leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

ЕР отклонила законопроекты СР и КПРФ о поэтапном снижении НДС

ЕР отклонила законопроекты СР и КПРФ о поэтапном снижении НДС – Гартунг Чем сложнее производство, там больше налог Что происходит Это стыд и позор - Фаррахов.НДС косвенный налог От дохода не зависит. ЕР против законопроектов – Вера Ганзя Ни одна страна не могла вступить в ЕС не приняв НДС, в Венгрии 27% В США Канаде нет НДС, налог с продаж У нас падет потребительский спрос, а это двигатель экономики – Завальный Выпадающие доходы два трлн
54.1 918286-7 Госдума в итоге обсуждения отклонила в первом чтении законопроект «О внесении изменения в Налоговый кодекс РФ в части оптимизации ставок налога на добавленную стоимость в целях восстановления и развития потенциала экономики РФ»
Документ внесли 11.03.20. Депутаты ГД Г.А.Зюганов, И.И.Мельников, В.И.Кашин, Н.В.Коломейцев, В.С.Шурчанов и др. (КПРФ)
Представил депутат Николай Коломейцев.
Член комитета по бюджету и налогам Айрат Фаррахов. НДС косвенный налог платит конечный потребитель От дохода не зависит. ЕР против законопроектов
Законопроектом предусматривается поэтапное снижение налоговой ставки НДС с 20% до 12% в течение 2021 – 2025 годов.
Законопроект включен фракцией КПРФ в перечень законопроектов, подлежащих приоритетному рассмотрению.
Первое чтение 98 3 0 16:38, 100 7 1 16:39

54.2 903200-7 Одновременно отклонен в первом чтении альтернативный законопроектт «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ от 05.08.2000 № 117-ФЗ» (в части изменения ставки налога на добавленную стоимость)
Документ внесли 18.02.20. Депутаты ГД С.М.Миронов, В.К.Гартунг, В.В.Белоусов, А.Н.Грешневиков, М.В.Емельянов, С.И.Крючек, И.Ю.Моляков, Ф.С.Тумусов, О.В.Шеин (СР)
Представил депутат Валерий Гартунг.
Законопроектом предлагается снизить общую ставку НДС с 20% до 15%, а расчетную ставку НДС – с 16,67% до 13,04% (расчетная ставка применяется при определении налоговой базы в случае реализации предприятия в целом как имущественного комплекса, а также при исчислении и уплате НДС иностранными организациями, оказывающими услуги в электронной форме).
Законопроект включен фракцией «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» в перечень законопроектов, подлежащих приоритетному рассмотрению.
Первое чтение 97 2 1 16:38

Стенограмма обсуждения
Итак, коллеги, два альтернативных законопроекта 54.1, 54.2. 54.1. Проект федерального закона «О внесении изменения в Налоговый кодекс Российской Федерации в части оптимизации ставок налога на добавленную стоимость в целях восстановления и развития потенциала экономики Российской Федерации».
Николай Васильевич Коломейцев.
I (ожалуйста.
Коломейцев Н. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллега!
Налоговая политика государства, наряду с бюджетной, таможенной и кредитно-денежной, является одним из главных инструментов воздействия на экономику любой страны.
У нас неоднократно и на самых высоких уровнях, и в президентских Посланиях, и в финансовых посланиях были обещания снизить налоговую нагрузку.
Однако, напомню вам, с 1 января 2019 года вы подняли на два процента -с 18-ти до 20-ти.
Если посмотреть то. что мы предлагаем, мы предлагаем в течение пяти лет снизить ставку с 2021 – до 18-ти, то есть вернуть ее к той, которая была. Затем с 2023 года мы предлагаем снизить до 15-ти и с 2025 года сделать ее 12.
Чем обусловлено наше предложение?
Ну, во-первых, как известно, мы уже длительное время строим единое экономическое пространство. И. если вы посмотрите, то, скажем, в Казахстане с 1 января 2009 года ставка НДС в размере 12 процентов. Есть еще Республика Кыргызстан, в которой также ставка НДС снижена с 15-ти до 12-ти.
Понимаете?
И, если посмотреть, получается, что наряду с высокими процентными ставками, мы создаем заведомо неконкретные условия для аналогичных предприятий на территории наших государств, входящих в ЕАЭС.
Кроме того, эксперты считают, что введение более низких ставок, оно позволит дать стимулы для развития экономики и выхода из тени целого ряда сегодня оптимизирующих всевозможным образом НДС и не платящих его в принципе, уходя от налогообложения.
И в данной ситуации жесткая фискальная политика искажает поведение налогоплательщиков, заставляя их искать, как я уже сказал, пути оптимизации. Чем выше ставка НДС, тем, ну. больше предприятий банкротится. Понимаете? Если вы посмотрите, я уже много раз называл вам малый и средний бизнес, только за последние годы, да Но если вы посмотрите, скажем, более глубоко статистику, а налоговая служба, Росстат даже наш, он это фиксирует регулярно. И. с нашей точки зрения, зачем же нам копить безмерные так называемые фонды национального благосостояния, не называя чьи, в то же время, ну. фактически удушать собственную экономику.
Если посмотреть самую ближайшую практику, вот мы углубились и посмотрели: Германия в условиях пандемии, вот сейчас, буквально полгода назад, чуть меньше, с 1 июля 2020 года снизила в связи с пандемией НДС с 19 до 16 процентов, даже для льготных, для льгот на НДС – с 7 до 5 процентов. К чему это привело? Это привело, вообще-то, к снижению инфляции. А если учесть, что у них колоссальная помощь населению, то у них население значительно меньше чувствует и последствия пандемии, чем у нас, понимаете. И в данной ситуации, по мнению экспертов и по нашему мнению, в общем-то, снижение ставки НДС должно вообще стимулировать рост нашей экономики. А если мы параллельно с этим поработаем ещё и над законом о банках и банковской системе, то мы могли бы дать тот необходимый толчок для оздоровления экономики Российской Федерации. Поэтому ссылки возможные на то, что вот будут выпадающие доходы, я вам приведу просто цифры интересные, посмотрите. По расчётам по нашим выпадающие доходы в 2021-2022 годах будут 152 миллиарда, в 2023-2024 – 228 и с 2025-го тоже 2 тысячи... 28.
Ну вы чувствуете разницу? Пели посмотрите: АСВ наше любимое -инструмент Центробанка по так называемому «оздоровлению банковской системы».
Я вам несколько цифр приведу. Если вы посмотрите, то у нас «Бинбанк» и Банк «Открытие» оздоравливались за 800 миллиардов рублей. Но вот здесь мой коллега сидит, шахтёр профессиональный, понимаете, он подтвердит, что ни одна шахта, которую обанкротил «Бинбанк», не получила ни одной копейки, понимаете? Но деньги-то на санацию выделены.
Если посмотрите дальше. У нас «Мособлбанк» – в 129 миллиардов оздоровление обошлось, «Банк Москвы» – 294 миллиарда рублей. А, вообще-то, я скажу вам так, что на так называемое «оздоровление банков», а фактически покрытие украденных учредителями денег, мы потратили около 5 триллионов рублей тоже, понимаете?
Ну как вам: 10 триллионов потратили никуда, а здесь не хотим дать своим предприятиям, которые а) дают заработную плату, б) платят во все уровни бюджетов налоги, понимаете, которые в принципе... тот самый так называемый «социально ориентированный бизнес».
И я чтобы не утомлять вас, хочу пригласить вас всё-таки конструктивно отнестись к этому вопросу. Я вам привёл факты, готов услышать аргументы против. Прошу поддержать. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад один будет или два? Один содоклад. Тогда доклад по пункту 54.2 – проект федерального закона «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации от 05.08.2000 № 117-ФЗ». Валерий Карлович Гартунг. пожалуйста.
Гартунг В. К. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги.
мы предлагаем снизить НДС с 20 до 15 процентов.
Напоминаю, что ещё недавно НДС у нас был 18 процентов.
По предложению правительства в этом зале было принято решение о повышении НДС с 18 до 20 процентов. И обосновывалось это тем, что денег в бюджете не хватает, дескать, нужны деньги на финансирование национальных проектов, и поэтому мы поднимаем налоги.
По этой же логике действовали, когда повышали пенсионный возраст. Денег, дескать, не хватает в стране, на пенсионеров слишком много тратим, поэтому давайте-ка мы тут сэкономим.
По этой же логике «заморозили» накопительную пенсию. Тоже туда же, в бюджет, направили. Ну, к чему это привело? Да, и говорили, что мы за счёт этого национальные проекты профинансируем, экономика будет расти.
Ну, что мы видим сейчас? Национальные проекты как у нас финансируются? Крайне плохо. Результаты есть? Нет. Экономика растёт? Нет. Доходы граждан падают. И, собственно говоря, спрос на рабочую силу тоже снижается, потому что... Посмотрите, ещё и пандемия здесь добавила ситуации. Да? И получается, что у нас миллионы безработных, у государства дополнительных доходов нет.
И самое интересное. Поднимая НДС, собирались пополнить бюджет. Но при этом провели налоговый маневр, по которому обнулили экспортные пошлины на нефть, то есть фактически отказались от налогообложения экспорта углеводородов, при этом переложив основную налоговую нагрузку на внутреннее потребление, повысив НДПИ.
То есть к чему всё это в комплексе привело, повышение НДС и налоговый маневр? К тому, что экспорт углеводородов стал более прибыльным, переработка внутри страны сырья стала невыгодной, и олигархи выстроились в очередь к правительству с просьбой – поддержите нас. Пошли отрицательные акцизы, списали налоговый режим НДД, где не взимается НДПИ. Ну, я уже говорил, обнуляются экспортные пошлины на нефть. И, таким образом, планируя собрать дополнительные деньги в бюджет, сальдо получилось отрицательное.
Только что получилось?
С граждан деньги собрали, я имею в виду повышение пенсионного возраста, «заморозка» накопительной пенсии. Я ещё не сказал про отказ от индексации пенсии работающим пенсионерам. Увеличение периода дожития каждый год на 6 месяцев, это тоже по 2.3 процента каждый год уменьшает пенсию граждан, то есть, со всей страны по нитке собирали, а олигархам -пожалуйста, прежде всего, сырьевикам.
К чему привело повышение НДС? Ну вы же понимаете, что при экспорте сырья возвращается НДС обратно. То есть, если раньше мы возвращали 18 процентов, теперь 20 процентов. Объём возмещения из бюджета экспорта, НДС за экспорт сырья вырос, то есть, получается, и здесь бюджет проиграл. То есть, мы собрали со всех, сырьевикам отдали деньги, а теперь сидим и ждём, что же у нас экономика, как она у нас будет расти, как мы будем выполнять указы президента, которые поставили цели по снижению числа бедных и по увеличению темпов развития экономики выше среднемировых? Ни та, ни другая, точно, не будет достигнута. Поэтому фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» предложила пакет законов, которые развернут тренд развития российской экономики в другую сторону.
Мы, кроме этого законопроекта, по снижению НДС (ставки НДС с 20 до 15 процентов) мы предложили ещё один законопроект, он тоже у нас есть, об отмене возврата НДС экспортёрам сырья. По-моему, он даже сегодня у нас в повестке стоит. Следующий. Следующий закон. То есть, вот нам надо в комплексе и рассматривать.
Если их рассмотреть в комплексе, то бюджет не просто не потеряет денег, он ещё и выиграет прямо в первый же год применения этих ставок, этих двух законопроектов. Но даже, если вы не примите отмену возврата НДС экспортёрам сырья, которая даст примерно два триллиона рублей в год. то вот у меня здесь расчёты в пояснительной записке есть.
Мы посчитали, а в трехлетней, в пятилетней перспективе, как, вообще, налоги у нас. государство выиграет или проиграет в налогах? . Выиграет 825. по-моему, там. миллиардов рублей в год. Причём табличка вся есть. Причём не понимаю, почему в заключении правительства написано, что авторы не предоставили никаких расчётов?
Вот заключение правительства читаю. «Расчётов обоснования упомянутых сумм выпадающих доходов федерального бюджета, предлагаемым законопроектом, материалов нет».
Но обратите внимание, как мы транжирим ресурсы на другие вопросы. На 40 институтов развития, которые сегодня преобразованы, потрачено 5 триллионов рублей. Где вы видели развитие? Покажите, готов поехать вместе с вами, чтобы вы мне показали. Но мы знаем, золочёные лестницы в Роснано, знаем переведённые миллиарды «Сколково», Массачусетский университет на консультационные услуги и 47 миллиардов, выведенных с Роснано в офшорные зоны, в фирмы-однодневки.
Читаю пояснительную записку, и там все материалы есть. Не понимаю. На какой законопроект правительство давало свое заключение, если материалы, которые мы представили, их даже не читали. Это неудивительно, что они отказываются принимать, поддерживать наш законопроект. Причем никаких аргументов, почему нельзя снизить НДС с 20 до 15 процентов, и как это отразится на экономике страны, как изменится тренд, развитие экономики, они не сказали. Но здесь всем очевидно, что чем больше продукция, чем больше добавленная стоимость создается в производстве, тем больше НДС вы платите. Ну, НДС – это налог на добавленную стоимость. То есть, например, если вы там, не знаю, сырьё продаёте за рубеж, то НДС минимален. Если вы роботов делаете, то НДС будет максимален. Понятно?
То есть, чем более высокотехнологичная продукция, чем больше квалификации рабочих требуется, чем больше фонд оплаты труда в себестоимости продукции, тем больше вы платите налогов. Чем проще у вас производство, тем меньше вы платите этого налога. Что это даёт? Естественно, это создаёт ситуацию, когда сырьё добывать выгодно, высокотехнологичные производства развивать не выгодно. И, собственно говоря, экономика наша так и идёт.
Чтобы поменять эту ситуацию, что нужно сделать? Ну, прямо как перед первоклассниками выступаю. Нужно снизить налог на добавленную стоимость и отказаться в возврате НДС экспортёрам сырья. Соответственно сырьевнки будут платить больше, а экономика, которую создают на максимальную продукцию с максимальной добавленной стоимостью пойдет вверх. Очевидная вещь. Вот это сделать мы вам и предлагаем. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Содоклад Айрата Закиевича Фаррахова, пожалуйста. Фаррахов А. 3., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ». Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Комитет по бюджету и налогам рассмотрел представленные законодательные инициативы. Их концепция направлена на решение серьёзной системной задачи – это восстановление и развитие потенциала российской экономики. Предложения были подробно изложены. Комитет по бюджету и налогам не поддерживает концепцию обоих законопроектов по следующим основаниям.
НДС – это косвенный, не прямой налог, устанавливаемый в виде надбавок к цене товара. Бремя этого налога ложится на конечного потребителя и не зависит от дохода. Снижение ставки налога не может привести к возникновению у налогоплательщиков экономической выгоды в виде разницы между действующей ставкой и ставкой, предполагаемой данными законопроектами. Николай Васильевич также ссылался на экспертов. Вот по данным многочисленных экспертных заключений, из них свидетельствует, что снижение ставки НДС может иметь, возможно, ограниченное и краткосрочное влияние на увеличение темпов экономического роста, и значительная часть бонуса, получаемого экономикой, если он и будет, достанется не обрабатывающим и высокотехнологичных отраслям, а нефтяному сектору в сфере услуг и импортерам.
Основной целью повышения налога на добавленную стоимость, точнее, не повышение, а возвращение его к тем цифрам, которые были до 2004 года, являлось обеспечение исполнения майских указов Президента Российской Федерации, увеличение финансирования инфраструктуры, здравоохранения, образования, демографической политики. То есть финансовое обеспечение достижения национальных целей и стратегических задач.
Комитет по бюджету и налогам обращает внимание, что столь существенное сокращение доходов федерального бюджета ограничит возможности финансирования расходных обязательств государства, и предлагаемое снижение ставки НДС должно быть, на наш взгляд, увязано с мерами по компенсации выпадающих доходов, причем не в долгосрочной перспективе, а в рамках имеющегося бюджетного цикла 2021, 2022 и 2023 годов. Однако законопроектами таких расчетов не было представлено.
Правительство. Счётная палата. Правовое управление Государственной Думы не поддерживают принятие данных законопроектов. По законопроектам, которые предусматривают снижение ставки НДС до 15 процентов, 9 представительных органов, 29 исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации высказались против принятия. По законопроекту второму 13 представительных и 28 исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации также высказались против принятия.
В связи с изложенным Комитет по бюджету и налогам рекомендует Государственной Думе отклонить данные проекты федеральных законов.
Председательствующий. Спасибо. Коллеги, есть ли вопросы? Включите запись на вопросы. Покажите список.
Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста. Гартунг В. К. У меня к представителю комитета вопрос. Уважаемый Айрат Закиевич, вы сказали, что принятие законопроекта приведет к выпадающим доходам, которые... и мы не привели других источников, как бы их компенсировать, и при этом ссылаетесь на то, что тут я уже сказал, что и правительство на это же ссылается, что нет расчетов. Но дело в том, что вот финансово-экономическое обоснование, табличка здесь есть, вот она в документах есть. Вы читали её? Это первый вопрос.
Второе. Если вы с ними не согласны, у вас альтернативные расчеты есть? Это второй вопрос.
И третий вопрос. Вы. зачитывая заключение комитета, утверждаете, что повышение НДС не приводит к увеличению налоговой нагрузки на производителей, потому что они с* переложат на потребителя. Ну, обоснуйте, пожалуйста, я не понимаю, это же налог на добавленную стоимость. Ну. если больше добавленная стоимость, больше... (Микрофон отключён.)
Фаррахов А. 3. Уважаемый Валерий Карлович, начну с крайнего вопроса. Потому он и не прямой, потому что он не зависит от дохода, и поэтому он называется косвенным налогом.
В отношении двух других вопросов хотелось сказать следующее.
К огромному сожалению всех членов Комитета по бюджету и налогам, нам не удалось обсудить ваши вопросы, ваш закон детально и полностью, потому что вы, к сожалению, не присутствовали на заседании Комитета по бюджету и налогам.
И, отвечая на самый первый вопрос, хочу ответить, наверное, фразой, которая есть в заключении комитета Совета Федерации на ваш закон, о том, что расчеты носят предполагаемый, а не расчетный характер. Спасибо.
Председательствующий. Шеин Олег Васильевич.
Шеин О. В. Айрат Закиевич. ну, во-первых, маленькая реплика. В рамках заседания комитета, может быть, есть смысл задействовать модель ВКС, поскольку мы все ее активно применяем. И что мешает это делать сегодня, комитету организовать так работу?
Вопрос немножко о другом. Согласитесь, то, о чём говорит Валерий Карлович, – это совершенно рациональные вещи. Надо налогами поощрять развитие производства с высокой добавленной стоимостью, высокотехнологичного и, напротив, делать нерентабельной элементарную перегонку за границу сырья, поскольку это, наверное, не то, что способствует развитию нашей национальной экономики на будущее особенно.
Вот если вы считаете, что инструментарий Валерия Карловича не совсем корректен, какие предложения комитет в настоящее время разрабатывает и вносит?
Фаррахов А. 3. Уважаемый Олег Васильевич! Заседание комитета в течение последнего полугода идет в режиме ВКС, это и все приглашения, в том числе и члены комитета из вашей фракции присутствовали, к сожалению, просто не было авторов данной законодательной инициативы, и мы не могли обсудить отдельные детали. Это же касается и следующего вопроса, он принципиальный и действительно важный.
Вы знаете, я с вами согласен, неувеличение налоговой нагрузки, и эта позиция комитета является принципиальной и важной, и именно это является основной позицией комитета, когда мы рассматриваем все законодательные инициативы.
Что касается предложения о снижении НДС, мы всё-таки исходим из того, что это 43 процента доходов федерального бюджета, и крайне ответственно необходимо подходить в условиях высочайшего дефицита федерального бюджета к любым предложениям, которые направлены на снижение налоговой нагрузки именно в настоящее время. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли желающие выступить? Включите запись на выступления. Покажите список.
Ганзя Вера Анатольевна, пожалуйста. Ганзя В. А., фракция КПРФ. Мне с места, пожалуйста. Спасибо.
Уважаемые коллеги, вообще, НДС, если мы немножко посмотрим на историю НДС. то декларация, директива первая и третья Евросоюза, это 1967 год, тогда, собственно говоря, и был утвержден этот НДС. И более того, по этой директиве ни одна страна не могла вступить в Европе в Евросоюз, если она не примет этот налог.
Кстати, могу сказать, что Соединенные Штаты Америки, Япония, Австралия, Канада, у них нет такого налога НДС, а есть налог с продаж. А НДС – это многоступенчатый налог и налог на потребление. Вот эта многоступенчатость, она означает, что налогообложение товаров на каждом переходе права собственности на товар, вот этот налог взимается. И на каждой стадии движения этого товара плательщик компенсирует свои затраты и добавляет налог на вновь созданную стоимость. Вот суть этого налога. То есть там длинная цепочка, начиная с того, как закупается товар и заканчивается тем, когда этот товар уже продается потребителю.
Поэтому в конечном итоге вся сумма НДС входит в цену товара, который покупает именно этот конечный потребитель.
К чему я это все говорю? А к тому, что у нас сегодня бич нашей экономики – это то, что делает с нами Центробанк, устанавливая вот такую низкую инфляцию, искусственно созданную инфляцию, и удерживая денежную массу, и не давая возможности развиваться экономике – это, во-первых.
А, во-вторых, у нас сегодня падает потребительский спрос. А потребительский спрос – это двигатель экономики.
Так вот, если мы принимаем этот законопроект, мы этим самым увеличиваем налогооблагаемую базу. И поэтому я могу возразить Айрату Закиевичу в том, что этот налог не повлечет за собой увеличения вот поступлений, налоговых поступлений в бюджет.
Я думаю, что повлечет, потому что действительно налоговая облагаемая база будет увеличиваться, если будет расти спрос.
Поэтому сегодня этот законопроект крайне важный. И, если мы посмотрим, в сравнении с другими странами, ну. самый большой налог такой это Венгрия – 27 процентов. Много разных стран, но по большей части -большая часть стран все-таки там налог на добавленную стоимость гораздо
...
Я думаю, что нам нужно снижать. Мы уже совершили одну ошибку, когда подняли с 18 процентов до 20-ти, чем повысили цены на товары, и теперь нужно эту ситуацию исправлять.
Прошу принять этот законопроект.
Спасибо.
Председательствующий. Шеин Олег Васильевич.
Шеин О. В. На самом деле мы обсуждаем более чем содержательные вещи. Айрат Закиевич, вы, конечно, абсолютно правы, что мы должны быть очень аккуратны по отношению к доходной части бюджета. И налог на добавленную стоимость является образующим, причем образующим в личном контексте.
Я полагаю, здесь в этом зале никто не испытывает иллюзий, что страна еще может десятилетиями жить за счет углеводородного сырья. Идет перестройка мировой экономики, доля углеводородов в европейской экономике с 2005 года сократилась с 22 до 15 процентов, сегодня вдвое ниже, чем энергетика возобновляемых ресурсов. И мы находимся, понятно, далеко не в конце этого пути, мы где-то даже не посередине.
Но, когда мы говорим про ... налога на добавленную стоимость, и в том числе ведь и регулятор экономики. То есть, что мы поощряем? Поощряем мы развитие сегментов, связанных с вторичной переработкой, с более высокой прибавочной стоимостью или нет, и, конечно, это надо платить.
Но есть расчеты, они приведены, из этих расчетов совершенно четко вытекает, что уже на третий год объем поступлений от НДФЛ, по поступлениям соответственно, где НДФЛ рабочие места, там поступления в социальные фонды, которые у нас датируемость бюджета сегодня, пенсионные фонды, Фонд социального страхования, налог на прибыль, что всё это будет расти нарастающим итогом, и компенсировать выпадающие объемы по налогу на добавленную стоимость. Но это цена, которая позволит нам перестроить национальную экономику и сделать ее более конкурентной.
Либо мы находимся в ситуации, когда мы по сути прогнозируем безусловный кризис где-то так в середине следующего десятилетия, поскольку, как в советской России не могла зерновая экономика обеспечить развитие и потребовалась индустриализация с ее сверхнапряжением для страны, точно так же и здесь до конца... без конца, без края не будет нефтегазовый век. Поэтому законопроект Валерия Карловича, он требует более чем внимательного изучения. Кстати, спикер парламента об этом у нас говорил, когда коллега Гартунг приводил все эти расчёты и таблицы примерно с полгода назад в зале заседаний Государственной Думы. Спасибо.
Председательствующий. Шерин Александр Николаевич, пожалуйста.
Шерин А. Н., фракция ЛДПР.
Уважаемые коллеги, фракция ЛДПР поддерживает два законопроекта, которые направлены на поэтапное снижение процентной ставки НДС с 20 до 12 процентов. Более того, ЛДПР неоднократно заявляла о том, что мы считаем НДС одним из самых вредных и ненужных, бесполезных налогов, который необходимо вообще ликвидировать. Ну давайте пойдём хотя бы поэтапно.
Уважаемые коллеги, каждый раз, когда вносится та или иная законодательная инициатива от оппозиции, находятся специалисты, которые объясняют, что она абсолютно не верна, что ни в коем случае нельзя её принимать, потому что это не приведёт к улучшению экономической ситуации в стране, не приведёт к росту промышленного производства. Но тогда, если у нас только очень много умных специалистов и они находятся в правительстве, естественно, дают отрицательное заключение, ну тогда покажите мне российские автомобили, на которых ездят в Японии, в Германии, покажите наш российский телефон сотовый или наши российские станки, которые заполонили практически промышленные предприятия всего мира, так как мы конкурентоспособны.
Если, допустим. Российская Федерация в глазах определённых специалистов воспринимается, как отсталая страна, сырьевой придаток мировой экономики, то, да, мнение этих людей понятно. Тогда, значит. НДС не то что не нужно понижать, его ещё и будут увеличивать. Если все представители Правительства Российской Федерации, как ЛДПР желают, чтобы Россия была динамично развивающейся страной, с растущей экономикой, с растущим ростом производства, то, конечно, необходимо снижать налоги и давать дешёвые кредиты и давать дешёвую энергию. Но представьте себе, что произойдёт, если вдруг в Российской Федерации будут созданы условия для роста промышленности, мы же свои морепродукты, древесину начнём внутри страны перерабатывать, мы же, соответственно, начнём строить станки и самолёты. Это значит, мы вытесним из рынка мирового Airbus. Значит, мы, соответственно, будем требовать больше энергии внутри страны, значит, она нам нужна будет более дешёвая. А сегодня Российской Федерации оставили место: вы нам продавайте своё дешёвое зерно, свой лес-кругляк, своё сырьё туда, за границу, а мы там будем заниматься производством.
Коллега уже привёл в пример страны, в которых нет НДС – США, в том числе и Япония, ну почему-то мы находимся ниже этих стран по росту производства, по темпам экономического роста и по уровню благосостояния граждан.
Поэтому когда в стране постоянно растут налоги, постоянно растут цены на энергоресурсы, постоянно растут процентные ставки по кредитам и у человека, который занимается бизнесом, постоянно могут арестовывать его счета за то, что он вовремя не заплатил налоги, но не будет никакой бизнес в стране развиваться и не будет никакого роста промышленного производства.
Возможно, именно в этом и есть задача. Но ЛДПР против такой позиции. Поэтому мы выступаем за то, чтобы эти законодательные инициативы были приняты в Государственной Думе, чтобы постепенно мы снижали налоговую нагрузку с нашего бизнеса.
А в перспективе, ещё раз повторюсь, что позиция ЛДПР направлена на то, чтобы НДС вовсе отменить и дать возможность нашей промышленности и бизнесу развиваться и расти экономически в нашей стране. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Завальный Павел Николаевич.
Завальный П. Н., председатель Комитета ГД по энергетике, фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».
Уважаемые коллеги, как было сказано представителем комитета по бюджету, НДС – это косвенный налог и он абсолютно в данном случае не связан с бизнесом и платит его конечный потребитель, в данном случае платит его гражданин или платит бюджет.
У нас федеральный бюджет формирует три вида налогов, около 90 процентов – это НДС, таможенные пошлины, НДПИ и 12 процентов – это все остальные налоги: налог на прибыль, разные сборы и почти треть НДС формирует федеральный бюджет. И федеральный бюджет у нас в последние годы, собственно, не балансируется, в том числе связанный с низким темпом развития экономики, 40 процентов бюджета ... газовые доходы.
И вопрос балансировки бюджетов по доходам и расходам крайне важен: мы приняли бюджет на три года, он дефицитный и за счёт Резервного фонда, по сути, балансируется.
Есть три способа или три объекта налогообложения – это налог на труд, налог на прибыль и налог на потребление. Вот из этих три способа был выбран единственный – налог на потребление НДС, потому что он меньше вреда приносит, скажем так, экономике, потому что налог на труд, он на пределе: как только увеличишь налог на труд, начинает зарплата уходить в тень, увеличение налогов не поступает. Поэтому налог на труд, он оптимизирован. При ном для малого и среднего бизнеса, для поддержки, они снижен, да, минимальное значение, а для самозанятых практически вообще не платится.
Налог на прибыль если увеличивать... У нас было при советской власти 35 процентов, сейчас – 20 процентов. Прибыль – это источник для инвестиций. Три источника инвестиций в компаниях – это прибыль, амортизация и привлечённые источники. И вот налог на прибыль является сегодня основным источником для развития, а нам нужно развитие.
При этом налог на потребление (НДС – это налог на потребление) – было принято увеличение. Да, это налог на каждого из нас. И в тех же доходах наша покупательная способность падает. И снижение покупательной способности, да, влияет на развитие экономики. Но это выбор потребителя: покупать – не покупать данный товар за эту цену.
Поэтому предложение, конечно, можно было бы принять, но если был бы рост экономики такой, чтобы компенсировал падение доходов на текущий период. В данном случае принятие этого закона приведёт в среднесрочной перспективе к снижению доходов федерального бюджета от 1 до 2 триллионов рублей к 2024 году.
Вопрос – чем компенсировать? Опять Резервный фонд, опять нефтегазовые доходы. Наша задача состоит в том, чтобы уменьшить роль нефтегазовых доходов в пользу других доходов. Но это будет связано только с ростом экономики и ростом ВВП, который связан напрямую с ростом производительности труда, который у нас, к сожалению, крайне низкий. Поэтому надо стимулировать инвестиции, стимулировать рост.
Данные законопроекты... принятие их будет очень вредно для страны, для бюджета, для экономики. Пользы от них нет. Поэтому фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» не поддерживает данные законопроекты.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Представитель президента? Правительства? Обязательно, да. Докладчик, пожалуйста, по первому вопросу. Коломейцеву включите микрофон.
Коломейцев Н. В. Уважаемые коллеги, странно слышать некоторых выступающих. В Германии почему-то, которая экспортирует от нас и газ, и нефтепродукты, со снижением НДС понизилась стоимость бензина и нефтепродуктов. Павел Николаевич, вы же это лучше меня знаете. А для тех, кто домохозяйства отапливает, – на 35 процентов. Представляете? А вы нам рассказываете...
Я вот сколько слышу, – вопрос о том, чтобы сойти с «нефтяной иглы». Но всё заканчивается тем, что мы увеличиваем преференции нефтяникам.
А нефтегазовый комплекс уже задолжал столько, что мы, наверное, долго-долго ещё будем рассчитываться, как раз государство и граждане нашей страны. Поэтому ну мне аргументы не кажутся, в общем-то, весомыми, и я не услышал ни одного разумного аргумента, почему в ЕАЭС две страны имеют 12 процентов и никуда не делись, и у них развитие, и желающих зарегистрироваться сегодня больше, чем у нас, в том же Казахстане.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/8351937.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments