leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Роскомнадзор ограничит доступ информационному ресурсу с цензурой российской информации – первое чтен

Роскомнадзор ограничит доступ информационному ресурсу с цензурой российской информации – первое чтение – Хинштейн Цензуру вводят иностранные Интернет-площадки Два инструмента замедление и блокировка – Андрей Кузьмин Есть альтернатива получения информации? Вы на цензуру вводите цензуру – Василий Власов Почему-то самые резонансные законы обсуждаются в конце – Александр Жуков Никакой цензуры нет можете передать ваше выступление в печатном виде приобщим к стенограмме – Сергей Иванов Вы обещали и не выполнили
38. 1058572-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ» (в части обеспечения свободы массовой информации)
Документ внесли 19.11.20 Депутаты ГД А.Е.Хинштейн, С.М.Боярский, М.Г.Кудрявцев, М.А.Мукабенова, А.В.Горелкин, (ЕР), А.А.Ющенко (КПРФ); Сенатор РФ А.К.Пушков.
Представил председатель комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн.
Законопроектом предусматривается следующее:
- возможность признания владельца информационного ресурса, предназначенного и (или) используемого гражданами РФ и российскими юр. лицами (в т.ч. от имени зарегистрированных СМИ) для распространения информации на русском языке и других языках народов РФ, причастным к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ, гарантирующих в т.ч. свободу массовой информации, в случае ограничения им распространения пользователями сети «Интернет» общественно значимой информации на территории РФ (в т.ч. сообщений и (или) материалов зарегистрированных СМИ) по признакам национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, профессии, места жительства и работы, отношения к религии и (или) в связи с введением иностранными государствами политических или экономических санкций в отношении РФ, граждан РФ или российских юр. лиц, а равно установления владельцем информационного ресурса иных ограничений, нарушающих право граждан РФ свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом;
- решение о признании владельца информационного ресурса причастным к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ, гарантирующих в т.ч. свободу массовой информации, принимается Генеральным прокурором РФ или его заместителем по согласованию с МИД России и незамедлительно направляется в Роскомнадзор, который в течение суток вносит информацию об этом в перечень владельцев информационных ресурсов, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ, гарантирующих в т.ч. свободу массовой информации (далее – Перечень) (указанный перечень размещается на официальном сайте Роскомнадзора в сети «Интернет»);
- после внесения информации в Перечень Роскомнадзор направляет владельцу информационного ресурса предупреждение о необходимости прекращения нарушения, послужившего основанием для вынесения Генеральным прокурором РФ или его заместителем указанного выше решения, в котором устанавливает срок устранения этого нарушения;
- если владелец информационного ресурса в установленный срок не устранил нарушение, Роскомнадзор ограничивает полностью или частично доступ к соответствующему информационному ресурсу;
- если владелец информационного ресурса устранил нарушение, он направляет уведомление об этом в Роскомнадзор, который после проверки достоверности указанного уведомления сообщает об этом Генеральному прокурору РФ или его заместителям, а они по согласованию с МИД России отменяют решение о признании владельца информационного ресурса причастным к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ, гарантирующих в т.ч. свободу массовой информации, или отказывают в его отмене. В случае отмены такого решения Роскомнадзор исключает информацию о владельце информационного ресурса из Перечня и прекращает применение к информационному ресурсу предусмотренных законодательством РФ мер.
Первое чтение 317 38 1 16:24

Стенограмма обсуждения
Пункт 38-й. Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации».
Александр Евсеевич Хинштейн, пожалуйста.
Хннштейн А. Е. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги. Вашему вниманию предлагается законопроект, подготовленный группой депутатов, членов комитета профильного по информационной политике и сенатором Российской Федерации Алексеем Константиновичем Пушковым, возглавляющим аналогичную комиссию в Совете Федерации.
Этот законопроект подготовлен нами в связи с обращениями в наш адрес Роскомнадзора, общественных организаций, в которых выражается глубокая озабоченность ситуацией, которая носит все более и более массовый характер, а именно проявление Интернет-цензуры. Когда российские граждане, российские средства массовой информации, их аккаунты в социальных сетях, их порталы, страницы, когда их каналы в YouTube блокируются, ограничивается доступ к ним по различным признакам и это происходит немотивированно, то есть в отсутствие каких-либо аргументов, это цензура, то есть ограничение по политическому или иному признаку. При этом важно отметить, что Конституция России устанавливает, что право граждан распространять, собирать информацию является конституционным правом.
В этой связи нами разработан законопроект, который предлагает механизм реагирования на проявление фактов Интернет-цензуры, которые, повторюсь, в последнее время становятся все чаще и чаще и за последние несколько месяцев более 20 таких фактов отмечены, я не буду их перечислять, полагаю, большинству в этом зале о них хорошо известно.
Мы предлагаем механизм, при котором государством будет теперь формироваться перечень владельцев ресурсов, причастных к нарушению основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации, гарантирующих в том числе свободу массовой информации. Этот реестр будет вестись Роскомнадзором и формироваться по решениям Генерального прокурора или его заместителя, который в свою очередь будет проводить необходимую проверку.
При этом важно, в законопроекте это отмечается, что такие решения Генеральный прокурор должен выносить по согласованию с Министерством иностранных дел России. Это сделано для того, чтобы были оценены все внешнеполитические риски, поскольку зачастую, увы, подобные факты Интернет-цензуры происходят со стороны иностранных Интернет-площадок.
Далее Роскомнадзор включает владельца этого информационного ресурса в соответствующий реестр и направляет ему уведомление, в котором предлагается устранить возникшие нарушения прав и свобод гражданина и человека. Если владелец ресурса не удовлетворяет законное требование Роскомнадзора или вообще его игнорирует, Роскомнадзор получает механизм соответствующего реагирования. В законопроекте их перечисляется два, на самом деле их... есть ещё и третий.
Законопроект предусматривает такие меры воздействия на владельцев Интернет-ресурсов, грубо попирающих конституционные права и свободы граждан, как замедление трафика, то есть сети на территории Российской Федерации именно этого ресурса, или полная блокировка. При этом сразу отмечу, что мы рассчитываем на то, что полная блокировка как мера воздействия не будет применяться, а станет элементом сдерживания, который заставит многих участников рынка задуматься, стоит ли им прибегать к Интернет-цензуре или нет.
Ну, и кроме того существует Кодекс административных правонарушений, в котором чётко закреплена обязанность отвечать на законные требования и удовлетворять законные требования Роскомнадзора и содержится ответственность за их неисполнение.
Мы полагаем, коллеги, что этот законопроект позволит России создать механизм защиты прав и свобод наших граждан, наших с вами избирателей, прав и свобод защиты российских средств массовой информации, потому что сегодня, увы, до принятия этого законопроекта что-либо противопоставить тем, кто грубейшим образом попирает наши конституционные права и демонстрирует Интернет-цензуру, что-либо противопоставить в настоящий момент мы им бессильны.
Спасибо за внимание, и добавлю, что комитет, безусловно, поддерживает данную инициативу не только потому, что он подготовлен членами комитета, а потому что он полностью соответствует той политике, которую проводит сегодня Российская Федерация на наш национальный суверенитет, на уважение к правам и свободам человека, уважению к нашей Конституции. Хочешь работать в России, пожалуйста, уважай права, законы, Конституцию. Не уважаешь наши права, не уважаешь нашу Конституцию, не работай в России.
Спасибо за внимание. Рассчитываю на вашу поддержку.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли вопросы?
Включите запись на вопросы.
Покажите список.
Кузьмин Андрей Альбертович, пожалуйста. Кузьмин А. А., фракция ЛДПР.
Добрый день, уважаемые коллеги! Александр Евсеевич, скажите, пожалуйста, а аналог иностранным площадкам, которые вы собираетесь блокировать на территории Российской Федерации, какой? Это первый вопрос.
Второй вопрос. Если мы заблокируем иностранных...
Председательствующий. По одному вопросу, пожалуйста.
Кузьмин А. А. Нет, я продолжаю. Просто если мы блокируем или понижаем трафик, у нас есть возможность нашим согражданам получать какую-либо информацию?
И потом у частных лиц, владельцев которых вы собираетесь блокировать ресурсы, у них есть возможность, скажем так, обратиться с судебным иском к нашему государству с тем, что мы блокируем свободу размещения информации. Вот эта цензура, получается, с нашей стороны нас цензуруют, а мы закрываем им и возвращаем «железный занавес», в том числе и получение информации. На это направлен ваш законопроект? Спасибо. Хин hi i спи А. Е. Спасибо за вопрос.
Нет, законопроект направлен не на это, из чего я делаю вывод, что вы его не читали, рекомендую это сделать, время свободное сегодня есть. Законопроект не предусматривает механизм каких-либо запусков запасных вариантов, да это и данным законопроектом сделать невозможно. Но если вам интересно, я вам отвечу, что на сегодняшний день, безусловно, в Российской Федерации существует целый ряд площадок, которые могут выступать в качестве альтернативы.
Но я вновь хочу подчеркнуть, обращаясь к вам, и к вам, уважаемые коллеги, что блокировка тех или иных интернет-ресурсов является крайней мерой, на которую, мы рассчитываем, государство идти не будет, потому что это, повторяю, чрезвычайные меры и никто из нас, из авторов этого законопроекта не хочет, чтобы был заблокирован YouTube, социальные сети Google на территории нашей страны.
Более того, обсуждать, как это будет выглядеть, как это технически реализовать, хотя замечу, что это достижимо, но обсуждать, как это сделать, – это всё равно, что обсуждать последствия ракетно-ядерного удара по Вашингтону. Есть сегодня у Российской Федерации техническая возможность совершить такой ракетно-ядерный удар? Да, есть. Мы с вами верим в возможность такого ракетно-ядерного удара? Нет, не верим. Надо ли отказаться нам от наличия у нас сил сдерживания? Это вопрос, на который вы ответите сами для себя путём голосования по этому законопроекту.
Председательствующий. Коломейцев Николай Васильевич.
Коломейцев Н. В. Александр Евсеевич, если ядерный удар мы ещё пока можем нанести, но уже ограниченный, потому что у нас стареют системы, а конструкторское бюро и заводы распущены, то в части вот пресечения в Интернете у нас значительная часть сетей является зарубежными и, как правило, серверы находятся там. И у нас нет технических возможностей в силу того, что у нас ЪА оборудования завозится извне и можно туда любые платы, любые чипы внедрить, и они вас обойдут, как захотите, поэтому есть ли техническая, вот кроме устрашающей, возможность реализации вашего закона? Спасибо.
Хинштейн А. Е. Спасибо, Николай Васильевич.
Из контекста вопроса я понял, что вы законопроект наш поддерживаете и за это вам большое спасибо.
А что касается технических возможностей, то это предмет других законов, которые, кстати, были приняты Государственной Думой не так давно, в том числе закон, получивший название суверенным в Интернете, который как раз предусматривает обязанность установки устройств, и оборудования, и серверов на территории Российской Федерации.
Хочу отметить, что государство последовательно в этом направлении ведёт работу, связанную с необходимостью защиты нашего суверенитета, в том числе и с точки зрения Интернет-ресурсов. И если говорить, коротким ответом ответить на ваш вопрос, есть ли такая возможность техническая, ответ – да.
Председательствующий. Моляков Игорь Юрьевич. Моляков И. Ю. Уважаемый Александр Евсеевич, мы вчера обсуждали вопрос об иностранных агентах, я могу ошибиться, но может так случиться, что информационная поддержка, спонсорство этих иностранных агентов, этих организаций будет осуществляться теми информационными ресурсами, в том числе и в Интернете, против кого направлен закон, который мы рассматриваем сейчас.
Но когда мы рассуждаем об иностранных агентах, то там решение принимает Минюст, а здесь, вы говорите, прокуратура.
А почему не какой-то один орган будет решать этот вопрос? Это будет компактно, все сразу в одном котелке будут, понятно и так далее. Хинштенн А. Е. Спасибо за вопрос.
Не знаю, что значит – быть в одном котелке. Но, совершенно точно, нноагенты и история с противодействием Интернет-цензуре, выражаясь вашей терминологией, не в одном котелке, это два разных котелка. Поэтому проводить какие-либо аналогии я здесь не стал.
Что касается прописанного законопроектом механизма, на наш взгляд, он достаточно прозрачен, он понятен. В нём участвует не один орган, а, как я уже сказал, три органа. Это Генеральная прокуратура... Причём закон устанавливает, что такие решения о признании владельца ресурса причастным к нарушениям основополагающих прав и свобод может выносить Генеральный прокурор или его заместитель, то есть это круг ограниченный, по согласованию с МИД России, а реестр ведёт Роскомнадзор.
И ещё важная вещь, о которой я не упомянул в своём докладе. Дело в том, что с момента устранения выявленного нарушения прав и свобод все ранее предъявленные требования и наложенные санкции снимаются. Иными словами – если владелец ресурса завтра пришёл в себя, осознал, снял ту блокировку, которую он поставил, то его исключают из этого реестра, и все меры, которые (воздействия на него) ранее применялись, точно так же прекращают реализовываться.
Спасибо.
Председательствующий. Власов Василий Максимович. Власов В. М., фракция ЛДПР.
Уважаемый Александр Евсеевич, ну. понятное дело, что большинством голосов, к сожалению, наверное, будет законопроект этот принят.
Вот представим: хорошо, заработал он. Мы из пояснительной записки увидели, что в «Твиттере», «Фейсбуке» и «YouTu.be» появятся, наконец-то, каналы «Russia Today», РИА «Новости» и «Крым 24». Но не кажется ли вам, что в этом случае социальные сети будут специально убирать видео и различные высказывания наших политиков или средств массовой информации из трендов, и просто никто это смотреть не будет? Информация будет опубликована, и канал будет работать, но просто на этом канале будет пять просмотров.
Спасибо.
Хинштейн А. Е. Спасибо за вопрос. Хотя он, наверное, относится не к существу закона, а к взаимоотношениям между пользователями и Интернет-ресурсами.
Отмечу лишь, что речь идёт об Интернет-ресурсах всех, и о социальной сети в том числе. И речь идёт не об иностранных Интернет-ресурсах, в законопроекте слово «иностранный» не произносится.
Речь идет о любых Интернет-ресурсах при существенном условии. Это Интернет-ресурсы, которые ориентированы на аудиторию из числа граждан Российской Федерации. Это ресурсы, которые должны вестись на русском языке или языках народов Российской Федерации. И, повторяю, мы четко сориентированы на наших граждан.
Иными словами, если завтра в каком-то сервисе на каком-то ресурсе будет заблокирована страница или канал русскоязычной общины в Латвии, это не будет являться предметом нашего законопроекта при всей негативности и возмутительности данного акта. Спасибо.
Председательствующий. Куринный Алексей Владимирович.
Куринный А. В. Спасибо, Александр Евсеевич. Суть законопроекта в том, чтобы ограничить распространение информации, которая там по какому-то избирательному принципу отсекает тот или иной источник информации – по половому признаку, признаку религии, ну и там в связи с введением санкций и иными причинами. Такое вот размытое определение. Но, по большому счету, частной компании мы сегодня диктуем или пытаем диктовать условия. В то время как своим государственным компаниям мы таких условий выставить не можем. Я имею в виду на политическом поле.
Первый канал. Почему Первый канал не показывает КПРФ, ну или «СПРАВЕДЛИВУЮ РОССИЮ», или ЛДПР по тем же самым условиям'
Ограничения, цензура по политическим мотивам? Да. Будет ли он работать тогда и по государственным, скажем так, информационным ресурсам, которые в принципе, если четко следовать вашему закону, могут попасть под это действие? Или это будет всё-таки строгое избирательное ограничение?
Хинштейн А. Е. Спасибо, Алексей Васильевич. Алексей Владимирович, простите.
Хотя вопрос вас не имеет отношения к нашему законопроекту, я позволю себе возразить и заметить, что я не вижу, не наблюдаю какой-либо цензуры по отношению к представителям КПРФ, потому что целый ряд коллег, в том числе находящихся в этом зале, часто и активно участвуют в различных программах, в том числе на Первом канале.
Я регулярно сам в студиях и на Первом канале, и на втором оказываюсь рядом с моими коллегами, людьми, к которым я испытываю большое и глубокое уважение. Например, к моему товарищу и земляку Леониду Ивановичу Калашникову или к моему заместителю по комитету Александру Юшенко, с которым мы часто участвуем в разных программах.
Таким образом, речь идет не о цензуре в отношении КПРФ, наверное, а в отношении каких-то конкретных лиц. Потому что для телевидения, скажу вам как профессиональный журналист, и для СМИ в целом интересны люди не с точки зрения их политической пристрастности или их политической окраски, а с точки зрения их сущности. Вот интересен Леонид Иванович Калашников, поэтому он в эфире. И, я думаю, что по частоте выхода Леонида Ивановича в эфир, он...
Я думаю, многие единороссы в этом зале могли бы ему позавидовать. Если кто-то из депутатов КПРФ не интересен в силу разных причин, это проблема не цензуры, это проблема конкретно взятого человека.
И еще. Наш законопроект направлен как раз на противодействие интернет-цензуре, а не на ее развитие. И то, о чем вы говорите сейчас, что кто-то будет, по сути, келейно принимать решение, что это размыто, нарушает права и свободы, нет, это не так. У нас есть совершенно четкое определение и четкое понимание. Когда ограничение происходит в отсутствие каких-либо оснований, когда это не соответствует международному праву, это интернет-цензура. Вот, допустим, ограничение доступа или блокировка канала «Крым 24» – это цензура. Спасибо.
Председательствующий. Иванов Сергей Владимирович.
Иванов С. В. Вопрос к докладчику. Вот вы, к сожалению, не привели ни один, как вы сказали, из 20-ти случаев, в соответствии с которыми вы вот внесли данный законопроект.
Я вот что хотел спросить. Вот недавно относительно представитель МИД опубликовала в своем твиттере отвратительнейший пост о визите Президента Сербии в Соединенные Штаты, о его встрече с Президентом США, за который, как вы знаете, потом и президент, и министр иностранных дел извинялись. И вот эту вот мерзость не заблокировали, не написали, что это неприлично и так далее.
Приведите, пожалуйста, хотя бы еще один пример, какую такую общественно значимую информацию блокируют вот эти вот люди, против которых вы этот закон продвигаете, чтобы мы могли вот реально себе представить, что такого они хотели сказать, а эти нехорошие супостаты заблокировали?
Хинштейн А. Е. Спасибо, Сергей Владимирович, за вопрос. Ну, первое. Никакого отношения к нашему закону конкретная запись в социальной сети представителя МИД не имеет. Но если вы хотите мое мнение услышать, то основания для ее блокировки, наверное, имели место.
Что касается тех фактов, которые вам, в отличие от большинства присутствующих в этом зале, неизвестны. Такие факты Роскомнадзором и общественностью на сегодняшний день зафиксировано более 20-ти, как я уже сказал, за последний месяц. Помимо уже названной мною блокировки аккаунта канала «Россия 24», это удаление канала «Царьград» с YouTube, это закрытие аккаунтов в Арр Store для распространения на территории Украины российского телевидения и телекомпании НТВ, это блокировка Russia Today, это ограничение по возрастному принципу ряда фильмов, сделанных российскими журналистами, например, фильм про Беслан Александра Рогаткина. Это блокировка, кстати говоря, по возрастному принципу, о чём на заседании комитета вспоминал один из соавторов нашего законопроекта Алексей Пушков, где была наложена возрастная блокировка на его программу «Постскриптум», которую он делает. Это надо понимать, что возрастная блокировка, конечно же, сразу осложняет доступ к тому или иному продукту, к тому или иному контенту.
Мне кажется, что я ответил на ваш вопрос.
Председательствующий. Спасибо, коллеги.
Есть ли желающие выступить по данному вопросу? Есть.
Включите запись.
Покажите список.
Куринный Алексей Владимирович.
Куринный А. В. Добрый день! Раиса Васильевна, нет никакого желания красоваться. В зале по моим подсчётам присутствуют 180 депутатов. Многие, кто хотел, уже убыли, я так понимаю, своими делами занимаются.
Что касается законопроекта. Законопроект даёт право ограничить или заблокировать полностью источник какой-то информации, предоставляющий соответствующую площадку, ссылаясь на нарушение неких основополагающих прав – свободно искать, получать и распространять информацию на основании вот некого избирательного подхода.
Я уже говорил, по поводу религии – это понятно, по поводу возраста -понятно, по поводу там какой-то социальной принадлежности – тоже понятно, даже введение санкций – это тоже понятно, против российских компаний или каких-то физических лиц. Но вот что в иных случаях – это тоже какая-то такая абсолютно непонятная формулировка, как это будет трактоваться, тоже большой вопрос. Что такое «иные случаи»? Кто оценивает? Оценивает генпрокурор вместе с Министерством иностранных дел.
Ну, естественно, вы понимаете, что какого-то Васю Пупкина где-нибудь там в далёких сетях, его оценивать не будут, это абсолютно политические будут решения, избирательные по конкретным организациям, причём достаточно громким. И работать он будет строго избирательно, мы это тоже прекрасно понимаем. Я не зря говорил про одинаковое отношение в данном случае к информационным площадкам иностранным и к нашим.
Ну, если Александр Евсеевич считает, что у нас нет цензуры, мы считаем, что у нас цензура есть, и вопрос не в том, как появляется или кто появляется на экранах в каких-то информационно-развлекательных передачах, а в том, как, например, доносится программа партии, результаты голосования нашего. Вот вчера конкретный пример по сенаторам: как было это преподнесено, как это было доведено через государственные средства массовой информации. Поэтому сегодня такой вариант защиты граждан вызывает много вопросов. Безусловно, избирательное будет применение.
Ну и самый главный вопрос: есть ли техническая возможность? Вот Николай Васильевич спросил, технической возможности, как мы видим по последним примерам, нет. Telegram пытались заблокировать, многие оппозиционные жесткие каналы спокойно сегодня распространяются у нас, при том что Роскомнадзор вроде имеет там и кадры, вроде имеет и оборудование, а сделать ничего не может.
И мы сегодня прекрасно представляем, что и вот эта дубинка, она вот такая виртуальная. Мы её заносим, вроде бы пугаем, вроде бы как она будет действовать. Ещё, кстати, не понятно, как она будет действовать по тем вот фактам 24 заблокированных каналов. То есть будет закон иметь обратную силу или не будет? Будет после этого какой-то конфликт международный? И как мы из него будем выходить? Это тоже большой вопрос. К сожалению разработчики на этот вопрос нам тоже не ответили.
В этих условиях, естественно, в отсутствие технической возможности, в отсутствие четких критериев, в отсутствие, ещё раз говорю, вот этого общего подхода ко всем фракция КПРФ не видит возможности поддержать данный законопроект.
Председательствующий. Спасибо. Боярский Сергей Михайлович.
Боярский С. М. Уважаемые коллеги, я сразу отвечу Алексею Владимировичу. Если законопроект будет принят, и те блокировки (24), о которых мы говорили, не будут сняты, то это будет длящееся нарушение, вот в нашей логике, в отношении которого можно будет реагировать, а можно будет и не реагировать. Мы не обязываем Роскомнадзор и Генпрокуратуру реагировать на каждый факт совершения того или иного нарушения.
Мы сегодня делаем очень важное дело: мы создаем первый инструмент защиты нашего цифрового суверенитета. Нас очень просили сделать шаг в этом направлении все наши коллеги, которые имеют отношение к цифровому пространству. Очень важная вещь, что мы не делаем различия для своих и чужих, Александр Евсеевич об этом сказал, для всех одинаковые правила игры.
Не нужно ничего изымать по какому-то принципу, нравится, не нравится, это соответствует сегодняшнему видению там чьей-то политики и не соответствует.
Вот почему-то мы всё время цензуру политизируем. Но это очень мелко. Надо смотреть глубже. Сегодня это сиюминутное желание расправиться с политическим оппонентом, а завтра это будут нападки на нашу культуру, послезавтра на нашу историю. Вот о чём идёт речь.
Не дай бог, что так будет. Но мы должны иметь инструменты защиты и сдерживания, дипломатические инструменты, которые будут включаться в самом крайнем случае, я говорю о блокировках.
Мы все с вами приветствуем развитие самых разных цифровых ресурсов на территории России, и наших, и иностранных. Конечно, хочется, чтобы наших было больше, чтобы они были конкурентоспособными. Но есть прекрасные иностранные аналоги, каждый из нас ими пользуется, миллионы наших граждан пользуются ими, и никто не хочет взять их и в одночасье заблокировать.
Будет механизм штрафов. И надо сказать, что он уже работает. Посмотрите, Google начинает платить штрафы по нашим претензиям. Это значит, что мы входим в сложный, трудный, но диалог.
И поэтому с этой трибуны высокой мы всех призываем уважительно относиться к нашим законам, уважительно относиться к пользователям Российской Федерации, которые являются ядерным, так сказать, звеном всех процессов в нашем Рунете. И, конечно, требуем исполнения всех законов Российской Федерации.
Фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ», конечно же, будет поддерживать принятие этого законопроекта в первом чтении. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
От фракции ЛДПР кто будет выступать? А?
Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Но у нас по одному от фракции. Либо поделите три минуты на двоих, пожалуйста. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Это не наше решение. От фракции кто будет выступать? Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Власов, пожалуйста. Сейчас Власов выступит... Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Какое решение? Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Это давно принятое решение уже. Из зала. (Не слышно.)
Председательствующий. Я потом поставлю на голосование ваше предложение, дать вам слово. Пожалуйста.
Власов В. М. Цензура прямо в зале.
Уважаемые коллеги, ну, сразу озвучу позицию фракции, мы будем голосовать против. И очень интересно, почему представители КПРФ сказали, что будут голосовать против или не будут поддерживать, хотя у вас как бы автор один из ваших депутатов, ну, допустим.
Почему-то в самом конце рассматриваются самые резонансные законопроекты и вчера, и сегодня. Ну и, конечно же, как бы когда любой законопроект обсуждается, все-таки нам надо обращаться к нашим избирателям, в данном случае, если мы говорим про социальные сети – это молодежь.
Так вот все опросы, которые мы проводили, 95-97 процентов против этого законопроекта, а все-таки учитывая, что молодежь и пользователи социальных сетей против, конечно же, логично, что и депутаты Государственной Думы должны проголосовать против. Ну и, конечно, ставить в один ряд блокировку «Russia Today» или вот, например, как было Александром Евсеевичем сказано «Царьграда».
Сейчас все из вас могут открыть ненавистный американский смартфон, который у вас есть, ввести на ненавистном YouTube «Царьград» и вы там найдете профиль «Царьграда» и все-все видеозаписи, которые там есть, так что в этом направлении ничего не заблокировано, но даже если отвечать на то, что какой-то из телеканалов или каких-то из пабликов российских был заблокирован, надо хотя бы одинаковыми ответными мерами.
Ну, в ответ на то, что заблокировали «Russia Today» там, на Facebook или в Twitter заблокируйте CNN в «Одноклассниках». Но вот проблема, наверное. CNN в «Одноклассниках» нет, потому что там никто это не читает, но вы можете, пожалуйста, это будут реальные ответные зеркальные меры. Мы же все время говорим о том, что надо на такие веши отвечать зеркально, так давайте ответим зеркально.
Но просто, когда, например, нам говорят: вот есть там видео различные, которые не попадают в тренды. Хорошо. Будет принят этот законопроект, видео «Царьграда» будет показываться. Ну и где оно будет показываться? Где будет работать этот канал? Да, то есть посмотрят его 50 человек или 100 человек.
Вот перед тем, как выступать по этому законопроекту, я специально посмотрел, что на YouTube есть по поводу этой инициативы, и я наткнулся на интервью на «Россия-24». Канал «Россия-24» имеет 5,5 миллиона подписчиков на YouTube.
Но касательно этого интервью, один из авторов этого законопроекта высказывался по этому поводу, его посмотрело 250 человек. Хорошо, будет принят этот законопроект, но все посты Russia Today, «Царьграда» будут смотреть 200 человек. Потому что сами социальные сети назло этому законопроекту будут эти видео и эти посты помещать в самый низ трендов, соответственно никто это просто видеть не будет.
Поэтому мы будем голосовать против этого законопроекта, я уверен, что молодёжь вам спасибо не скажет за этот законопроект. Когда Telegram-каналы блокировали, они выходили на улицы, на различные акции протеста, блокировали, блокировали, да ничего не получилось, я думаю, здесь будет то же самое.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, я напомню, по предложению Совета Думы, и Государственная Дума согласилась с этим, на период пандемии у нас действует порядок, когда выступают по одному представителю от фракции. Это первое.
Второе. Тот, кто хочет своё выступление по данному вопросу приобщить к стенограмме, может это сделать в печатном виде, никакой цензуры нет. Сергей Владимирович, пожалуйста, передайте в секретариат, мы приобщим к стенограмме Государственной Думы.
Представитель президента? Правительства? Докладчик? Пожалуйста, Хинштейну включите. На какую карточку? На карточку Савченко.
Хннштейн А. Е. Да. спасибо.
Уважаемые коллеги, жаркая дискуссия, и мы понимали, внося этот закон, что он, конечно же, вызовет определённое обсуждение, и это очень хорошо. Я призываю всех, кто действительно заинтересован в защите, как справедливо сказал Сергей Михайлович Боярский, нашего цифрового суверенитета, присоединиться к работе ко второму чтению этого законопроекта, потому что мы полагаем, что многие вопросы к этому моменту могут быть сняты.
Но то, что у России должно быть право защищать своих граждан, мне кажется, это очевидно должно быть для всех, кто патриотично относится к своей стране, а не провоцирует людей, как было сказано у предыдущего выступающего, выходить на улицы. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, ставится на голосование проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». Пункт 38.
Включите режим голосования. Покажите результаты.
Результаты голосования (16 час. 24 мин. 36 сек.)
Проголосовало за 317 чел 70.4 %
Проголосовало против 38 чел 8,4 %
Воздержалось 1 чел 0,2 %
Голосовало 356 чел.
Не голосовало 94 чел 20,9 %
Результат: принято Принимается в первом чтении. По ведению Иванов Сергей Владимирович.
Иванов С. В. Александр Дмитриевич, я хочу напомнить, что вы нарушаете Регламент. Во-первых, подобные решения принимаются на каждом пленарном заседании. Вы мне перед этим обещали поставить на голосование и не выполнили своего обещания.
Я. конечно, могу своё выступление передать в стенограмму и так далее, но вы вот сейчас вот наглядно показали, что вы даже здесь слова не держите.
Председательствующий. Ну это ваше мнение. Я думаю, что комитет по Регламенту с вами не согласится.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments