leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:
Федерация
Чудеса семейной политики с перевесом в антисемейную и борьбой М и Ж
Борьба за многодетность в России спотыкается о попытки приравнять ее к неблагополучию. Неистовая команда сенаторш под предводительством Елены Мизулиной в итоге 18 парламентских слушаний подготовила три законопроекта с кардинальной переработкой Семейного кодекса в сторону семьи. Мизулина утверждает, что семьи в кодексе нет, только отдельные ее члены.
Реакция прессы была незамедлительной – непосредственно перед презентацией законодательного пакета в МИА «Россия сегодня» во вторник пошли тиражируемые сообщения об отрицательном отзыве правительства. Мизулина утверждала, что комиссия правительства по законопроектной деятельности состоялась накануне и отрицательного отзыва не было. Откуда он появился и правда ли это, она не знает.
Опять же по сообщениям прессы изменил свою позицию СПЧ при президенте.
Мало того, поперек инициативы Мизулиной и Ко появился законопроект сенатора Андрея Клишаса и депутата Павла Крашенинникова, который она назвала одиозным. Там тоже предусмотрена судебная процедура изъятия детей, но в совершенно ином экстренном закрытом порядке. Очевидно, председатель основного комитета СФ Клишас со своим заместителем Мизулиной не делится. Во всяком случае, такое следует из ее возмущений.
Разногласия мужского и женского взглядов на семейную политику стоятся на одной платформе. Надо сказать, Крашенинников в прошлом вносил обреченные на провал законопроекты с целью разбудить правительство и подстегнуть законодательство в адекватном направлении. Например, о его инициативе по упорядочению капремонта не знали даже во фракции ЕР. Другая цель – заставить пересмотреть уродское правоприменение, как в случае совместной инициативы Крашенинникова и Галины Хованской по запрету квартирного рейдерства через перекупку микродолей.
Семейная политика Крашенинникова развивалась параллельно с обсуждением того же суррогатного материнства и попытками решить вопросы биологии юридическими способами. Крашенинников добавил тему брачного договора, совместного наследства и зависимости наемных работников от дележки крупной частной собственности в семье.
У Мизулиной другая задача, вполне благородная – сохранить кровную семью и поставить ее в приоритет. Но и ей не удалось аккумулировать все наработки в данной теме, в частности, Антона Белякова.
Авторов законопроектов обвиняют в перевесе в сторону родителей. Они со своей стороны заявили о распространении в России западных ювенальных технологий с натравливанием детей на родителей.
Западные технологии натравливания детей на родителей идут в комплекте с натравливанием матерей на отцов собственных детей. Законодатели этой темы чураются в связи с мощным лоббирование муского бесправия в семье по формату закона о СБН. Однако на их мероприятиях в защиту отцов говорили достаточно убедительно.
Онлайн-конференция под названием «Укрепление института семьи: законодательные инициативы сенаторов»в МИА РС собрала пятерых участников: зампред Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина, член того же Комитета Елена Афанасьева, член Комитета СФ по социальной политике Маргарита Павлова, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, иерей Федор Лукьянов, председатель Попечительского совета Ассоциации организаций и граждан по оказанию помощи пропавшим и пострадавшим детям «Национальный мониторинговый центр помощи пропавшим и пострадавшим детям» Елена Мильская и эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи Анна Швабауэр.
Как всегда, больше всех говорила Мизулина. И так увлеклась, что сути законопроектов уделила минимум внимания. В борьбе с ювенальными технологиями авторы зашли очень далеко и совсем неглубоко.
Как будто мы не знаем, какая структура в разных странах мира раздает деньги за изъятие детей. Из опасной ситуации ребенка не изымают годами. То есть опека срабатывает неожиданно в любую сторону и в случае изъятия ребенка выступает экспертом в суде.
Мизулина хочет это исключить.
Упорство Елены Борисовны – позитивный фактор парламентаризма и так всегда было по разным темам в том числе, когда СКР попытался избавиться от детских трупов.
Однако непонятно, как можно законом исправить уродское правоприменение. Депрессивные решения не ошибки, а отражение работы системы сильнее национального законодательства.
Зачем впутывать в тему ювенальных технологий совершенно другой вопрос суррогатного материнства и для комплекта ЛГБТ? Зачем авторы сами гробят свой пакет?
Мне неизвестны случаи использования СМ для выращивания детей на органы. Зачем пугать общество тем, что ему невозможно предъявить? В мире много чего происходит и никто с этим не борется. Но как только Россия начинает опережать другие страны в технологиях и особенно человеческих биотехнологиях, выскакивают доморощенные защитники морали и нравственности.
Ведущая пресс-конференции правильно остановила осуждение СМ как несоответствующее заявленной теме, но не смола прервать поток Мизулиной для содержательной дискуссии. На вопросы времени не хватило.
И все же неистовая деятельность Мизулиной уже принесла позитивный результат в виде определенной тактической победы. Многолетняя подготовка законопроектов с парламентскими слушаниями несколько раз скатывалась в публичный скандал и помогла консолидировать здоровые силы общества в защиту кровной семьи от ювенальных технологий.
Произошло отделение реальной защиты семьи от эмиссаров Запада, пропагандистов разрушительных методичек. К сожалению, сами методички от этого не исчезли, имея в достаточно массовых отдельных случаях силу закона.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments