leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Охотный ряд Конституционное фиаско и закон большого кукиша

Охотный ряд
Конституционное фиаско и закон большого кукиша
Пленарное заседание Госдумы в среду началось с очередного выступления коммуниста Веры Ганзя по теме коронавируса.
«Дело в том, что ситуация достаточно сложная складывается сегодня по коронавирусу, и очень много идет запросов, просьб, требований и слёз от наших избирателей, поэтому я думаю, что настало сейчас время пригласить в Государственную Думу ответственных лиц: это ответственного за это вице-премьера, руководителя Роспотребнадзора, руководителя штаба и Министра здравоохранения. Им даны были неограниченные полномочия, хотелось бы знать, как они этими полномочиями воспользовались, чтобы не допустить той ситуации, которая сейчас начинает складываться», – сказала депутат Ганзя и затем отчетадась о своем мужественном поступке в фейсбуке.
Председателя Вячеслава Володина не было, а председательствующий зампред палаты Александр Жуков в политической подоплеке не разбирался и подошел к вопросу формально.
«Значит, я бы предложил, Вера Анатольевна, внести предложение на Совет Государственной Думы, который будет в понедельник, и мы определимся с вами, в каком формате, с каким участием, конкретно по каким вопросам можем заслушать правительство или министерство, или Роспотребнадзор. Давайте на этом определимся. Вносите предложение» – сказал Жуков.
Вряд ли Вера Ганзя воспользуется предложением, она завалена работой с бюджетом по своему профилю. Ковидная тема для нее вроде разминки, чтоб не забывали.
«Публично на заседании Госдумы потребовала отчёта штаба, Минздрава и Роспотребнадзора о реальной ситуации с КОВИД в стране», – написала Ганзя в фейсбуке для отчета и добилась успеха, судя по комментариям, что называется, от фонаря. Писали в основном «они не знают ситуацию» и среди прочего «Вы одна из немногих приличных депутатов!»
Я написал то, что знаю из Думы: бесполезно, никто не скажет. Ситуация с ОРВИ складывалась больше десяти лет. Все, что можно сказать сейчас, Минздрав Михаил Мурашко сообщил на комитете по охране здоровья Дмитрия Морозова. Заседание состоялось на следующий день после протокольного поручения Веры Ганзя и стало ответом на него. Ее там не было.
А сенатора Сергея Лисовского, который еще до карантина сказал правду о пандемии в формате политической рекламы, лишили полномочий.
Вывод: правда не устраивает никого. •
Вера Ганзя обиделась и ответила незамедлительно: «И с каких это пор политическая реклама стала вызывать пневмонию? Все больницы забиты. Не притягивайте за уши к проблеме эти фантазии».
Депутат Ганзя не в курсе или точно скрывает ситуацию в регионах России. В других странах ситуация тяжелее будет. Речь идет о так называемой моральной панике, которую в России изучает Александр Ефанов. В его диссертации «Моральные паники как фактор социальных изменений» показано, что первая волна моральных паник современной России 90-х годов, была вызвана фрустрационными явлениями, связанными с государственным и общественным переустройством. Вторая стала прогрессировать в конце 2000-х на фоне кризисных явлений социума.
В 2018 Ефанов выпустил монографию «Социально-психологические последствия медиавоздействия» (Оренбург: Издательско-полиграфический комплекс ОГУ, 2018. 219 с.)
Согласно аннотации, в фокусе социологического изучения автора такая форма массовых аффективных реакций общества, как моральные паники. Особое внимание уделяется процессуальной природе моральных паник. Выделены три волны моральных паник, объясняется их жизненный цикл. Определяется роль СМИ (телевидения и Интернета), а также властной элиты в инспирировании моральных паник.
По Ефанову, первая «волна» моральных паник приходилась на 1990-е годы, когда новое российское общество пребывало в стадии своего самоопределения. Государственное и общественное переустройство, а также экономический кризис обуславливали разрушение существующих социальных границ, в результате чего в особой «зоне риска» оказалось молодое поколение.
Вторая «волна» моральных паник приходилась на 2008-2010 годы, когда в результате экономического кризиса в стране резко упал уровень жизни населения. В этот период общество было взволновано прецедентами педофилии. В СМИ периодически появлялись новости об учителях-педофилах и маньяках, орудующих по городу и насилующих малолетних детей. В основе данной моральной паники лежит усложненная модель конструирования явления в отношении гомосексуализма, поскольку выбирается новый объект – дети и угроза их растления, – что потенциально вызовет аффективную реакцию в социуме. При этом, согласно данным статистики Главного информационно-аналитического центра МВД РФ, в стране наблюдалось сокращение количества преступлений против половой неприкосновенности детей (2009 г. – 4746; 2013 г. – 1324). Таким образом, моральная паника в отношении педофилии возникает на основании обратной корреляции – непропорциональности статистических данных и медиа-интереса к явлению.
В отношении другого явления 1990-х годов можно заметить, что моральная паника, связанная с наркотизмом, спустя десятилетие трансформировалась в спайсофобию. В «зоне риска» там оказывалось молодое поколение. Несмотря на то, что официальные данные Федеральной службы государственной статистики свидетельствовали о постепенном снижении уровня заболеваемости наркоманией (2009 г. – 25,2 тыс. чел.; 2013 г. – 18,1 тыс. чел.), медиа пытались нагнетать обстановку,, сконцентрировав внимание на новой разновидности наркотиков.
Третья «волна» моральных паник началась в 2014 году, когда на фоне экономической неустойчивости и напряженности на международной политической арене в результате Российско-украинского кризиса наблюдалось падение общего уровня социальной стабильности. Информационная война, развернувшаяся в общемировом медиапространстве, создавала в сознании россиян приближение реальной войны, когда под угрозой оказалась целостность социальных границ. Результаты исследования ВЦИОМ в 2016 году показали, что общество больше всего опасается конфликтов между странами и военных действий (23 %). При этом 21 % респондентов уверен, что такое случится (25 % опрошенных предполагают, что это, скорее всего, произойдет).
Третья «волна» моральных паник также связана с эпидемией ВИЧ. Занимаясь предметным изучением проблемы распространения ВИЧ в 1990-2000-е годы, И.Г. Ясавеев приходит к выводу о снижении меди а-интереса к данному явлению по причине несоответствия принципам отбора новостей: «ВИЧ / СПИД не является интересным, необычным и даже значимым для российских СМК событием, происшедшим за последние 24 часа. ВИЧ распространяется постоянно, изо дня в день, не обладая событийностью, драматичностью, динамизмом, новизной, соответствием интересам властвующей элиты, необходимыми для того, чтобы эпидемиологическая ситуация была «новостью»
Принципиально иная картина наблюдалась в 2016 году, когда медиаконтролеры, представив проблему распространения вич как эпидемию, предприняли попытку конструирования моральной паники. Используя инструменты символизации и гиперболизации, журналисты усложнили знакомое обществу явление, интерпретировав его как предтечу социальной катастрофы. Поводом стало заявление министра здравоохранения России в. Скворцовой о том, что в 10 российских регионах зафиксирован повышенный уровень распространения ВИЧ. При этом многие СМИ придерживались принципа «постправды» в освещении данной новости, заведомо игнорируя вторую часть выступления министра. В своем докладе В.Скворцова специально сакцентировала внимание на том, что проблема распространения ВИЧ, достигшая масштаба эпидемии, не является сенсационной и спонтанно возникшей, объясняется географическим расположением регионом, через которые проходит наркотрафик.
Продолжила третью «волну» моральная паника в отношении распространения «Групп смерти» в Интернете. Так, в январе 2017 года стала вызывать панические реакции информация о деструктивном воздействии на подростков сообществ. «f57», «Тихий дом», «Море китов»
Ссылка: Ясавеев И.Г. Социальные проблемы и медиа, конструкционистское прочтение. – Saarbrucken: Lambert Academic Publishing, 2010. С. 188.
Искандер Ясавеев исходит из того, что «В современном обществе средства массовой коммуникации играют значительную и со временем все возрастающую роль в формировании представлений людей о социальных явлениях и процессах, в том числе о социальных проблемах . Между тем, средства массовой коммуникации, представляя социальные проблемы, нередко формируют тревоги, страхи и паники . Классическим примером в данном случае являются “ волны преступности ” и другие моральные паники, хорошо изученные социологами 1 . Последствиями таких паник могут быть популистские призывы к «драконовским» мерам социального контроля, включая ужесточение уголовного законодательства вплоть до применения смертной казни, и их реализация. С другой стороны, целый ряд явлений по тем или иным причинам не проблематизируется (или проблематизируется в незначительной степени), то есть находится за пределами или на периферии “ повестки дня ”, устанавливаемой средствами массовой коммуникации, и соответственно за рамками публичного дискурса. В случае с современным российским обществом можно говорить об отсутствующей или слабой проблематизации таких явлений, как алкоголизация населения, домашнее насилие, распространение ВИЧ/СПИДа, высокая доля заключенных в составе населения, отсутствие независимой судебной власти, внесудебные расправы в республиках Северного Кавказа и многих других».
Конец цитаты.
То есть политическая реклама в формате постправды направлена на создание моральной паники и соответственно популяционного иммунодефицита. Это касается не только коронавируса. Любимая тема США «русские идут» создала универсальный формат. Из итогов мониторинга приватного контента в системе PRISM подставляется, кто идет. На 2020 выпало идти коронавирусу.
До этого на заболеваемость и смертность на ИВЛ не обращали особого внимания Депутатские запросы заворачивали.
А в аномальном 2020 депутат фракции КПРФ Вера Ганзя со своими запросами стала элементом той властной элиты, о роли которой написал социолог Алдександр Ефанов.
Причина в общем понятна. Схватка команды Путина с deep state после его Мюнхенской речи накаляется с каждым годом. Конституционная атака в защиту суверенитета захлебывается на фазе законодательного воплощения. Злостно нарушается принцип зампреда Думы Петра Толстого о недопустимости уступок Западу. Лидирующая тройка конституционной реформы – Павел Крашенинников, Андрей Клишас и Талия Хабриева – нейтрализована хаотическими поправками и и деморализована медиа-атакой, направленной на рост хаотизации. И без этого отвечать на вопросы депутатов при обсуждении законопроектов нечего.
Моментом истины стало обсуждение президентских инициатив, внесенных согласно декларации во исполнение новой Конституции. Дискуссию не ограничивали. Депутаты Сергей Иванов, Николай Коломейцев и Юрий Синельщиков не нашли в Конституции тех норм, которые вводятся законопроектами.
В законопроекте об отстранении судей в том числе за пьяную езду отсутствует порядок отстранения от должности. Спросил об этом депутат Игорь Торощин и Крашенинникову ответить по сути было нечем.
Вопреки логике, отсутствует отнятые у прокуратуры по требования Запада полномочия надзора и право возбуждения уголовного дела. Консультации президента в СФ по кандидатуре Генпрокурора оформляются не постановлением палаты, но каким-то негласным письмом комитета. Как минимум потребуется вносить изменения в регламент СФ. Конституционный суд сократили с 19 до 11 человек и отняли у судей право на особое мнение.
Красноречивый Сергей Иванов вольно адаптировал под конституционный процесс «Закон большого кукиша».
Попытка национализации элиты с целью укрепления суверенитета усилением требований к представителям национальной власти в современном мире практически невыполнимы даже если за границу вообще не ездить. А для СВР требования принятого в первом чтении законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «О безопасности» и вовсе неприменимы. Николай Коломейцев предупредил, что их тут же раскроют
СМИ сделали центром внимания принятый в первом чтении законопроект о повышении НДФЛ до 15% с дохода свыше пяти млн в год. Законопроект правительственный, но как напомнил председатель комитета по бюджету Андрей Макаров, это прямое поручение президента.
Долгие годы апологеты плоской шкалы подоходного налога ссылались на то, что после ее введения резко возросла собираемость. Я думаю, этот аргумент сработает, хотя до настоящей прогрессии законопроект не дотягивает.
На мой взгляд, гораздо важнее для понимания отношения властной элиты к народу два других законопроекта этого дня.
Законопроект первого чтения «Об ожидаемом периоде выплаты накопительной пенсии на 2021 год» в очередной раз растягивает так называемый период дожития для экономии на пенсионных выплатах. В 21 году он составит 264 месяца или 22 года. Олег Шеин заявил, что накопительная пенсия потерпела фиаско. Надо под ней подвести черту и возвращаться к солидарной пенсионной системе.
Экономия на гражданах сказывается и в ежегодном продлении закона «О приостановлении действия Федерального закона «О базовой стоимости необходимого социального набора». Это делается уже двадцать лет, чтобы не выплачивать компенсации по обесцененным советским вкладам в Сбербанке.
Депутат Алексей Изотов подсчитал, что в 21 году общая стоимость составляет 48 трлн руб. Источников погашения нет.
Николай Коломейцев напомнил, что в Фонде национального благосостояния собрали 12,5 трлн руб. Золотовалютные резервы достигли шестьсот млрд долл. Как только ЗВР приближаются шести сотням , узкая группа лиц их раскассирует. У нас ФНБ и ЗВР это контрибуция кому-то? Держите нас за незнаек и продолжаете убивать собственное население.
Обвиненный в убийстве населения замминистра Алексей Моисеев не смутился, а спокойно сообщил, что накопления граждан не долг и выплаты наша добрая воля.
Таким образом, фиаско потерпели все западные схемы в России. Новые уступки втягивают в финал фиаско конституционную реформу.
Благодаря Вере Ганзя у меня возникло впечатление машины времени, будто я попал в Думу двадцати лет назад. Дальнейшие дискуссии только усилили впечатление.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments