнение бюджетных ассигнований.
С учетом этого предлагаю одобрить данный закон.
Председательствующий. Спасибо, Анатолий Дмитриевич.
Коллеги, если вы не возражаете, давайте заслушаем трех докладчиков, а затем будете задавать вопросы, адресуя каждому из них. Спасибо.
Слово предоставляется Министру финансов Российской Федерации Антону Германовичу Силуанову.
Антон Германович, пожалуйста, Вам слово. Рады Вас видеть в Совете Федерации.
А.Г. Силуанов. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые сенаторы! Действительно, когда мы рассматриваем отчет, то всегда подводим итоги прошлого года, и эти итоги служат нам базой для принятия решений, для выводов, которыми мы руководствуемся при подготовке бюджета на очередной финансовый период. И какие основные выводы можно сделать по итогам отчета за 2019 год?
Первое. Мы начали осуществлять проектный подход к финансированию, использование его в нашем государственном управлении. Мы запустили национальные проекты. Это в принципе дало хороший результат. Мы смотрим теперь не только и не столько за деньгами, сколько за результатами использования этих ресурсов.
Хочу сказать, что за прошлый год… Да, можно несколько критиковать нас за то, что мы долго разворачивались, но национальные проекты дали свой эффект. В четвертом квартале рост экономики составил 2,1 процента, а если мы посмотрим в целом за год, то этот показатель составил 1,3 процента. Понятно, первый квартал прошлого года был связан с тем, что мы повысили НДС, это тоже повлияло, естественно, на темпы экономического роста, но под конец года экономика начала разгоняться. И, кстати, в первом квартале текущего года темп роста экономики составил 1,6 процента, то есть эффект от национальных проектов, дополнительных ресурсов, которые через бюджет перераспределялись и вкладывались в экономику, в социальную сферу, есть, это дало свой результат.
Конечно, если бы не последствия пандемии, я уверен, мы бы вышли на наши плановые темпы роста, которые закладывали в прогнозе.
Так вот, в прошлом году мы начали реализацию национальных проектов как первый подход к проектному управлению. Конечно, национальные проекты – далеко не весь наш объем ресурсов. Это и государственные программы, это и другие расходы бюджета. Все нужно подключить под эту задачу и все нужно направить на реализацию тех приоритетов, которыми мы руководствуемся в нашей деятельности.
И, действительно, такие задачи у нас стоят, с тем чтобы за каждым рублем был виден результат, были конкретные показатели и ответственные исполнители. Поэтому впервые в рамках реализации нацпроектов была обеспечена увязка ассигнований и результатов по проектам. Были созданы органы управления проектами. Было налажено оперативное управление деньгами в ходе исполнения бюджета – тоже новация, которая нам существенно помогла. Мы быстро, без поправок в закон о бюджете могли по нацпроектам перераспределять ассигнования именно по тем направлениям, по тем задачам, где требовалась концентрация ресурсов. При этом все это проходило через трехстороннюю комиссию, все это происходило публично и гласно, и мы здесь всегда советовались с парламентариями.
Что также важно, внедрена система мониторинга реализации национальных целей и нацпроектов от федерального центра к регионам и органам местного самоуправления. Это тоже важный вывод прошлого года. Мы смогли создать эту систему контроля за доведением средств, контроля за конкретными результатами, целевыми точками, как мы их называем, по реализации национальных целей и задач нацпроектов. И это очень важно, потому что сегодня это тоже работает и мы имеем хороший инструмент управления целями и задачами.
Действительно, мы сейчас больше внимания уделяем результатам расходования тех средств, которые были использованы в прошлом году. В материалах по исполнению бюджета все эти сведения содержатся, тоже можно посмотреть. Это очень важно, потому что мы благоустроили общественные территории (7 тысяч общественных территорий благоустроено), построили ФАПы и так далее.
Что-то быстро у нас все… Я буквально еще остановлюсь на исполнении бюджетов субъектов. В целом бюджеты субъектов исполнены неплохо, доходы выросли. Важно тоже, что росли и расходы. С профицитом 50 субъектов РФ исполнили свои бюджеты.
Что важно, в прошлом году и в этом существенно начали расти инвестиционные расходы регионов, и это произошло благодаря...
Можно буквально полминуты?
Председательствующий. Да, конечно. Пожалуйста.
А.Г. Силуанов. …благодаря тем проектам, тем национальным проектам, программам, которые мы реализуем вместе с субъектами РФ.
Приведу лишь одну цифру. За восемь месяцев текущего года инвестиционные расходы увеличились на 36 процентов (36 процентов!), несмотря на все ограничения, с которыми мы в текущем году столкнулись. Откуда деньги? Результат – это те национальные проекты и программы, которые мы реализуем. Это тоже очень важно.
Поэтому вывод какой? Те принципы и бюджетное правило, которыми мы руководствовались, – это были абсолютно правильные решения, и они доказали свою эффективность в сложных периодах, с которыми мы столкнулись.
Проектное управление под национальные проекты.
Необходимо такой же механизм создавать и по всем ресурсам государства, которые мы перераспределяем через бюджет.
Это и решение структурных задач, которые непосредственно связаны с исполнением бюджета. Закупочное законодательство серьезно поменяли мы в текущем году по итогам тех проблем, с которыми сталкивались наши и министерства, и субъекты при исполнении бюджета. Закупочное законодательство тормозило, мешало исполнять эффективно бюджет. Поменяли закупочное законодательство и сейчас также готовим еще дополнительный пакет по совершенствованию этого инструмента.
А также мы начали более серьезно подходить к тем преференциям и льготам, которые были предоставлены, с тем чтобы оценивать их эффективность. И уже на следующий год мы предприняли целый ряд шагов по отмене неэффективных льгот, переводя преференции в обязательства тех инвесторов, тех организаций, которые получают эти льготы, не просто получать для себя дополнительные ресурсы и потом возможности выводить их в виде дивидендов, а вкладывать в новые инвестиции, в новые рабочие места.
Вот эти все задачи мы видим как итог исполнения бюджета прошлого года. Спасибо.
Председательствующий. Благодарю Вас, Антон Германович.
Присаживайтесь, пожалуйста.
Слово предоставляется Председателю Счетной палаты РФ Алексею Леонидовичу Кудрину.
Алексей Леонидович, пожалуйста, Вам слово.
А.Л. Кудрин. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемый Антон Германович, уважаемые члены Совета Федерации! Счетная палата представляет заключение об исполнении бюджета за 2019 год.
Сразу же скажу, что мы признаем его достоверным.
2019 год был годом замедления, несмотря на то что сегодня мы, конечно, оцениваем его как успешный. Темпы роста тем не менее уже снижались, они снизились вдвое по сравнению с 2018 годом. Темп роста инвестиций сократился втрое, экспорт упал на 5,4 процента в стоимостном выражении. Я еще раз хочу подчеркнуть, что даже до пандемии мы уже нуждались в дополнительных мерах стимулирования экономики и проведении структурных реформ.
Инфляция снизилась до 3 процентов (это уровень, которого мы все долго ждали), что позволило снизить ставку до исторических 6,25 процента в прошлом году. Сегодня, напомню, она составляет 4,25 процента – это то, чего мы тоже ждали много лет. И, наконец, эти уровни ставок достигнуты.
Бедность в стране в 2019 году сократилась с 12,6 процента до 12,3 процента. Но, коллеги, уровень бедности остается очень высоким. Говоря о национальных целях, президент по-прежнему обращает внимание на необходимость снижения уровня бедности в два раза до 2030 года. Тем не менее, несмотря на то что она в прошлом году сократилась, по данным Росстата, в 42 субъектах уровень бедности вырос, в том числе, например, во всех субъектах Сибирского федерального округа. Еще в 11 регионах ситуация не изменилась. Так что сокращение бедности произошло только в 32 субъектах РФ.
Коллеги, нам нужно больше уделять внимания этому вопросу, поскольку около 20 миллионов жителей нашей страны находятся за чертой бедности, и, конечно, нам нужны более серьезные усилия, особенно в период кризиса и пандемии.
Доходы бюджета составили 20,2 трлн рублей, или 18,3 процента ВВП. Расходы составили 18,2 трлн рублей, или 16,5 процента. Профицит составил около 2 трлн рублей. Совокупный объем Фонда национального благосостояния за 2019 год вырос на 3,7 трлн рублей. Госдолг вырос почти на 1 триллион и составил 12,3 процента.
Вы помните, самый серьезный разговор – об объеме средств, которые остались неиспользованными, – 1 121 млрд рублей. 394 из них – это закрытые статьи, 727 миллиардов – открытая часть.
Сегодня о ней можно более открыто говорить.
Какие же причины, по каким статьям это сложилось? Прежде всего, самая большая статья – это национальная экономика:
252 миллиарда не использовано. То есть это, как правило, субсидии, поддержка ипотеки, уставные капиталы, инвестиционные средства.
Национальная оборона – 236 млрд рублей было не использовано. Общегосударственные расходы – 233 миллиарда. Менее чем на 90 процентов исполнены расходы по 18 главным распорядителям бюджетных средств. Счетная палата отразила и постатейно:
234 миллиарда – это резервный фонд, который на счетах Министерства финансов; нарушение условий контрактов – 123 миллиарда. Подробный список есть в ваших документах и в заключении, вы можете убедиться.
Конечно, сегодня правительство уже приняло первые меры – упростило порядки, для того чтобы ускорить соответствующие процедуры (что, безусловно, нужно было сделать), ввело дополнительную ответственность за неиспользование этих ресурсов.
Минэкономразвития оценило эффективность государственных программ. Конечно, это самое главное в бюджетной системе. У нас бюджет строится в разрезе государственных программ, чтобы всегда видеть цель, показатели, ради чего эти деньги выделяются.
Но та методика по оценке, которая была применена и представлена в отчете правительства, на мой взгляд, сегодня несовершенна. Она по оценке эффективности программ 2019 года представлена с особенностями. То есть, например, если нет показателей по выполнению каких-то показателей, то они не принимаются в зачет, и тогда у нас получается все хорошо. Если нам применить без особенностей исключений эту методику, то вместо 17 программ высокую эффективность показали 15, выше среднего – не 17, а 10, ниже среднего – не восемь, а 10, а семь оказались неэффективными. Мы договорились с правительством, что в следующем году такие исключения применяться не будут.
Я хотел бы завершить и сказать, что, конечно, остаются в нашем внимании дотации субъектам РФ. Но об этом в следующий раз.
Председательствующий. Алексей Леонидович, на самом интересном прервались, вообще-то.
Коллеги, может, попросим, все-таки пусть расскажет про регионы?
Давайте. Вы хорошо выстроили структуру своего выступления, замечательно. Пожалуйста, про регионы.
А.Л. Кудрин. Уважаемые коллеги! В 2019 году у нас с 15 до 35 выросло число субъектов, которые исполнили бюджеты с дефицитом.
Суммарный объем их дефицита составил 233 миллиарда, объем дотаций на выравнивание составил 675 млрд рублей на 72 региона.
В целом, конечно, трансферты выросли за 2019 год с учетом национальных проектов, и с федерального уровня передано больше ресурсов субъектам РФ (мы должны это признать) – на 16,7 процента. Но прежде всего увеличивался объем связанных субсидий на национальные проекты. При этом дотации на выравнивание уменьшились на 10,8 процента, то есть на 111 млрд рублей.
Я неоднократно говорил о том, что нам нужно расширять те ресурсы, которыми субъекты сами распоряжаются, в том числе и в рамках поддержки национальных проектов и других национальных целей. Но сейчас полномочия, или как бы свобода, губернаторов уменьшаются. Давайте изменим эту тенденцию.
И уровень исполнения ФАИП за 2019 год самый низкий за 20 лет – 77,2 процента. Неисполнение – 192 млрд рублей. Конечно, это самое большое неисполнение. Не были введены 63 объекта. Мы посмотрели их судьбу. В этом году из них только 13 объектов введено за первое полугодие, еще на восемь объектов готовится документация, срок введения 42 объектов оказался даже больше, чем полгода.
Конечно, я обращаю внимание (скоро мы встретимся уже на обсуждении проектировок): у нас снова большой объем объектов включен без документации. Все-таки нужно готовиться к каждому году и каждую копейку уже более рачительно использовать.
В целом в результате контроля Счетной палаты мы выявили в рамках анализа отчета о бюджете (только отчета, а не других проверок) нарушения на 139 млрд рублей, из них на 24 млрд рублей – при осуществлении госзакупок, на 50 миллиардов – при нарушении федеральных законов и постановлений правительства, при использовании средств федерального бюджета – еще на 10 миллиардов, использовано без достижения социальноэкономического результата еще около 30 миллиардов, и на 8 миллиардов – другие нарушения.
И хочу сразу сказать, что около 20 материалов мы направили в правоохранительные органы. Это наша работа. В рамках регламента я больше сказать сегодня не успею, но очень подробно все изложено в том заключении, которое у вас имеется. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Алексей Леонидович.
Благодарю Вас.
Коллеги, переходим к вопросам. Просьба называть, кому вы вопрос задаете.
Андрей Анатольевич Турчак, пожалуйста, Вам слово.
А.А. Турчак, первый заместитель Председателя Совета Федерации, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Псковской области.
Спасибо, Валентина Ивановна. У меня вопрос к Антону Германовичу. Антон Германович! Для нас, как для палаты регионов, для сенаторов, как представителей территорий, принципиальным вопросом является поддержка сельских территорий. Эти вопросы волнуют наших граждан.
Мы все знаем, что правительством принимаются меры по ремонту сельских дорог, благоустройству сельских домов культуры, школ, больниц на селе. В начале этого года для селян заработала льготная ипотека. Но нас волнует вопрос… И очень важно, чтобы все эти заявленные меры, которые реализовывались в предыдущие три года, были реализованы в предстоящую трехлетку. Просим Вас доложить, что предлагается правительством в этой части и какова позиция Минфина по этому вопросу.
Председательствующий. Антон Германович, может быть, Вам на трибуну лучше? Так будет удобнее общаться. Проходите, пожалуйста.
А.Г. Силуанов. Спасибо большое за вопрос.
Действительно, поддержка сельских территорий в последнее время обсуждается. Эта программа очень предметно изучается.
Ресурсы предусмотрены, они соответствуют тем значениям, которые есть в программе. Мы программы корректируем под бюджет, и на трехлетку эти ресурсы скорректированы. Но планируется (планировалось изначально) ассигнований значительно больше.
Какая логика здесь у правительства? Логика заключается в следующем – что программа развития сельских территорий больше аналитическая. Возьмем, предположим, те мероприятия, которые реализуются. Действительно, это и инфраструктурные проекты, это и проекты в области здравоохранения, образования, развития ITвозможностей. На все это предусмотрены необходимые ресурсы в отраслевых программах. Назову лишь несколько таких, наверное, всем известных, позиций, как «сельский врач», «сельский учитель».
Где эти ассигнования? В отраслевых программах. Предположим, по программе здравоохранения строятся ФАПы и амбулатории на селе.
Сумма выделяется значительная из отраслевых программ: только на эти цели в 2020 году – 9,5 млрд рублей.
Или возьмем программу образования, школы и развитие материально-технической базы (отраслевая программа, не программа развития сельских территорий): выделяется 8,3 млрд рублей. Или подключение школ к широкополосному интернету и цифровизация:
13,5 млрд рублей выделяется на это для сельских территорий, где есть такая потребность.
Поэтому, конечно, говорить о том, что объем ресурсов по программе развития сельских территорий недостаточен, наверное, возможно, поскольку изначально плановые значения были выше. Но справедливо оценивать, конечно, общий ресурс, который предусмотрен в бюджете. И таких средств помимо 31 млрд рублей на последующие годы в текущем году – около 30–31 млрд рублей.
Таких ресурсов дополнительно, которые идут на сельские территории, в текущем году – 77 млрд рублей, в следующем году – 67 миллиардов, потом – 47 миллиардов. Почему небольшое сокращение идет? Потому что мы еще не все средства распределили по субъектам РФ, которые есть у нас в отраслевых программах. Это будет сделано ко второму чтению, и мы тогда сможем более точно определить, сколько все-таки ассигнований идет на развитие сельских территорий.
Поэтому когда мы говорим о таком программном подходе, то, на наш взгляд, нужно сделать следующее – нужно как бы покрасить эти средства в бюджете, нужно сделать так, чтобы отраслевые министерства и Министерство сельского хозяйства, которое отвечает за развитие сельских территорий, совместно определяли и контролировали те средства, которые направляются на село, поскольку есть интересы сельского населения, есть интересы развития села и есть интересы соответствующей отрасли, которая реализует свои программы на селе. Поэтому эти интересы нужно вместе связать, с тем чтобы достичь наибольшего эффекта развития села. Мы все в этом заинтересованы. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Антон Германович, очень правильный подход, на мой взгляд.
Просьба, чтобы к принятию бюджета у сенаторов была полная картинка, сколько средств, выбрать их, как Вы правильно сказали, «окрасить», собрать в одну информацию, чтобы мы понимали, сколько реально средств идет на развитие сельских территорий.
Тогда острота вопроса будет снята.
А.Г. Силуанов. (Микрофон отключен.) Хорошо. Сделаем.
Председательствующий. Спасибо большое.
Василий Николаевич Иконников, пожалуйста.
В.Н. Иконников, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Орловской области.
Уважаемый Антон Германович! По итогам 2019 года Минфин определил три категории регионов по долговой устойчивости. И в третью, самую низкую, категорию попали всего три субъекта РФ – это Республика Мордовия, Псковская область и Орловская область, то есть три региона, которые находятся в опасной зоне долговой зависимости. Если мы посмотрим соотношение общего долга к доходам, то в Мордовии – 232 процента, в Орловской области – 91, в Псковской области – 88. Вопрос. Что собирается предпринимать Минфин для оказания помощи этим регионам? И, быть может, все-таки вернуться к практике замещения коммерческих кредитов бюджетными? Спасибо.
А.Г. Силуанов. Спасибо, уважаемый Василий Николаевич.
Уважаемые коллеги! Вы знаете, мы не планируем вводить опять институт бюджетных кредитов, которые раньше предоставлялись на три года. У нас сейчас развивается институт казначейских кредитов, и мы договорились о том, что будем увеличивать и объем в следующем году – до 360 млрд рублей, и срок, на который предоставляются эти кредиты, – со 180 до 240 дней. То есть в течение года субъекты могут заимствовать, по сути дела, беспроцентные казначейские кредиты, отказываться от коммерческих кредитов и рефинансировать те задолженности, которые есть по кредитам коммерческих банков, которые сегодня предоставляются по ставке в размере ключевой ставки плюс 1 процент, то есть 5,25 процента.
Что касается вот этих трех субъектов, действительно, они у нас на контроле, особенно Республика Мордовия. Вы абсолютно правильно назвали цифры. Это беспрецедентная, конечно, долговая нагрузка – 230 с лишним процентов. Поэтому мы их мониторим на предмет того, чтобы долг не увеличивался, а все-таки сокращался, и, конечно, учитываем это в наших соглашениях при предоставлении объемов финансовой помощи, учитываем графики по снижению долговой нагрузки, с тем чтобы субъекты РФ не попали в долговую яму.
В этом году и в следующем мы, как и договаривались, разрешаем субъектам проводить более мягкую долговую политику, снимаем целый ряд ограничений по объемам дефицита и долга, на суммы, которые будут использованы (как антикризисные меры) на борьбу с коронавирусом и на реализацию национальных проектов и программ, связанных с национальными целями развития. Вот такие дополнительные расходы могут быть взяты за счет увеличения долга.
Такие нормы предусматриваются у нас на следующий год, в этом году действовали и даже расширяются в следующем году.
Поэтому по этим трем субъектам РФ мы будем проводить мониторинг, и в первую очередь, конечно, следить за тем, чтобы размеры долговой нагрузки не увеличивались, а сокращались. Ну и, конечно, при определении финансовой помощи мы же всю помощь распределяем по правилам, по методикам. Пока у нас не было такого показателя, как долговая нагрузка субъекта РФ при распределении объемов трансфертов регионам, но давайте в ходе рассмотрения (у нас есть нераспределенные средства, как в этом году, так и в следующем году)
обсудим эту тему. Мы открыты, готовы к обсуждению этого вопроса.
Председательствующий. Спасибо.
Елена Алексеевна Перминова, пожалуйста.
Е.А. Перминова, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Курганской области.
Спасибо.
Уважаемый Антон Германович! В 2019 году был введен новый механизм стимулирования регионов по достижению национальных целей, для чего им были предоставлены гранты. Как Вы оцениваете результаты использования данного механизма поощрения и будет ли продлено его действие на следующую трехлетку? Спасибо.
А.Г. Силуанов. Спасибо, Елена Алексеевна.
Уважаемые коллеги! Действительно, в 2019 году (мы сейчас рассматривали отчет) первый раз была предусмотрена такая практика.
В 2020 году в связи с консолидацией бюджета мы отказались временно от использования грантов для поощрения субъектов РФ. Но на следующую трехлетку, несмотря на все тоже сложности с балансировкой, предусмотрены ресурсы (мы уже их рассматривали в ходе парламентских слушаний) в объемах 35 млрд рублей, 50 миллиардов, 50 миллиардов (по годам) на поддержку регионов в виде грантов.
Мы считаем, что это хороший инструмент стимулирования субъектов РФ, которые прилагают усилия для достижения национальных целей и тех показателей, которые распределены по субъектам РФ, с тем чтобы регионы понимали, к каким экономическим, социальным показателям необходимо стремиться и как оценивает население вообще руководство субъектов РФ (тоже важнейший показатель). Поэтому это хороший стимул особенно для тех регионов, которые не получают трансферты. Нам многие говорят:
«Ну, как же так? Есть регионы-доноры, они трансфертов не получают, но зато хорошо работают, выстраивают системы управления для достижения целевых показателей». Так вот как раз в отношении таких регионов тоже очень правильно использование системы грантовой поддержки, потому что она предоставляется независимо от того, высокая у тебя бюджетная обеспеченность или у тебя ситуация с финансами более сложная.
Поэтому, мне кажется, это хороший инструмент. Деньги на него предусмотрены. Вопрос с методиками – чтобы эти методики не менялись каждый год, чтобы они были понятными для того, чтобы выстраивать систему мотивации внутри субъектов Российской Федерации, и чтобы эти показатели принимались на длительный период. И если уж там проводились какие-то изменения, то необходимо, чтобы они не были такими частыми, как в последние годы у нас было. Я бы так ответил.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, предлагаю дать возможность задать вопрос Николаю Андреевичу Журавлёву и прекратить прения. У нас в 11 часов «правительственный час». Нет возражений? Спасибо.
Николай Андреевич Журавлёв, пожалуйста.
Н.А. Журавлёв, заместитель Председателя Совета Федерации, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Костромской области.
Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемые Антон Германович, Алексей Леонидович! Мы второй год говорим о том, что надо сдвинуть отчет об исполнении бюджета на весну, на весеннюю сессию. Справедливости ради могу сказать, что большая работа проведена и Министерством финансов, и Счетной палатой (личная благодарность Татьяне Геннадьевне, Галине Сергеевне), но результата пока нет. Мы все еще сегодня рассматриваем отчет уже после внесения проекта бюджета на очередную трехлетку.
Поэтому вопрос: Антон Германович, как идет эта работа, когда мы уже окончательно исправим эту нелогичную ситуацию и будем весной рассматривать отчет об исполнении бюджета за предыдущий год?
И второй вопрос. Как известно, с прошлого года правительство определило 10 субъектов с низким уровнем социально-экономического развития. За каждым субъектом закреплен федеральный министр, за некоторыми даже два и даже три субъекта есть. Антон Германович, за Вами – субъектсчастливчик, наверное. Скажите, пожалуйста, какой эффект на их развитие и на их бюджеты оказало это решение, что изменилось в лучшую сторону в этих регионах и существует ли процедура внутри правительства по отчету кураторов о результатах этой работы?
Спасибо.
А.Г. Силуанов. Спасибо, уважаемый Николай Андреевич.
Уважаемые коллеги! Что касается первого вопроса, по рассмотрению отчета в весеннюю сессию, – абсолютно справедливая постановка задачи.
Мы вместе со Счетной палатой приняли «дорожную карту» по тому, как мы будем двигаться, потому что здесь очень важно собрать и сам отчет, финансовую отчетность тех организаций, которые получают бюджетные средства, собрать отчеты с наших представительств за рубежом, все их проанализировать и необходимо, конечно, еще и проаудировать со стороны Счетной палаты. Поэтому процесс, к сожалению, занял достаточно длительное время. И мы договорились со Счетной палатой, что по итогам отчета за 2021 год в 2022 году мы сможем уже подготовить и представить в парламент отчет об исполнении бюджета в весеннюю сессию. У нас есть согласованная «дорожная карта». Если вы не возражаете, мы будем руководствоваться именно такими сроками.
Что касается 10 субъектов РФ, то Курганская область, которую я курирую, – не счастливчик, сразу могу сказать, потому что у нас единый подход ко всем. Мы предусмотрели 5 млрд рублей таким регионам в течение пяти лет. В первую очередь эти средства направляются на развитие инфраструктуры, на содействие развитию предпринимательской активности, на развитие бизнеса, создание новых рабочих мест, с тем чтобы субъекты могли подтянуть свои экономические показатели.
У нас в чем плюс? В том, что каждый министр действительно знает, что за ним закреплен субъект РФ. Каждый министр выезжал в регионы, решал непосредственно насущные задачи субъектов. Знаю, что целый ряд министров дополнительно в рамках своих возможностей помогали и финансово, и административно курируемым субъектам РФ.
Это хорошо, потому что есть своего рода такой подопечный регион, о котором действительно уже проявляешь заботу, чтобы показатели развития региона все-таки росли и сложный регион становился регионом с более высокими темпами роста, темпами экономического развития и так далее.
Конечно, у нас в правительстве будет отчет министров за развитие таких субъектов. Еще пока мало времени просто прошло – прошло буквально только полгода, как мы начали заниматься непосредственно этими 10 субъектами РФ.
Говорить о каких-то, может быть, итогах и результатах развития программы еще рано, но я уверен, что по итогам года мы подготовим отчеты и представим всю необходимую информацию, как сработали программы и какие результаты регионы получили в результате действия таких инструментов. Спасибо.

Стенограмму полностью см. в фпйле http://leo-mosk.narod.ru/works2/20_10_07.htm
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments