leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Информирующая журналистика в период пандемических ограничений

Вышла в свет статья Натальи Вакуровой Информирующая журналистика в период пандемических ограничений // Вакурова Н. В., Московкин Л. И., Файнберг Н. Л / Ценностные ориентиры современной журналистики : сб. науч. ст. по материалам VII Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием (г. Пенза, 8–10 октября 2020 г.) / под ред. д-ра филол. наук, доц. Е. К. Рева. – Пенза : Изд-во ПГУ, 2020. – с. 9-16

Н.В.Вакурова,
зав. кафедрой журналистики и массовых коммуникаций Института современного искусства
Л.М.Московкин,
спецкор газеты «Московская правда»
Н.Л.Файнберг,
магистрант Института современного искусства

ИНФОРМИРУЮЩАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В ПЕРИОД ПАНДЕМИЧЕСКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ

Аннотация. В статье описаны кардинальные перемены 2020 года и их влияние на журналистику. Показаны причины управляемости журналистики и трансформации журналистского контента в условиях карантина и самоизоляции, растущей безработицы и психологических эффектов пандемических ограничений. Приведены рекомендации по сохранению информирующей журналистики в противовес фейкам и манипуляциям в СМИ.
Ключевые слова: базовая тревожность, блогосфера, информирующая журналистика, пандемия, самоизоляция, сублетальные факторы

N. V. Vakurova,
head of the Department of journalism and mass communications of the Institute of contemporary art
L. M. Moskovkin,
special correspondent of the newspaper «Moskovskaya Pravda»
N. L. Feinberg,
master's student at the Institute of contemporary art

INFORMING JOURNALISM IN A TIME OF PANDEMIC RESTRICTIONS

Abstract. The article describes the fundamental changes in 2020 and their impact on journalism. The reasons for the manageability of journalism and the transformation of journalistic content in conditions of quarantine and self-isolation, growing unemployment, and the psychological effects of pandemic restrictions are shown. Recommendations are given for preserving informative journalism as opposed to fakes and manipulations in the media.
Keywords: basic anxiety, blogosphere, informing journalism, pandemic, self-isolation, sublethal factors

Текущий 2020 год отмечен синергичным влиянием ряда независимо совпавших факторов. На этот год были ориентированы прошлые ожидания, в частности, забытой «Стратегии-2020». В этом году усилились экстремальные следствия физической турбулентности в погоде и в кооперативном поведении человеческих масс. Начался год с опасного роста базовой тревожности населения, судя по контенту блогосферы. Заметно увеличилась доля населения с цикличной активностью. Многим пришлось поменять образ жизни по причине карантина и самоизоляции.
Характерная для кризиса лабильность массового сознания позволила инвертировать установки, казавшиеся незыблемыми. Глобальная борьба с выбросами производства не мешала поджигать леса и поддерживать концепцию полезности лесных пожаров. Борьба с одноразовой посудой и тарой не препятствовала вводу в оборот огромного объема средств индивидуальной защиты. Межгосударственные альянсы показали свою несостоятельность. Рыночные принципы окончательно уступили распределительным. Производство традиционных товаров было остановлено или перепрофилировано. Для сохранения аудитории СМИ переводили свой контент на бесплатный доступ и открыли пресс-конференции в онлайн-трансляции. Конкуренция в значительной степени уступила кооперации.
Журналисты во многом изменили отношение к собственной роли. В начале века рост влиятельности СМИ привел к утрате инстинкта самосохранения в профессии. Затем кризис информирующей журналистики, снижение оплаты труда, перевод на заемный труд и рост безработицы заставили журналистов ценить свою работу и соглашаться на конвергенцию, фактически расширение специализации без увеличения оплаты.
Карантинные ограничения применяются избирательно в зависимости от контента источника.
Представитель МИД Мария Захарова отмечает опасный вид цензуры – модерация сознания. В перспективе мы потеряем доступ к информации о себе.
Кардинальные изменения жизни общества происходили таким образом, что в break news не попадали. В журналистском контенте невозможно различить частные факты узкой значимости и события, меняющие жизнь десятков и сотен миллионов людей
Многие считают, что пандемия позволила нам избежать аналога Первой мировой войны.
На протяжении года ландшафт публичного информационного поля неоднократно менялся. В первый месяц жесткого карантина в полной мере реализовалась заложенная в 2008 году тенденция превращения блогосферы Рунета в пятую власть и соответственно использования России в качестве источника информации, подавленного в глобализованных СМИ управлением USAGM. [4]
В этот месяц параллельно официальным СМИ и независимо от них ряд источников был комплексно использован для залпового вброса информации о механизме запуска тотальной акции «пандемия», ее интересантах в США и КНР, связи с кризисом на виртуальном и реальном рынках нефти, природе вируса COVID-19 с невысокой агрессивностью и причинах острого патогенеза в популяционном иммунодефиците.
Новая информация не стала достоянием масс. Многие вопреки логике событий верят, что вирус новый и создан искусственно в качестве оружия. Однако основные черты необратимо изменившегося мира стали понятны интуитивно. В их числе кризис вадидности наднациональных и транснациональных структур, возврат непроницаемых для передвижения границ, использование административно-командных решений для подавления конкуренции и развития, увеличение теневого сектора экономики и полулегального производства, рост объема унифицированной лжи в замещение реальных проблем.
Хаотизация поведения увеличила вклад человеческого фактора в наращивание проблем и ускорила процесс внедрения новых технологий для обезлюдивания производства. Растущая безработица пополнила прекариат и создала феномен «диванных войск». Если недовольных отключить от Интернета, предположительно возрастут уличные протесты.
В блогосфере резко усилен поток креативно и технологично генерируемых фейков. Однако сам механизм образования пятой власти предполагал возможность безошибочного распознавания информации и дезинформации.
Основным диагностическим признаком мимикрирующей метажурналистики является опережение события с искусственной релевантностью. Событие в таком случае оказывается сфабрикованным и вместо доказательства получает аргументацию обратной логики: если мы приняли меры, то и само событие имело место.
Параллельно развивалась альтернативная линия.
Запущенная властными ращениями 2008-2009 гг. самоорганизация Рунета уравняла в правах коммуникатора и коммуниканта, соответственно блогов и СМИ. Для адекватного освещения причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС властным решением фактически создали новое право Ius et auditum, поставив блогера выше Интерфакса. К аномальному 2020 году Рунет был готов, так как управление информационными потоками уже было отдано их потребителям.
Благодаря этому стали появляться аналитические материалы с прогностическим описанием событий. Выявлена природа механизма системной генерации целеполагания общества, враждебного целеполаганию суммы индивидуумов. [5] Элементы и проявления данного явления стали известны до объявления пандемии, в том числе в феномене deep state, описанного Эдвардом Сноуденом в автобиографическом документальном романе «Личное дело». [4]
Историческая роль Сноудена состояла в раскрытии механизма принятия решений в формате глобального двоевластия. В России спешно проведенные исследования показали двойственную реакцию людей на новые условия жизни и работы. Некоторые ответили пассивностью и стали жертвами деградирующего стресса. Другие мобилизовались благодаря собственной жизнестойкости (Vis vitalis), стимулированной под прессом пандемических ограничений.
Укрепилось понимание россиянами давно известного факта, что они стали подопытными объектами масштабного эксперимента. Сочетание сублетальных условий жизни и работы online на платформах США Zoom и Skype превратило происходящее в России в шоу «за стеклом» с целью поиска путей выживания.
На пике развития эксперимента были отодвинуты или сокращены такие депрессивные инструменты, как ОМС, экзамены, отчетность. В то же время другие актуальные вопросы окончательно удалены из общественной повестки. Например, хаос ценообразования в строительстве и недоступность жилья для нуждающихся. При этом строительство карантин не остановил, как и другие теневые сферы.
Тема «нового коронавируса» принудительно закрыла от освещения хроническую проблему недоступности информации по этиологии ОРЗ, созданную еще в советское время. Анализы не проводились. Система Минздрава централизованно не занималась лечением того, что более десяти лет назад в прямой информации из очагов заболеваемости называли легочной чумой. Предположительно причиной был коронавирус из Китая и эпидемический порог был локально превышен. К тому времени инфекционный коечный фонд сокращался согласно международной установке.
Нам не удалось добиться ответственной информации по легочной чуме или птичьему гриппу. В то же время выходили фильмы-катастрофы и детективные романы об эпидемии смертельно опасной инфекции высокой контагиозности. Эпицентром эмиссии запугивающей население продукции стали США. Оттуда же экспортировались проблемы диагностики и маршрутизации пациентов.
Дефицит существенной информации в потоке свидетельствует о его управляемости. Среди источников замечены аккаунты информационной поддержки международного антивакцинального лобби, перепрофилированные на время пандемии.
К осени поток информации сменился общими рассуждениями. Часть активных источников исчезла из информационного поля. Началось подведение итогов. Дополнительный сублетальный фактор пандемических ограничений на фоне запугивания стимулировал развитие науки, образования и здравоохранения. Параллельно усилилась конфронтация внутри системы глобального двоевластия в условиях двоемыслия.
Исследователи контента СМИ и блогосферы зачастую склонны к русофобии и не замечают насаждения неадекватных концепций, прежде всего презумпции вины мужчин трудоспособного возраста, также рыночной экономики при отсутствии конкуренции, устойчивого развития на фоне постоянных госпереворотов, неадекватной борьбы с коррупцией и лженаукой, независимой журналистики под жестким управлением с предписанием, как и о чем сообщать.
В условиях неадекватности базовых концепций актуальные проблемы населения недоступны журналистике. Под эмбарго оказались темы национальной и огосударствленной групповой преступности, рост женской агрессивности и угасания мужского начала, истинная ситуация с вакцинацией, природа ГМО и причины глобального потепления на фоне политизации экологии. Попытки написать об этом отторгаются аудиторией.
Журналистика столкнулась с тем, что проще размещать заготовки и освещать события, включая постановочные в заданном ключе, чем создавать оригинальный контент. Новости могут оказаться настолько неожиданными, что пугают выпускающего редактора. В результате СМИ воспроизводят одни и те же проверенные сообщения вне актуальной повестки населения, непонятные широкой аудитории. На момент написания статьи таковыми стали «отравление Навального» и его связь с достройкой «Северного потока – 2», борьба вокруг мессенджера Tik-Tok, обилие нарушений на выборах, которых избиратель не видит.
Новости из национальной повестки отражают намерение решить хронические проблемы газификации страны, повышения зарплаты преподавателей и снижения объема бессмысленной отчетности, расселения аварийного жилья. Результат может оказаться недостижим из-за двоевластия.
Профессор СПбГУ Сергей Ильченко на конференции в Пензенском госуниверситете 05.10.19 объяснил, что СМИ выгодно продолжение темы с наращиванием десятков экзотических или конспирологических версий без раскрытия правды о событии. [3] До этого на конференции Журфака МГУ в ответ на вопрос Ильченко главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин представил отказ от исчерпания темы как достижение своей информационной политики.
В 2020 году СМИ получили обязательства сообщать о развитии пандемии нового коронавируса и пугать население, хотя доступные данные далеки даже от эпидемии и ниже заболеваемости гриппом и летальности от него. [1] Появилось относительно новое явление управляемой инфодемии с явными признаками умственной эпидемии. Ее феноменология изучена и описана в том числе под названием «моральная паника». [2]
Обилие событий одновременно способствовало как развитию информирующей журналистики, так и ее подавлению. Контент MSM приобрел черты журналистики тоталитарной эпохи в выплесках иносказательности на фоне единообразия. Учиться доносить истину сквозь запреты можно на контенте радиостанции «Эхо Москвы».
Журналисты стали заложниками той составной силы двоевластия, которая пытается любые перемены использовать односторонне. Понятие «собственное мнение» потеряло смысл, поскольку собственные интересы не формулируются журналистикой и соответственно не формируется запрос общества на их освещение по крайней мере до точки невозврата в развитии событий по каждому конкретному вопросу.
Попытка прямого решения проблем по мере их возникновения была предпринята на ресурсах типа «Активный гражданин» и Единый портал государственных услуг. Однако в них не предусмотрен механизм отражения массовых проблем граждан по указанной выше управляемости СМИ.
Необходимую функцию на сайте может оказаться невозможно найти без обучения или подсказки из Яндекса. CAPTCHA оказывается нечитаемой. Механизм идентификации «Я не робот» использует мутные картинки с изображением элементов североамериканской реальности, с трудом распознаваемых россиянином.
В результате созданный механизм прямого общения гражданина с властью превращается в квест.
В данном случае возможности косвенного террора возникли на базе подавления информатики. Во время создания нового предмета возникла конфронтация ментальности информатиков и программистов. За десяток лет информатика была подавлена и предмет наполнился элементами программирования с добавлением систем счисления. Это было сделано для исключения индивидуальной защиты от вредоносного контента, прежде всего детей. Однако ударило по всем, кто работает с информацией.
Журналисты вынуждены работать на компьютерах, открытых постоянному обновлению ПО и на текстовой программе с чрезмерной сложностью и обилием ненужных функций для затруднения доступа к нужным.
Вопреки тому, что генсек Никита Хрущев в пакете размена по Карибскому кризису уступил Вашингтону и закрыл опережающие разработки по созданию государственной информационной системы, после появления первых компьютеров в СССР отечественные умельцы быстро создали простые и надежные программы оболочки и для работы с текстами. Они были настолько конкуренты, что на их подавление были брошены значительные ресурсы. Разработчиков трудоустроили в системе Microsoft.
В России невозможно защититься от управления информацией из США, описанного Эдвардом Сноуденом. В Китае для этого достаточно пользоваться продукцией Huawei. В России она имеет другое наполнение, сходное с Apple и Hewlett Packard. Вашингтон ведет торговую войну с Пекином, опасаясь влияния Китая на США подобно защите через закон FARA от популярности гитлеровского фашизма. Российский рынок они успешно поделили горизонтально с условием допуска китайской продукции кроме ПО, которое должно быть из США.
Журналистам недоступна описанная актуальная тематика, определяющая проблемы прежде всего их собственной работы.
Минцифры Максут Шадаев в ответ на наши вопросы сообщил о подготовке стандартного шаблона для сайтов государственных органов и учреждений, также платформы видеоконференцсвязи для образования. На сегодняшний день отечественный мессенджер Там-Там не используется даже органами власти.
В условиях острых перемен журналистам необходимо использовать принципы самоспасения и отказываться от узкой специализации. Рост связности активного мира в определении Юрия Чайковского создает преимущества универсальным журналистам в описании Дэвида Рэндалла. Информация перестает быть ликвидным товаром, на котором можно заработать. Ликвидный продукт в СМИ оказывается за пределами журналистики.
Если невозможно отказаться от работы на основе неадекватных установок, как минимум, не следует в них верить и трансформировать в собственное мнение. Тем более нельзя верить в публикуемые прогнозы о жизни после пандемии. Организаторы глобальной акции не имеют инструментов выхода из нее и будут вынуждены заменять на другие подобные проекты. Нельзя задерживать публикацию опасной для ее носителя информации. В борьбе за скорость недопустимо публиковать горячую информацию под собственную ответственность, это можно делать только со ссылкой на источник. Журналист должен быть готов к тому, что достоверная общественно-значимая информация может быть объявлена фейком с ответственностью публикатора. И наоборот, самый нелепый вымысел воспринимается как должное, закрывая выход достоверной информации.
Литература

1. Вакурова, Н.В. Кампания «эпидемия коронавируса» как инструмент развития глобального кризиса. / Н.В Вакурова, Н.Л. Файнберг, Л.И. Московкин. // Научное пространство России: генезис и трансформация в условиях реализации идей устойчивого развития Сборник научных статей по итогам национальной научно-практической конференции 17-18 апреля 2020 года. Санкт-Петербург. – СПб., Центр системного анализа, 2020. – с. 102-110.
2. Ефанов, А.А. «Волны» моральных паник в российском обществе 1990-2010-х годов: историко-социологический анализ // Изд. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Социология Политология 2018, 18, вып. 1
3. Ильченко Сергей, Дмитрий Goblin Пучков. Как нас обманывают СМИ. Манипуляция информацией. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков. – СПб.: Питер, 2019. – 320 с., тир. 3 тыс. – (Серия «РАЗВЕДОПРОС»).
4. Сноуден Э. Личное дело. / Пер. с англ. – Москва, Эксмо, 2020.
5. Чайковский, Ю.В. Коронавирус как инструмент эволюции биосферы / Какой должна быть современная картина мира? Ю.В. Чайковский // Экология и жизнь / сетевая публикация http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/51438/?fbclid=IwAR3DJBnHLbIcTesqUDCq3V13iGMYv6KTLsFygYrFbpX1sfhrefNNRgKxc9Q
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments