leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Кино как совокупность образов России для внутреннего потребления и на вынос

Кино как совокупность образов России для внутреннего потребления и на вынос
Что общего между фильмами «Текст» Клима Шипенко, «Глубже!» Михаила Сегала и «Кольская сверхглубокая» Арсения Сюхина?
Что бы ни говорили авторы или критики, каждая картина из трех претендует на представление некоего образа России. Каждая каким-то своим сегментом аудитории воспринимается как блестящее отражение жизни страны. При этом ни одна никак ей не соответствует.
Конечно, в жизни бывает все. Реальная история может быть и пострашнее фантазии, простимулированной КЭШем и зарубежным признанием. Однако самая безумная реальность без вымысла не бывает релевантной.
Для сравнения: представьте себе аудиторию фильмов «Донбасс. Окраина» или «Территория». В борьбе за права меньшинств кинотусовка заигралась и забыла о массовом зрителе, который далеко ушел от 90-х.
Отношение элиты к народу воплотила Дуня Смирнова в фильме «История одного назначения». Денег дал Чубайс. Роскино отправил его на неделю кино в четыре страны Австралия, Бразилия, Испания и Мексика.
До «Назначения» был «Ко-ко-ко», пародия на все сразу от жизни до пародии. Смешно, приятно, грустно. И снято качественно.
«Текст» тоже поехал за рубеж, о чем с гордостью сообщила гендиректор Роскино Евгения Маркова и с некоторой долей растерянности Шипенко. Фильм депрессивный и матерный. Все как в жизни. Главный персонаж Илья Горюнов вживается в образ офицера ФСКН Петра Хазина, который его посадил через подброс наркоты, чтобы присвоить его женщину Нину. Илья смотрит их половой акт и кончает вместе с ними.
ФСКН ликвидирована в 2016. Принесла много горя, сломав судьбу десяткам тыс молодых людей с помощью даже не подброса, а мышиных доз комитета Бабаяна. Только за дело Подольского ОМОНа закатили миллион долларов, чтоб не мешал. Однако Служба ликвидирована не за внутреннюю деятельность. Ее глава Виктор Иванов эффективно противостоял на международном уровне деятельности США/НАТО по производству и трафику афганского героина.
Роман Глуховского «Текст» появился до дела специфического журналиста mainstream media Ивана Голунова, которому тоже подбросили наркотики в самый разгар резонансных политических подстав. Не уверен, что авторы сценария спектакля «Дело Голунова» читали рома Глуховского, однако факт, перетекание моделей из романов в новости стало типичным в мире постправды.
Кто не копает возможные подоплеки, воспринимает «Текст» как депрессивный возврат в 90-е. В 2020 году доля фрустрированного населения увеличилась и в этом плане Глуховский с Шипенко угадали. Их шедевр усилит тенденцию. Будет больше ссор, панических атак, шутинга и самоубийств.
«Кольская сверхглубокая» еще один вариант представления образа агрессивного СССР с намерениями недобрыми. Ничего общего с реальностью и фантазия авторов бедная, а реакция в зале практически та же, что и на «Текст». Собственная аудитория у них разная.
«Глубже!» вообще не претендует на связь с реальностью. Это пародия на претензии великого сценического мастерства. За экраном маячит тень Серебриникова. В моем восприятии «Глубже!» лучше и реально глубже. Фильм из другой системы жанров и не провоцирует потерянность или агрессию. Фабула построена из набора мутирующих повторов подобно самоорганизации иммунной системы теплокровных.
Очевидна пародия на потуги представить за рубежом какой-то наперед заданный образ страны. У Родины все моменты непростые, Приятно говорить с умным человеком и так далее включая сценическую игру «верю – не верю» на базе Станиславского. Отрывки текстового сопровождения фильма несут философский юмор и в этом он продолжает линию фильмов Гайдая в том числе в современном воплощении «Я худею» Алексея Нужного или «Трудности выживания» Евгения Торреса.
Современное российское искусство черно-белое и четко делится на две системы жанров, провоцирующих взаимоотрицаюшие реакции зрителя, слушателя, читателя. В последние годы продукцию в русле отечественного тренда стали маркировать «связано с государством». В восприятии тех, кто это придумал на английском, имеется в виду связь с политикой Путина.
Постмодернистской группе жанров наверное больше всего мешает конечно не пародии типа «Глубже!», а вполне казалось бы безобидный сериал «Маша и медведь» с его настолько безумной популярностью, что пришлось запрещать в Британии и ограничивать в России.
У всех названных фильмов общего то, что продраться к адекватным отзывам сквозь заказуху очень трудно, но они существуют.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments