leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Четыре сценария ДКП ЦБ: базовый дезинфляционный, проинфляционный рисковый. - продолжение

Четыре сценария ДКП ЦБ: базовый дезинфляционный, проинфляционный рисковый. - Госдума рассмотрела и приняла к сведению основные направления ДКП непробиваемой Эльвиры Набиуллиной
2. 1055157-7 Госдума в итоге обсуждения одобрила постановление «Об основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2021 год и период 2022 и 2023 годов»

продолжение стенограммы, началл см. https://leo-mosk.livejournal.com/8263703.html

Председательствующий. Добавьте время. Набнуллнна Э. С. Полсекунды.
...этому вопросу в выступлении, потому что это очень важное изменение на рынке. И мы должны сейчас, это один из наших приоритетов, защитить интересы фаждан, права фаждан, когда они выходят на фондовый рынок, получают выбор, но мы должны создать всё, чтобы они не натолкнулись на какие-то риски неожидаемые. Спасибо.
Председательствующий. Нилов Олег Анатольевич. Нилов О. А., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ». Уважаемая Эльвира Сахипзадовна! Мы видим, что вопросы обманутых вкладчиков как не решались, так и не решаются. Мы видим, что многомиллионная армия жертв кабалы микрофинансовых организаций продолжает угнетаться, да, вот этими ростовщиками. И вместе с этим банки активно начали заниматься совсем непрофильной деятельностью, пример -»Сбер», он уже не банк, дальше небанком будет ВЭБ, который занимается теперь и РОСНАНО, и «Сколково», институтами развития, чем угодно банки занимаются, только не кредитной политикой в интересах граждан.
Это согласованная политика ЦБ, да? И кто будет нести риски вот эти ответственности за непрофильные вот эти активы? Вы их как-то контролируете, одобряете? Где это обсуждалось хоть когда-нибудь? Давайте с нами обсудим, чем заниматься банкам: бизнесом, вот этими санаториями, не знаю, лизингом и прочим или... (Микрофон отключён.).
на наш взгляд, они остаются привлекательными для фаждан, они позволяют хранить сбережения в банках с тем, чтобы они не обесценивались от инфляции, ставки в целом еще чуть выше инфляции.
Но при этом мы видим, что отток средств с депозитов населения, который был в некоторые периоды, он обусловлен не только снижением ставок, но также и тем, что люди всё-таки забирали деньги с депозитов, чтобы поддержать, это их сбережения, чтобы поддержать потребление в периоды, когда падают доходы. И мы это тоже должны учитывать и не приписывать только к фактору процентных ставок.
И в принципе это нормально, когда фаждане имеют выбор хранить деньги в банках или идти на фондовый рынок, где большая доходность, но там более рисковые инсфументы. И поэтому я уделила сегодня... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Добавьте время. Набиуллнна Э. С. Полсекунды.
...этому вопросу в выступлении, потому что это очень важное изменение на рынке. И мы должны сейчас, это один из наших приоритетов, защитить интересы фаждан, права фаждан, когда они выходят на фондовый рынок, получают выбор, но мы должны создать всё, чтобы они не натолкнулись на какие-то риски неожидаемые. Спасибо.
Председательствующий. Нилов Олег Анатольевич. Нилов О. А., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ». Уважаемая Эльвира Сахипзадовна! Мы видим, что вопросы обманутых вкладчиков как не решались, так и не решаются. Мы видим, что многомиллионная армия жертв кабалы микрофинансовых организаций продолжает угнетаться, да, вот этими ростовщиками. И вместе с этим банки активно начали заниматься совсем непрофильной деятельностью, пример -»Сбер», он уже не банк, дальше небанком будет ВЭБ, который занимается теперь и РОСНАНО, и «Сколково», институтами развития, чем угодно банки занимаются, только не кредитной политикой в интересах фаждан.
Это согласованная политика ЦБ, да? И кто будет нести риски вот эти ответственности за непрофильные вот эти активы? Вы их как-то контролируете, одобряете? Где это обсуждалось хоть когда-нибудь? Давайте с нами обсудим, чем заниматься банкам: бизнесом, вот этими санаториями, не знаю, лизингом и прочим или... (Микрофон отключён.).
Набиуллнна Э. С. Вы подняли очень важный вопрос, он действительно находится в центре нашего внимания.
Мы видим, как бурно развивается вот то, что называется экосистемами, платформами. С одной стороны, для фаждан это удобно, когда они в одном месте могут получить разного рода услуги дёшево, бысфо и так далее, поэтому это развивается во всём мире.
С другой стороны, здесь, безусловно, есть риски, вы абсолютно правы. Мы очень внимательно на это смофим.
И у нас есть ещё отличие ситуации, у нас, в отличие, например, от США, Китая и Евросоюза, там такие экосистемы создаются на базе технологических компаний, крупных технологических компаний и они пытаются идти в финансовые сервисы, поэтому вот там регулирование основное – это фебование к этим экосистемам по раскрытию информации, антимонопольные требования, что и у нас надо сделать.
Но наша особенность в том, что наши системы развиваются на базе банков, банков, которые привлекают депозиты населения. Поэтому третья задача наряду с тем, что делают в других странах – это регулировать деятельность банков, которые вкладываются в такие экосистемы. И мы собираемся это делать – это на постоянном мониторинге.
Скоро опубликуем доклад и обязательно с вами обсудим, потому что, на наш взгляд, это ключевая вещь дать гражданам возможность получать такие услуги, не потерять конкуренцию, чтобы это не был один игрок.
И третье. Чтобы были все риски закрыты и регулирование было соответствующее и надзор соответствующий. Спасибо.
Председательствующий. Гаврилов Сергей Анатольевич. Гаврилов С. А., председатель Комитета ГД по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, фракция КПРФ.
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, добрый день!
У нас в этом году возник ряд проблем, связанных с тем, что резко сократились бюджетные инвестиции в капитал стратегических компаний с госучастием, прежде всего инфраструктурных. Это и РЖД, это, прежде всего, конечно, «Почта России», это предприятия ОПК. Это создаёт серьёзные риски для модернизации предприятий, вообще, для роста экономики.
В этой связи к вам вопрос. Поддержит ли Банк России расширение использования новых инструментов для предприятий, такие как, например, бессрочные (вечные) облигации, в том числе для поддержки выпуска гражданской продукции.
И будет ли Центральный банк учитывать их при рефинансировании коммерческих банков, в частности, включение в ломбардный список Банка России.
Спасибо.
Набиуллина Э. С. Мы поддержали введение такого инструмента -бессрочные облигации, хотя это достаточно сложный инструмент – это что-то среднее, если можно так упрощённо сказать, между капиталом и долгом, то есть бессрочные облигации, которые не погашаются, в этом смысле они ближе к акциям. Тем не менее мы поддержали введение такого инструмента, понимая, что надо дать больше возможности предприятиям в разных формах привлекать средства на рынки.
И, действительно, уже зарегистрированы шесть выпусков таких облигаций, в основном, РЖД. Но так как это сложный инструмент, всё-таки в законе о ценных бумагах установлены требования. И если компания, будь та, которая выпускает оборонную продукцию, гражданскую продукцию, соответствует этим требованиям, имеет высокое кредитное качество, конечно, она может рассмотреть выпуск таких облигаций, но для инвесторов это, действительно, сложный инструмент.
Что касается наших операций предоставления ликвидности банкам. Мы предоставляем их под залог некоторых ценных бумаг. Объём ценных бумаг и типы бумаг, которые мы берём в залог, зависит от ситуации с ликвидностью на рынке. Сейчас мы находимся в ситуации структурного профицита ликвидности и рыночного обеспечения в целом много на рынке, около 9 триллионов рублей, поэтому мы не считаем в нынешний момент необходимым расширение этого ломбардного списка на такие классы бумаг, которые близки к акциям. Мы, наоборот, такие периоды снижаем. А когда у нас система находилась в структурном дефиците ликвидности, как это было в 2014-2015 году, мы расширяем этот список – это инструмент денежно-кредитной политики.
Но тем не менее эти бумаги, о которых вы сказали, могут найти спрос на рынке у инвесторов. Их должны оценивать рейтинговые агентства, аудиторы. И, я думаю, что компании с высоким кредитным качеством вполне могут привлечь финансирование под такого рода бумаги. Но они не для всех будут, безусловно.
Председательствующий. Спасибо. Спасибо.
Березин Никита Владимирович.
Березин Н. В., фракция ЛДПР.
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, в текущей непростой ситуации для обеспечения макроэкономической стабильности и поддержки наших фаждан крайне важна работа правительства и Банка России. Правительство уже оказало значительную поддержку населению и бизнесу, направив на различные профаммы помощи до 3 триллионов рублей. В итоге в 2020 году дефицит федерального бюджета превысит 4 процента ВВП.
Если ситуация с пандемией будет оставаться непростой, готов ли Центробанк оказать помощь государству, особенно в случае ухудшения внешней конъюнктуры, например, покупая государственные облигации, как делают это многие другие центральные банки?
Набиуллнна Э. С. Действительно этот вопрос очень часто обсуждается, и приводятся в пример другие страны, где центральные банки покупают гособлигации, мы тоже внимательно изучали этот опыт. Другие страны покупают гособлигации в основном, когда у них уже процентная ставка, или ключевая ставка, по-нашему, близка к нулю, и они не могут уже её дальше снижать, они покупают эти бумаги.
И второе, покупают иногда в периоды повышенной так называемой волатильности на финансовых рынках, чтобы поддержать кривые доходности. Практически нет, очень редкие исключения, когда центральные банки покупают гособлигации, для того чтобы финансировать дефицит бюджета. У нас в принципе по закону запрещено Центральному банку финансировать дефицит бюджета, и эта мера была принята после печального опыта 90-х годов, я не думаю, что кто-то хочет к этому возвращаться.
Кроме того, у нас есть все возможности проводить нормальную денежно-кредитную политику, у нас еще ставки далеки от нуля, у нас есть возможность, и мы говорим об этом, пространство снижать процентные ставки. Кроме того, у нас бюджет достаточно устойчив, у него низкий дефицит и низкий государственный долг, несмотря на то, что в этом году бюджет занимал гораздо больше, чем обычно. И бюджет в состоянии, так как он устойчив, привлечь финансирование, если будет нужно, на рыночных условиях, совершенно нет необходимости прибегать к каким-то инструментам Центрального банка с далеко идущими инфляционными и иными последствиями. Спасибо.
Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы И. И. Мельников
Председательствующий. Спасибо.
Сазонов Дмитрий Валерьевич, «ЕДИНАЯ РОССИЯ».
Сазонов Д. В., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».
Спасибо большое, Иван Иванович.
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна!
Банк России уделяет традиционно большое внимание теме финансирования МСП, в банке действует специальная рабочая группа, которая системно занимается этой темой, ну, и совершенствованием банковского регулирования, развитием новых финансовых инструментов. И у нас сложилось эффективное взаимодействие между комиссией Госдумы по вопросам поддержки МСП, которую я возглавляю, и рабочей группой Центрального банка, с Михаилом Валерьевичем Мамутой мы взаимодействуем. И сейчас, мне кажется, важно определиться с дальнейшими приоритетами.
В этой связи у меня вопрос. Развитие каких направлений финансовой поддержки Центральный банк считает приоритетным на следующий год для малого бизнеса? И как вы взаимодействуете по этому направлению с правительством?
Ну и в вашем докладе я услышал, что вы говорили про необходимость организации дискуссии по цифровому рублю. Комиссия тоже готова в этом активно участвовать. Спасибо большое.
Набнуллина Э. С. Спасибо большое.
Поддержка финансирования малого и среднего бизнеса – это наш приоритет и до пандемии был. и во время пандемии, и после пандемии останется, для того чтобы облегчить привлечение малым и средним бизнесом финансовых ресурсов.
Сейчас малый и средний бизнес имеет кредитов от банков на сумму где-то 5.4 триллиона рублей. И в этом году эти кредиты выросли благодаря мерам поддержки. Мы здесь действовали скоординировано с правительством, и правительство предлагало субсидирование процентных ставок. Мы ввели инструмент 500 миллиардов рублей, где мы давали кредиты банкам под субсидируемые процентные ставки, и мы давали по 2,25 процента, в последнее время было. То есть это льготный кредит, который позволил поддержать кредитование. И в третьем квартале кредиты выросли достаточно существенно для малого и среднего бизнеса.
Мы при этом настраиваем и наше регулирование, постоянно смотрим, что мы могли бы сделать, для того чтобы снизить и так называемый риск веса, чтобы банки охотнее кредитовали малый и средний бизнес, поддерживали реструктуризацию кредитов малому и среднему бизнесу. Я об этом уже тоже говорила.
Но кроме работы с банками, безусловно, важна работа на фондовом рынке. Вот мы говорили, что граждане туда активно вышли, но надо, чтобы и малый, и средний бизнес мог привлекать средства с фондового рынка. И на бирже создан сектор роста. Уже 25 размещений там облигаций малого и среднего бизнеса. И это направление будет расти, будем развиваться. Будем развивать цифровой факторинг, что для малого и среднего бизнеса очень важно. И они ставили этот вопрос всегда вместе с правительством. Делается здесь платформа. Система платежей, система быстрых платежей, через которую мог бы рассчитываться малый и средний бизнес. Это вот среди тех приоритетов, которые у нас сейчас есть.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Заключительный вопрос. Чиркова Ирина Александровна, фракция «СГ1РАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».
Чиркова И. А., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ». Спасибо. Иван Иванович.
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, тоже вопрос про европейский опыт. Вот важнейшая задача для регулятора – это сохранение выгодного для экономики курса валют.
Вот Европейский Центробанк, он ведёт вполне позитивный курс евро по отношению к доллару, чем поддерживает экономику.
Вот какую политику планирует в дальнейшем вести Центробанк России в отношении валют, популярных среди россиян?
Спасибо.
Набиуллина Э. С. Спасибо.
Ну. насколько я знаю. Европейский центральный банк также не таргетирует курс. Да? И в Европейском союзе он тоже плавающий. Но стабильность курса достигается не за счёт прямого управления и попыток управления этим курсом, а за счёт денежно-кредитной политики. В условиях стабильно низкой инфляции обычно волатнлыюсть курса меньше. И мы, кстати, это тоже видим по истории нашей недавней.
Понятно, что в этом году на курс оказывали влияние и цены на нефть, и мировой спрос, и так далее. Но тем не менее движения были. Приблизительно, как в 2018 году амплитуда, и гораздо меньше, чем в 2015 и 2016 годах. Хотя вы знаете, как упали цены на нефть в этом году. Да? Они ушли... в некоторые периоды по некоторым маркам ниже нуля были цены. То есть драматическое падение цен, драматическое падение экспорта. Тем не менее курс в соответствии с этими внешними событиями, конечно, был более стабилен, чем был в 2015 году и чем мог бы быть.
На это повлияла и политика таргетирования инфляции, и бюджетное правило, которое было введено. Но если на рынке будет повышенная волатильность, у нас всегда есть инструмент интервенций валютных. У нас золотовалютные резервы достаточны. И если мы видим какие-то риски, серьёзные риски финансовой стабильности, мы, конечно, можем интервенировать.
Председательствующий. Спасибо.
Переходим к выступлениям представителей фракций. Регламент – пять минут.
От фракции КПРФ выступает Коломейцев Николай Васильевич. Коломейцев Н. В., фракция КПРФ.
Уважаемый Иван Иванович! Уважаемая Эльвира Сахипзадовна! Уважаемые коллеги, приглашённые! Важнейший вопрос мы рассматриваем с вами. Вот мы завтра будем утверждать с вами бюджет. До этого приняли целый ряд законов по изменениям в Налоговый и Бюджетный кодексы. И в данной ситуации хотел бы вам предложить несколько вопросов для размышления.
ФРС, которая в принципе определяет и нашу кредитно-денежную политику.
объявила мягкую позицию и обязалась до восстановления экономики не поднимать процентных ставок от 0 до 0,25. ЕЦБ уже в течение нескольких лет держит нулевую ставку.
У нас Центральный банк имеет ограниченные обязательства, он должен держать стабильность национальной валюты. Да? И как он её держит? У нас за полгода девальвация валюты 25 процентов. Причём у нас, обратите внимание, золотовалютные резервы, за которые тоже, эффективность их вложений отвечает Центральный банк, они составляют на 16 октября 585,3 миллиарда долларов.
Но что интересно? Я вам сказал, что ФРС – 0-0,25, ЕЦБ – 0. Это значит, что мы странам, которые объявляют нам санкции, мы им отдаём свои золотовалютные резервы под минимальные проценты. Понимаете?
Кроме этого, обратите внимание, у нас здесь много говорилось и в докладе Эльвиры Сахипзадовны, и в докладе, и в вопросах представителей «ЕДИНОЙ РОССИИ» и «СПРАВЕДЛИВОЙ» о поддержке малого бизнеса. Я вам докладываю официальную статистику. За 2019 год закрылось 1,5 миллиона предприятий малого и среднего бизнеса, за этот год 1 миллион (за 10 месяцев) 97 тысяч. Вот это вот результаты нашей поддержки.
Причём, если вы посмотрите, то у нас, к сожалению, вы говорили о конкуренции, по мнению экспертов, у нас как раз в привилегированном положении находятся 12 крупных банков, которые в принципе получают все деньги, которые на госпрограммы, они получают льготное кредитование, и им не интересно кредитовать в этой ситуации ни малый, ни средний бизнес.
И в связи с этим, по мнению экспертов банковского сообщества малых и средних банков, они просили бы вас, Эльвира Сахипзадовна, пересмотреть возможность, для банков с базовой лицензией все-таки возможность кредитования с 20 процентов до 40.
Это как раз те банки, которые кредитуют остатки малого и среднего бизнеса, они сегодня находятся совершенно в неравных условиях с двенадцатью крупнейшими банками.
Второе. Они бы просили вас, вот обратите внимание, и ЕЦБ, и ФРС, у них резервирование есть только на «короткие» деньги, и то максимум от 1 до 2 процентов. У нас резервирование значительно больше. И в данной ситуации просили бы уменьшить возможность резервирования для этих банков, потому что вы же понимаете, у них и так капитал достаточно ограничен, а резервирование, оно отнимает возможности для кредитования как раз малого и среднего бизнеса.
Кроме того, всё-таки мы убеждены в том, что необходимо ужесточить валютное регулирование и нельзя возвращаться, вы предлагаете, к так называемой плавающей базовой ставке, она же увеличится до 5-6 процентов, это, естественно, увеличит процентные ставки по кредитам и ухудшит доступность к деньгам, потому что у нас обратные происходят вещи.
Вот и ЕЦБ, и ФРС занимаются тем, чтобы сделать максимально доступными к ресурсам производителей.
У нас позиция как раз с таргетированием, она не коррелируется с тем, что у нас 28 торговых сетей ведущих, они не резиденты, понимаете, и чак\ пка-то идёт за валюту, и инфляция, о которой вы говорите, она на самом деле значительно выше. Вот так называемая наблюдаемая инфляция, она в октябре уже десять, в ноябре она ещё выше. И в данной ситуации получается, что мы с вами проводимой денежно-кредитной политикой дальше отнимает отложенный спрос и лишаем развития экономики.
Поэтому мы просили бы всё-таки рассмотреть вопросы: почему мы в «двадцатке» самую низкую монетизацию имеем, она у нас максимум... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Спасибо.
От фракции ЛДПР выступает Жигарев Сергей Александрович.
Жигарев С. А., председатель Комитета ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предприниматечьству, фракция ЛДПР.
Уважаемая Эльвира Сахипзадовна! Уважаемый Иван Иванович, коллеги! Рассмотрев Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на период 2021-2023 года, фракция ЛДПР отмечает, что в целом качество подготовки документа заслуживает высокой оценки.
Так, по сравнению с версиями прошлых лет, в Основных направлениях на ближайшие три года более четко прописана взаимосвязь ценовой стабильности и устойчивого экономического роста. Представленный Банком России макроэкономический прогноз выгодно отличается от прогноза Минэка тем, что рассчитан в составе четырех, а не двух вариантов, а также тем, что цена на нефть более не является основной предпосылкой для различия сценариев прогноза и рассматривается в комплексе с другими факторами, такими как объем добычи нефти и темпы роста фактического и потенциального ВВП в российской и мировой экономике на всем прогнозном периоде, горизонте.
Кроме того, ежегодный анализ Основных направлений позволяет сделать вывод о последовательном расширении в их понимании, что функционирование Банка России неотделимо от интересов устойчивого развития экономики России.
Вместе с тем у фракции ЛДПР есть ряд замечаний и предложений к документу. В частности, вызывает вопрос тот факт, что лучшим из всех четырех сценариев представленного ЦБ макроэкономического прогноза оказывается базовый сценарии. Регулятор, по сути, принимает решение по денежно-кредитной политике на основе оптимистического варианта макропрогноза. Подобный подход представляется неполным, поскольку выводит из поля зрения другие возможные варианты развития событий в мировой и российской экономике.
Более того, фракция ЛДПР отмечает, что в условиях роста инфляционных рисков в мировой и российской экономике стабилизация инфляции вблизи 4 процентов является необходимым, но недостаточным основанием для устойчивого развития российской экономики. Существует реальный риск недостижения целевых параметров базового сценария прогноза ЦБ, поскольку рост макроэкономической неопределенности в России и мире, кардинальная трансформация каналов денежных предложений требуют реализации совершенно других сценариев, в первую очередь инфляционного и, возможно, рискового.
По мнению фракции ЛДПР, такой акцент в макроэкономическом прогнозировании мог бы стать необходимой основой, для того чтобы уже в среднесрочной перспективе снизить риски, связанные с дальнейшим падением совокупного спроса как внешнего, так и внутреннего, с развитием второй волны пандемии коронавируса и с неизбежной переоценкой её негативных экономических последствий, а так же с усилением геополитической напряженности, возникновения новых торговых войн и межнациональных конфликтов, усугублением демографических и долговых проблем в мировой экономике.
Возврат Банка России к применению специнструментов рефинансирования в текущем году в условиях пандемии, безусловно, заслуживает поддержки, поскольку регулятор оперативно сориентировал их на поддержку банковского кредитования и реального сектора экономики, в том числе малого и среднего бизнеса в целях сохранения занятости и финансирования неотложных нужд.
Вместе с тем фракция ЛДПР обращает внимание на отсутствие в основных направлениях планов по дальнейшему использованию специнструментов рефинансирования и в этой связи вновь призывает Банк России продолжить активно применять эти инструменты в ближайшие 3-5 лет в качестве эффективных внутренних источников развития приоритетных отраслей экономики, поддержки импортозамещения, а также стимулирования деловой активности на фоне ее падения в условиях пандемии коронавируса.
И, наконец, фракция ЛДПР считает необходимым отметить, что в условиях дефицита федерального бюджета, необходимости финансирования нацпроектов и решения системных задач социально-экономического развития крайне важно обеспечить экономику доступными длинными деньгами. В условиях нестабильности и кризисов значимость длинных денег, доступных реальной экономике, значимость повышается, однако, в основных направлениях в этой проблеме уделяется неоправданно мало внимания. Между тем важную роль в формировании таких ресурсов принадлежит именно Банку России и в начале текущего года на это прямо указывал Президент Российской Федерации Путин в своем Послании Федеральному Собранию.
В этой связи фракция ЛДПР считает целесообразным рассмотреть возможность внедрения механизма формирования длинных денег через взаимодействие Банка России и Минфина России. В рамках такого механизма Банк России становится одним из ключевых покупателей облигаций Минфина, что позволит финансировать реальную экономику при этом, не перетягивая средства из одного сектора экономики в другие, именно такой механизм используется в ведущих экономиках мира, где на национальные госбумаги приходится до 85 процентов в формировании денежной базы национальной валюты. В условиях, когда перед российской экономикой стоят важные системные задачи, а также необходимость восстановления после пандемии проблема обеспечения экономики длинными деньгами приобретает еще большую актуальность.
По мнению фракции ЛДПР изучения механизма формирования длинных денег, который используется в ведущих экономиках мира, заслуживает гораздо более пристального внимания и предлагает Банку России подробно рассмотреть возможность использования таких механизмов в российских
...
Председательствующий. Спасибо.
От фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ» выступает Гетта Антон Александрович. Гетта А. А., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ». Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» будет голосовать за принятие постановления. Отмечу несколько моментов.
Денежно-кредитная политика предыдущих периодов себя оправдала и в условиях кризиса позволила сохранить низкий уровень инфляции и снизить ключевую ставку до рекордно низких значений – 4,25 процента. При благоприятных условиях сохраняется потенциал дальнейшего снижения ключевой ставки.
Инфляция особенно тяжело отражается на малообеспеченных гражданах, фактически это налог на бедных, поэтому ее поддержание на низком уровне можно отнести к положительным достижениям.
Снижение ставки будет способствовать преодолению кризисных явлений, в том числе связанных с пандемией, сохранению рабочих мест. Примером здесь может служить строительный сектор, когда рост объемов ипотеки поддержал строительный сектор и позволил улучшить условия фаждан.
Нам необходим быстрый восстановительный рост, который затем перейдет в качественный постоянный рост с сохранением низкого уровня инфляции. Это необходимое условие для восстановления и создания новых рабочих мест, новых производств и, самое главное, повышения качества жизни фаждан.
Безусловно, риски в мировой экономике сохраняются. Банку России и правительству необходимо далее прилагать усилия, чтобы они не оказали негативного влияния на российскую экономику и благосостояние граждан России.
Банку России и правительству необходимо задействовать дополнительные инструменты и поддержать наших фаждан, удержать безработицу на низком уровне, а также оказать поддержку бизнесу, о чём сегодня тоже много говорилось, чтобы из кризисной ситуации российская экономика вышла более здоровой и с хорошим потенциалом к восстановлению и качественному росту, тем самым решать основную задачу – повышать уровень жизни фаждан.
Отдельно хочу остановиться на вопросе, Эльвира Сахипзадовна, который сейчас обсуждался, – это снижение ключевой ставки и влияние на финансы людей, семей, когда снижение ключевой ставки, с одной стороны, приводит к снижению процентов по кредитам, которыми пользуются наши фаждане, но, с другой стороны, и снижает ставки по депозитам. Здесь, конечно, нужно понимать, что часть средств фаждан уходит под подушку, они пока не готовы идти на фондовый рынок и не видят уже преимуществ от держания денег на счетах. И здесь постараться приложить усилия, чтобы ставки всё-таки по депозитам были привлекательными – это сложная задача, я понимаю.
Конечно, очень здорово, что сейчас мы уже не будем ждать апреля 2022 года, а будем как можно скорее принимать закон о защите и о стандартизации вот этих процессов инвестирования фаждан на фондовом рынке.
Но и в то же время нужно сделать всё для того, чтобы, знаете, как с нефтью не получилось, когда нефть снижается, цена бензина не снижается, как только она хоть чуть-чуть растёт, сразу бензин скачет в цене. То есть вот здесь нужно следить и за тем, чтобы не было сговоров банковского сообщества, особенно, наверное, крупных банков, чтобы они не удерживали уже искусственно процентную ставку по кредитам, а в то же время не занижали процент по депозитам.
Мы здесь вместе с депутатским корпусом, с парламентским контролем готовы вам помогать.
Фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ», как я уже сказал, будет поддерживать принятие постановления. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
От фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» выступает Гартунг Валерий Карлович.
Гартунг В. К., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ». Добрый день, уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги, уважаемая Эльвира Сахипзадовна!
Вообще очень интересное у нас идёт обсуждение. Обратите внимание, докладчики все говорят: мы высоко оцениваем качество вот этого документа. Вообще-то, целью единой государственной кредитно-денежной политики является не хороший отчёт, а, наверное, повышение качества жизни граждан и рост экономики. А вот с этим у нас проблемы.
Поэтому я не буду говорить о качестве отчёта, а я буду говорить о качестве политики и того, что на самом деле происходит в стране и почему так происходит и что нужно было бы делать?
Ну вот я несколько слов, оттолкнусь от того, о чём говорила Эльвира Сахипзадовна: поддержка граждан и экономика от последствий пандемии. Ну как бы цель была, да? Ну и что? А доходы фаждан у нас выросли, упали или как? Упали, причём серьёзно.
И это подтверждается тем, что фаждане снимают со своих депозитов деньги и тратят последние деньги, которые были на чёрный день, не тот чёрный день, который у Силуанова никак не наступит, а тот, который у фаждан уже наступил. Вот. И они эти деньги тратят и, соответственно, отток с депозитов есть.
То, что отвязали цены на нефть, от цен на нефть, скажем так, курс рубля, ну, знаете, это такая... Ну то есть взяли, всю тяжесть налоговой нагрузки переложили на внутренний рынок, освободили экспорт нефти от налогов и, естественно, при росте экспорта бюджет ничего не получает, соответственно, на курс рубля не влияет, потому что государство не получает. Вся нагрузка легла на фаждан. Ну хорошо это или плохо? Я думаю, что плохо.
Вот. Дальше. ЦБ помог в ресфуктуризации кредитов. Вы знаете, как только началась пандемия, я тогда, Эльвира Сахипзадовна, и здесь выступал с фибуны Думы, и вам направлял письмо и говорил о том, что надо пересмотреть нормативы резервирования для банков, чтобы они, когда к ним обращаются заёмщики на заре ресфуктуризации, не обязаны были пересмафивать рейтинг платежеспособности заёмщика и наращивать им резервы.
Было это сделано? Нет. Как прошли эту реструктуризацию заёмщики? Вы говорите: заёмщики там перестали обращаться за реструктуризацией. Конечно, когда заёмщик в банк обратился за ресфуктуризацией, ему сразу – раз, процентные ставки на 3 процента подняли, хотя вы ставки снижаете. Вы это говорите, что, да, мы, ЦБ ставку учётную снижает, но рынок как бы с каким-то лагом это пройдёт. Да, с лагом в полгода, но за эти полгода как раз и обобрали остатки экономики. Поэтому здесь нужно регулировать.
Дальше. Что здесь надо было бы сделать? Первое. Надо было, конечно, изменить нормативы регулирования... резервирования.
Дальше – второе. Нужно развивать конкуренцию в финансовом рынке.
Ведь что происходит? Вы нам говорите: финансовый рынок пережил – хорошо, и дальше переживёт. Конечно. Мы принимаем решение об отмене банковского роуминга. Что делают банки и крупнейший банк? Они отменяют банковский роуминг и вводят новые другие комиссии. И комиссий собирают по итогам года гораздо больше, чем до отмены банковского роуминга. Конечно, они в шоколаде будут.
А как они со ставками по реструктуризации кредитов обходятся, ну я вам уже сказал, главный, наш главный банк страны. Если до, скажем так, до пандемии заёмщик, хороший заёмщик со стопроцентным обеспечением кредитовался под 7 процентов, то сразу же после того, как он обратился, ему дают уже под 10.
Вот примерно такая вот история. Как с этим бороться? Развивать конкуренцию. Ну, принимать меры регулирования, у вас всё для этого есть. Использовали вы эти механизмы? Нет, не использовали.
Дальше. Ну, я вот же сказал, конечно, банковская система будет в шоколаде всегда, если она монополизировала весь рынок, комиссию поднимает, ставки поднимает, ЦБ разводит руками, говорит: ну, мы ничего здесь сделать не можем.
Дальше. Я вот внимательно почитал этот документ, вы тут чётко обозначаете, что, ну, вы не единственный, кто влияет на единую кредитно-денежную политику, на государственную, есть еще государство в лице Правительства Российской Федерации, вы прямо говорите, что есть факторы, на которые вы влиять не можете. Но тогда, может быть, нам, когда мы этот вопрос здесь рассматриваем, здесь рядом с вами министр финансов должен сидеть. Почему мы постоянно всё время с Эльвиры Сахипзадовны спрашиваем за то, что должен делать Силуанов? Поэтому это вот такое предложение.
Конечно, нет роста экономики, нет роста доходов фаждан и, самое главное, 330 тысяч фаждан потеряли в финансовой системе страны свои сбережения. Вы когда-нибудь собираетесь их возвращать или нет? Они вот сегодня у нас у входа стоят с плакатами, уже три года подряд. Какие-то решения будут или нет? Мы такую политику поддержать не можем. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Эльвира Сахипзадовна, вы можете выступить с заключительным словом. Пожалуйста. Микрофон включите.
Набнуллнна Э. С. Хочу всех поблагодарить и за вопросы, и за предложения, которые прозвучали. Безусловно, мы их все отработаем, с вами обсудим, у нас очень тесное и открытое сотрудничество, и у меня, и у сотрудников, мы благодарим вас за это. Но некоторые вещи я хотела бы прокомментировать, которые прозвучали в выступлениях.
Анатолий Геннадьевич сказал про убыточные банки, я просто хотела дать данные, чтобы понимали, что происходит с убыточными банками. Действительно у нас количество выросло убыточных банков с 80 до 95. Но хотела бы отметить, что доля активов этих убыточных банков меньше 2 процентов, около 2 процентов, это не создаёт системных рисков для банковской системы в целом. Часть из этих банков действительно получили убытки в результате вот этой ситуации с пандемией, мы думаем, что они смогут восстановить свою прибыльность, остальные будем принимать меры по необходимости. Но хотела бы вас заверить, что в целом банковская система показывает свою устойчивость.
Многие говорили о специнструментах и о том, чтобы их сохранить надолго. Я понимаю, что они кажутся привлекательными. Но они и для того специнструменты, что применяются как антикризисные в условиях, когда не работает рынок. Например, когда в ситуации вот таких шоков банки сталкиваются с ними, что они в первую очередь перестают делать – например, кредитовать малый и средний бизнес. Поэтому мы часто такие специнструменты вводим. Но когда мы их вводим, мы должны понимать, что это ценой того, что для других сохраняются чуть более высокие ставки. И проводить промышленную политику и определять, кто должен получать ставки выше-ниже, должно правительство. Для этого существуют меры бюджетной политики, и во всем мире это так применяется.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/8267994.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments