leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Принят в первом чтении законопроект по ответственности за клевету в Интернете на неназванных лиц

Принят в первом чтении законопроект по ответственности за клевету в Интернете на неназванных лиц – Вяткин СМИ закон чтят и клевета переместилась в Интернет = Осадчий Кто будет потерпевшим? Как суды будут работать в условиях неопределенности? – Моялков Есть критерии отделить овец от козлищ? – Вяткин Подумаешь фамилия не названа мы все четко знаем о ком идет речь – Пьяных Сказал сгоряча пять миллионов или два года лишения свободы – Вяткин Если правда не клевета Слово убивает Судятся годами Депутаты не самые угнетаемые – Алимова Пока закон не принят назову вещи своими именами Партия жуликов и воров Нас называют кроаснопузые Клевета, пузо у меня белое Тюрем-то хватит? – Олег Нилов МРОТ хватит заведомая ложь
57. 1074945-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменения в статью 1281 Уголовного кодекса РФ» (в части уточнения ответственности за клевету)
Документ внес 14.12.20. Депутат ГД Д.Ф.Вяткин (ЕР)
Представил депутат Дмитрий Вяткин.
Зампред комитета по государственному строительству и законодательству Даниил Бессарабов.
Законопроектом предлагается внести в статью 1281 УК РФ «Клевета» следующие изменения и дополнения:
1) В части 2 ст. 1281 УК РФ:
- диспозицию нормы дополнить новыми квалифицирующими признаками: совершение клеветы публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», а равно в отношении нескольких лиц, в т.ч. индивидуально неопределенных (в настоящее время часть 2 ст. 1281 УК РФ предусматривает ответственность за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ);
- санкцию нормы дополнить такими альтернативными наказаниями, как принудительные работы на срок до 2-х лет, арест на срок до 2-х месяцев, лишение свободы на срок до 2-х лет (в настоящее время предусмотрены: штраф в размере до 1 млн. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1-го года либо обязательные работы на срок до 240 часов);
2) В части 3 ст. 1281 УК РФ (клевета, совершенная с использованием своего служебного положения) санкцию нормы дополнить такими альтернативными наказаниями, как принудительные работы на срок до 3-х лет, арест на срок до 4-х месяцев, лишением свободы на срок до 3-х лет (в настоящее время предусмотрены: штраф в размере до 2 млн. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2-х лет либо обязательные работы на срок до 320 часов);
3) В части 4 ст. 1281 УК РФ:
- из диспозиции нормы исключить такой квалифицирующий признак, как клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера (таким образом, часть 4 ст. 1281 УК РФ будет предусматривать ответственность только за клевету о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих);
- санкцию нормы дополнить такими альтернативными наказаниями, как принудительные работы на срок до 4-х лет, арест на срок от 3-х до 6-ти месяцев, лишение свободы на срок до 4-х лет (в настоящее время предусмотрены: штраф в размере до 3 млн. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3-х лет либо обязательные работы на срок до 400 часов);
4) В части 5 ст. 1281 УК РФ:
- диспозицию нормы дополнить новым квалифицирующим признаком – клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (в настоящее время часть 5 ст. 1281 УК РФ предусматривает ответственность за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления);
- санкцию нормы дополнить такими альтернативными наказаниями, как принудительные работы на срок до 5-ти лет, арестом на срок от 4-х до 6-ти месяцев, лишением свободы на срок до 5-ти лет (в настоящее время предусмотрены: штраф в размере до 5 млн. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3-х лет либо обязательные работы на срок до 480 часов)..
Первое чтение 295 96 1 16:49

Стенограмма обсуждения
57-й вопрос повестки. О проекте федерального закона «О внесении изменения в статью 128' Уголовного кодекса Российской Федерации» (в части уточнения ответственности за клевету).
Доклад Дмитрия Фёдоровича Вяткина. Завершающий законопроект, Дмитрий Фёдорович, ваш сегодня.
Вяткин Д. Ф. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Данным законопроектом предлагается внести изменения в статью 128 прим. Уголовного кодекса, которая предусматривает ответственность за клевету.
У ответственности за клевету длинная история, это не сегодняшнее наше изобретение, она действовала ещё в советское время. В 2011 году, в декабре месяце, клевета была декриминализирована, но то, что случилось потом, это огромное количество случаев нарушений конституционных прав граждан: право на честь, достоинство, деловую репутацию, деловую репутацию юридических лиц, которая стала фактически ненаказуемой или наказуемой лёгкими административными санкциями, заставило законодателя вернуть эту норму в Уголовный кодекс, но немножко с другим номером, 128 прим.
В настоящее время практика применения этой статьи стремится к нулю по одной единственной причине: та объективная сторона и те квалифицирующие признаки, которые в настоящий момент предусмотрены для заведомо, подчеркну, ложных сведений, порочащих честь, достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, но только если это распространено через средства массовой информации. СМИ прекрасно знают закон, и те, кто официально работают, зарегистрированы как СМИ, Уголовный кодекс чтят. Если это прозвучало в публичном выступлении либо в публично демонстрирующимся произведении, такого тоже практически нет, у нас вся клевета переместилась в Интернет.
Всемирная сеть – это блоги, социальные сети, сайты, на которых размещается любая информация, которую мы знаем, которую не знаем, о которой никогда не догадывались, и которой никогда не было. И именно эта клевета в настоящий момент фактически ненаказуема.
Клеветники, действуя через сеть Интернет, знают о том, что можно скрыться за каким-то названием, как по-русски сказать, никнейм, да, это называется, английский термин, а проще, по-русски говоря – кличка.
Скрываясь за теми названиями, которыми они себя называют, подписываясь чужими именами, надеются на вседозволенность, и надо сказать, небезосновательно.
Вот моим законопроектом вводится уголовная ответственность за клевету, которая совершена с использованием телекоммуникационных сетей и сети Интернет.
Кроме того, мы прекрасно понимаем, что клевета в настоящий момент квалифицируется только в том случае, когда она совершена в отношении конкретного человека (фамилия, имя, отчество).
Но мы прекрасно знаем, когда клеветнические сведения распространяются в отношении определенного круга лиц, их несколько человек, но если не названы фамилия, имя и отчество, вроде как не клевета.
Но скажите мне, я вот разговаривал когда, мы советовались и с журналистами, и с правоприменителями... Кстати, правоприменители поддерживают внесение изменений в эту норму, в том числе в части, касающейся установления ответственности за клевету в Интернете.
Если речь идет, допустим, о журналистах какой-то редакции, о докторах, врачах, которые работают в конкретном учреждении, если в отношении них распространяются клеветнические сведения, но они не названы пофамильно, это что, не клевета? Это такая же клевета, потому что все прекрасно понимают, о ком идет речь, вплоть до фамилий.
Я предлагаю эти действия, когда речь идет о клевете в отношении нескольких лиц, даже не поименованных конкретно, не в отношении какого-то неопределенного круга лиц.
а в отношении нескольких человек, которые не поименованы конкретно, точно также распространить действие статьи 128' и привлекать за распространение подобного рода сведений к уголовной ответственности за клевету.
Прошу вас поддержать данный законопроект.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Содоклад Даниила Владимировича Бессарабова.
Пожалуйста, Даниил Владимирович.
Бессарабов Д. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Те предложения, которые озвучил Дмитрий Фёдорович, они, собственно говоря, касаются важнейшего права, конституционного права человека -защита его чести и достоинства. И это только подчёркивает актуальность предложений по внесению изменений в Уголовный кодекс, направленные на совершенствование нормы уголовной ответственности за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, или подрывающих его репутацию, что называется клевета.
В этой связи предлагается принять новую редакцию статьи 1281 и предусмотреть, собственно, несколько новелл, прежде всего, повышенную ответственность за клевету, совершённую публично с использованием информационно-коммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», равного отношения нескольких лиц, в том числе, индивидуально неопределённых.
В соответствии с новой редакции статьи предлагается в части 5 приравнять клевету, соединённую с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера, а глава называется «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (именно такая формулировка используется и в проекте, представленном на наше рассмотрение) к клевете, соединённой с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, повысив тем самым и размер санкций, которые применяется к преступнику.
И третье. Санкции статьи 2 – 5 проектируемой статьи предлагается дополнить такими видами наказаний, как принудительная работа, арест и лишение свободы для того, чтобы судья, рассматривающих дело, мог что называется так иметь несколько вариантов выбора той санкции, которую применить к правонарушителю, в данном случае к преступнику.
Комитет поддерживает концепцию законопроекта. Мы в соответствии с Регламентом посмотрели и оценили отзыв правительства, который поступил на наше рассмотрение, отзыв Верховного Суда, Правового управления, которое сообщило о том, что концептуальных замечаний нет.
Та позиция наших коллег по законотворческому процессу от правительства, от Верховного Суда, ещё раз говорю, законотворческий процесс – это дискуссия, различные точки зрения, они высказали свои точки зрения, мы оценили, депутаты комитета, услышали доводы автора о том, что он, какую идею вкладывал, какую позицию имеет, и в том числе этот диалог между правоприменителями и разными участниками обсуждения этого вопроса мы выстроили. Замечаний нет, и мы поддержали позицию автора этого законопроекта. Спасибо.
Мы с учетом тоже важности этого законопроекта просили бы установить сокращенные сроки поправок, предоставления поправок ко второму чтению -сегодня до 18 часов. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Вопросы, пожалуйста, коллеги?
Просьба включить регистрацию желающих задать вопросы.
Пожалуйста, покажите список. Осадчий Николай Иванович, пожалуйста. Осадчнй Н. И. Спасибо.
Уважаемый Дмитрий Федорович, вот читаем текст, где дается определение в вашем законопроекте клеветы: «Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». А далее в том же, во 2-м пункте той же статьи говорится о клевете в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально неопределенных. А кто будет потерпевший в этом случае? Здесь явное противоречие между первым абзацем и вторым абзацем проектируемой статьи. Как суды будут работать в этой ситуации? Как они будут принимать решение при такой неопределенности? Спасибо.
Председательствующий. Пожалуйста, включите Вяткину микрофон. Вяткнн Д. Ф. Уважаемый Николай Иванович, ну, вот я в своем выступлении, в общем-то, вам и описал, как это работает. Это не все люди на Земле или не все люди в стране, а это строго определенный круг лиц, которые не поименованы индивидуально каждый по фамилии, имени и отчеству, но которые можно определить. Любой из них может подать соответствующее заявление в суд или в органы внутренних дел, для того чтобы было проведено дознание или возбуждено уголовное дело судьей.
Ну а что касается определения клеветы, то оно, по сути дела, не менялось уже десятилетиями, поэтому тут ничего нового.
Председательствующий. Пожалуйста, Моляков Игорь Юрьевич.
Моляков И. Ю. У меня к Дмитрию Федоровичу вопрос. Не считаете ли вы, что мы впадаем в некую мистику, когда рассуждаем не конкретно о клевете на какого-либо человека, на какое-либо лицо или организацию, а когда мы начинаем рассуждать об индивидуально неопределенной группе лиц или отдельном лице? Потому что у меня с этим вопрос. А есть ли критерии, которые... действительно четкие правовые критерии, которые позволяют сказать, что вот он не назван, но эта речь идет о нем? Ну, как это определить, я просто вот не представляю. Есть ли критерии четкие, которые, значит, позволяют отделить овец от козлищ?
Председательствующий. Пожалуйста, Дмитрий Федорович.
Вяткин Д. Ф. Да. Уважаемый Игорь Юрьевич! Ну, про овец и козлищ, наверное, я тут несилен.
А всё, что касается неопределенного круга лиц, которые... и нескольких лиц, не упомянутых индивидуально или не обозначенных индивидуально, то здесь очень четкое размежевание, которое я уже, ну, какой, третий-четвертый раз сегодня определяю.
Неопределенный круг лиц, когда непонятно, про кого идет речь. А когда понятно, про кого идет речь, но эти люди не перечислены, фамилия, имя, отчество, то здесь всё, я даже примеры привел вам, это работники определенного какого-нибудь коллектива, это четко, когда мы знаем, о ком идет речь буквально, но они не упомянуты. Но это же тоже клевета, если эти сведения составляют... если сведения, которые распространяются, они клеветнические, та же самая клевета. Подумаешь, фамилия не названа. Но мы же знаем, про кого идет речь конкретно, про каких людей, их несколько, не один, несколько, просто фамилии не указаны, не неопределенный круг лиц, это большая разница.
Председательствующий. Коллеги, достаточно.
Пьяных Дмитрий Сергеевич, пожалуйста.
Пьяных Д. С, фракция ЛДПР.
Да. Уважаемый Дмитрий Федорович или Даниил Владимирович, кто ответит, я не знаю, наверное, скорее всего, разработчики.
Но вот как активный пользователь соцсетей я могу вам сказать, что практически, ну, наверное, каждый второй комментарий, который пишут о работе, в том числе, депутатов, о работе там чиновников, вот а мне видится, что по этому закону можно будет приравнивать к клевете порочить честь и достоинство, потому что жёсткие высказывания в адрес депутатов и чиновников. Как говорится, воронков на всех не хватит, – такое количество комментариев, и по ним возбудить какие-то дела, тем более, достаточно тяжёлые. Вот как вам кажется, не слишком ли суровое наказание может быть за подобные высказывания, ведь эти высказывания могут быть сделаны и на эмоциях, не всегда это был какой-то злой умысел с целью опорочить чью-то честь и достоинство, ну, так человек выражал свои эмоции, своё отношение к принятому закону или принятому решению, а мы его осуждаем до миллиона рублей или до двух лет лишения свободы. Вот вам не кажется, что немножко вот как бы нарушена соразмерность... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Пожалуйста. Дмитрий Федорович.
Вяткин Д. Ф. Уважаемый Дмитрий Сергеевич, тут надо отличать клевету от оскорбления, это две большие разницы. Оскорбление – это когда, так сказать, человека назвали соответствующими словами, но при этом эти действия не составляют клевету, именно заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство.
Что же касается клеветы, то, поверьте мне, словом и убить можно, особенно тех людей, которые многие годы служили стране. Вспомните случай, когда оклеветанными оказывались люди, которые защищали нашу Родину в годы Великой Отечественной войны, это происходило в Интернете. Никто не понёс ответственности по факту. Вот мы понимаете, о чём говорим, что здесь последствия могут быть очень, очень, очень серьёзными, и относится к этому, что, дескать, ну, подумаешь, сказал и сказал, человек умылся да пошёл, а потом у него плохо с сердцем стало и он умер, понимаете. Вот этого уже никто не видит. Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся, но за это надо отвечать.
Председательствующий. Пожалуйста, Иванов Сергей Владимирович. Иванов С. В. Да, вопрос к докладчику.
Уважаемый Дмитрий Федорович, история этого вопроса многим известна. То есть сначала была уголовная статья, потом клевету во время президентства Дмитрия Анатольевича Медведева перевели в административную, потом, значит, обратно.
И вот я прекрасно помню, что 2 июля 2016 года на встрече с правозащитниками Владимир Владимирович Путин сказал, что считает излишним применять за клевету наказание в виде лишения свободы. Можете ли вы мне привести место и время, когда он сказал другое? Или вы считаете себя умнее президента?
Председательствующий. Пожалуйста, Смолин Олег Николаевич.
Смолин О. Н., фракция КПРФ.
Уважаемый Дмитрий Федорович, у меня тот же вопрос, что у правительства, у Верховного Суда и у многих депутатов. Назовите, пожалуйста, статьи Уголовного кодекса или Кодекса об административных правонарушениях, в которых содержится понятие «индивидуально неопределённых потерпевших». Если таких статей нет, не считаете ли вы, что это противоречит в том числе общей части?
И не считаете ли вы, что под такое определение попадут многие люди, справедливо возмущённые безобразиями, которые, увы, нередко творятся на местах. Спасибо.
Председательствующий. Пожалуйста.
Вяткин Д. Ф. Олег Николаевич, всё-таки смотрите, вы говорите: люди, справедливо возмущённые безобразиями, если безобразия имеют место быть, значит это не клевета.
Вот как ни крути, если мы говорим о том, что есть в реальности, критикуем жёстко, даже на грани фола, ну это не клевета, когда сознательно распространяются заведомо ложные сведения, заведомо для того, кто их распространяет. Поймите, это абсолютно большая разница.
Ну и всё, что касается определений. У нас, и я сейчас начну перечислять, нет понятия, например, в законе чётко не прописано, что такое общественный порядок. А судебная практика... в том числе в постановлениях Верховного Суда – это понятие есть, в решениях судов это понятие есть.
То же самое можно сказать, например, что такое деловая репутация. Мы нигде это в законе чётко, что вот это-это, чёткой дефиниции не найдём, но тем не менее все прекрасно понимают, о чём идёт речь. И в постановлениях Пленума Верховного Суда, в судебных решениях это есть. Этот ряд можно продолжать.
То же самое, когда мы говорим о нескольких лицах, не упомянутых индивидуально или непоименованных индивидуально.
то здесь с точки зрения русского языка всё абсолютно чётко и прозрачно.
Я уверен, что наши правоприменители, в том числе Верховный Суд, и отреагируют, и выработают соответствующие рекомендации для нижестоящих судов по применению. Да, это новелла, но когда-нибудь надо делать что-то новое.
Действительно, когда мы видим, что ситуация, которая связана с распространением заведомо ложных сведений, в том числе тех случаях, о которых я упомянул в законопроекте, когда она выходит из-под контроля, когда она стала угрожающей.
Председательствующий. Пожалуйста, Алимова Ольга Николаевна. Алимова О. Н. Пока закон не приняли, рискну назвать вещи своими именами.
Дмитрий Фёдорович, вот когда мы сейчас говорим о неопределённом круге лиц, и когда говорим о том, что, возможно, суды будут определять – это оскорбление или это клевета, и, когда называют люди, что, допустим, партия «ЕДИНАЯ РОССИЯ» – партия жуликов и воров, спорный вопрос, да. Или называют там «едросы», нас называют там «шародувы», да, «краснопузые». Ну понятно, что клевета, пузо-то у меня белое, да, ну вот.
И, судя по той скорости, с которой мы сейчас принимаем законы, ужесточая наказание, послушайте, а у нас тюрем-то хватит, нет? Или у нас следующий закон будет по строительству тюрем, как самое доходное будет место?
Слушайте, ну давайте как-то остановимся, но также нельзя. Ну что же это, получается, уже, вообще, не зная никакие слова, говорить, потому что это наказуемо и вплоть до тюремного заключения.
Председательствующий. Пожалуйста, Дмитрий Фёдорович. Вяткин Д. Ф. Уважаемая Ольга Николаевна, но мы о разных вещах ещё раз говорим. Я не буду (коротко) повторяться. Клевета и оскорбление – это разные вещи, это очевидно. И нам, и правоприменителю эти случаи чётко разделяются.
Комментировать то, что вы сказали, я думаю, давайте мы как-нибудь в другой раз, в другом месте, не сейчас. Потому что сейчас речь идёт всё-таки об очень и очень серьёзных вещах, когда есть посягательство на конституционное, я подчеркну, конституционное право каждого гражданина Российской Федерации – это честь, достоинство и деловую репутацию.
Те механизмы, которые работали до сих пор, к сожалению, не были эффективными.
И честь, достоинство и деловую репутацию очень многие наши сограждане не смогли защитить, в том числе в порядке гражданского судопроизводства.
Об этом я ещё сегодня не упоминал. Можно судиться годами и не получить ничего или получить копейки в качестве компенсации.
Поверьте, тяжесть наказания... Вот вы говорите: тюрем хватит. Ну, не будем, так сказать, об этом. Вы знаете прекрасно, что количество приговорённых и отбывающих в местах лишения свободы срок у нас сократилось в разы по сравнению, например, с советским периодом. В разы, коллеги.
Что касается наказаний, то там не только наказания в виде лишения свободы. Там и штрафы, и обязательные работы, и удержание определённого заработка за определённый срок. Поэтому у правоприменителя есть широчайший спектр санкций. И вот в зависимости от тяжести содеянного это всё будет применяться. Но в особо тяжёлых случаях, ну, да, будет, наверное, и лишение свободы, но не всегда.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, Коломейцев Николай Васильевич.
Коломейцев Н. В. Спасибо.
Уважаемый Дмитрий Фёдорович, вот у меня было три наставника. К сожалению, уже их нет на этом свете. Они мне всегда говорили: никогда не делай что-нибудь и как-нибудь, делай всегда конкретно и хорошо. Вот ваше выражение «что-то делать надо», оно, вообще-то, настораживает.
Ну а если конкретно, по закону. Скажите, пожалуйста (вот вы готовили закон), можете ли вы привести статистику, что сегодня из-за недостатка наказания у вас перегружены суды именно по этой статье? Не кажется ли вам, что ваши неопределённые формулировки как раз могут перегрузить и без того перегруженные правоохранительные органы поиском неопределённого круга лиц?
Спасибо.
Председательствующий. Есть ответ на этот вопрос? Пожалуйста, включите Вяткину микрофон. Вяткин Д. Ф. Да. Спасибо.
Уважаемый Николай Васильевич, вы о разных вещах говорите. Не поиск неопределённого круга лиц, а клевета в отношении нескольких лиц, которые не поименованы. Но вы правильно отметили.
Вот, допустим, правоохранительные органы ищут. Да они не ищут сейчас. Потому что если кого-то оклеветали в Интернете, это не является составом преступления. В этом случае что говорят правоохранители? Ну, иди, подавай иск. Против кого подавать иск? Против собаки Жучки, которая подписалась в Интернете, но за которой стоит человек с фамилией, именем и отчеством. Да, у суда есть возможность принять такой иск, даже поданный не к конкретному лицу, и издать решение, спустя несколько месяцев, в котором будет сказано: данная информация не соответствует действительности. Кому это решение интересно, когда в Интернете это прочитали миллионы человек? Ребята мои дорогие, вот, о чем идет речь-то. Поэтому что в итоге получаем? Оклеветанного человека, о решении суда никто не знает и не узнает никогда, поверьте. Значит, и не понесшего наказания по факту преступника. Вот, что мы имеем. А сейчас правоохранительные органы не занимаются этим, потому что нет состава.
Председательствующий. Пожалуйста, Нилов Ярослав Евгеньевич. Нилов Я. Е., председатель Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция ЛДПР.
Спасибо. Уважаемый Дмитрий Федорович, честно говоря, именно такие формулировки напоминают нам статью 282, которую мы часто критикуем. Скажите, пожалуйста, какая правоприменительная практика по действующей статье уголовной за клевету у вас имеется? И что подтолкнуло вас именно к ужесточению ответственности по этой статье?
И давайте рассмотрим конкретный пример. Про депутатов часто рассказывают заведомо ложную информацию, про двойное гражданство, про имущество, про счета, про те же заработные платы. Когда по фамилии называют, у того, о ком идет речь, есть возможность индивидуально защищать себя. Когда фамилии не называют, речь идет о депутатах. Причем иногда даже не говорят, Государственной Думы, региональных парламентов.
Вот как вы считаете, неужели действительно за высказывание, пусть даже не соответствующее действительности, людей нужно сажать в тюрьму за это?
Председательствующий. Пожалуйста.
Вяткин Д. Ф. Знаете, уважаемый Ярослав Евгеньевич, у нас депутаты всех уровней, поверьте, не самые угнетаемые сограждане, вот честное слово. Да, критики много, да, есть оскорбления, да, есть недостоверные сведения.
Право каждого – защищать свою честь, достоинство, деловую репутацию, право каждого. Но поверьте, те, кто оклеветан в Интернете, простой пример: когда я внес этот законопроект, раз уж так мы, очень коротко. Мне позвонил товарищ один. Он ветеран боевых действий, у них там в пылу предвыборной борьбы на него маленько собак спустили в Интернете, я условно так говорю, и сказали: и медали купил, форму купил и так далее. Он говорит: бился, бился, подал в суд, ничего не добился. Клеветники ходят и хохочут, потому что их не нашли. А люди увидели. Человека вымазали грязью, всё. Он говорит: ну вот, пожалуйста.
И таких примеров, поверьте, миллионы, просто об этом люди не заявляют. Они пойдут, простите, на кухне поплачут, у кого нервы послабже, кто-то спиртного выпьет и так далее, и в себе копят, держат, потому что ничего с этим сделать нельзя. И сколько таких случаев, мы не знаем. Вот когда начнёт применяться эта норма, вот тогда мы узнаем об этом.
Председательствующий. Уважаемые коллеги, кто хотел бы выступить? Есть. Включите запись.
Спасибо, присаживайтесь, Даниил Владимирович. Да, потом заключительное слово будет у вас.
Покажите список. Власов Василий Максимович. Нилов Олег Анатольевич. Марданшин Рафаэль Мирхатимович.
Власов В. М., фракция ЛДПР.
Уважаемые коллеги, внимательно очень слушали Дмитрия Фёдоровича. В принципе, в вопросах уже было многое сказано, но всегда, когда любой законопроект вносится в Государственную Думу, мы должны с вами посмотреть, а чего хотят избиратели. В первую очередь мы же всё-таки представляем их интересы.
Вот за время работы в Государственной Думе, пусть и небольшое относительно, четыре с половиной года, я на приёме граждан ни от кого не услышал, чтобы кто-то пришёл и пожаловался на то, что его оклеветали в Интернете и теперь он этим недоволен. Дмитрий Фёдорович когда отвечал на последний вопрос, он сказал: ветеран боевых действий, который был оклеветан, он пошёл в суд и там ничего не добился. Ну, наверное, тогда вопрос к суду, к судебной системе, а не к законопроектам, которые существуют. Если мы идём в российский суд и там не можем добиться, если оклеветали ветерана боевых действий.
Давайте все-таки тогда к нему вопрос будем задавать, а не к законам, которые существуют.
Ну конечно, сажать в тюрьму за клевету в Интернете, это та цитата, которая сейчас обсуждается во всех социальных сетях, куда бы вы не зашли, голосование на сайте ЛДПР, «В контакте», в различных социальных сетях, 97-98 процентов пользователей Интернета против.
Задается вопрос – а с какими такими пользователями Интернета, когда разрабатывался этот законопроект, велись тогда переговоры, может какие-то встречи или мы чью-то позицию тогда, значит, отстаивали, когда вот этот законопроект коллега вносил?
Ну, конечно, по поводу неопределенной, индивидуально не определенной группы граждан, когда депутат Алимова задавала, я этот вопрос хотел задать, и снялся, однако, все-таки для чистоты отношений именно Владимир Вольфович Жириновский в передаче «К барьеру», тогда она назвалась, или «Поединок», использовал это выражение, и действительно, не называя ни политическую партию, не называя ни группу лиц, вот было высказано такое.
Каждый, в принципе тогда, если он таким и является, он принимал на свой счет, если он таким не является, тогда он на свой счет не принимает.
Но если этот закон будет принят, то тогда, когда в социальных сетях, в паблике в Инстаграме, где вы чаще всего общаетесь, пишут какие-то люди определенные недовольства в ваш адрес, ну тогда мы просто получим, что большинство ваших подписчиков просто сядет в тюрьму теперь по этому законопроекту.
Ну и конечно же, мы задаемся вопросом – неужто поймали всех террористов в Интернете, всех педофилов в Интернете, всех наркоманов в Интернете, которые продают спайсы, там, наркотики и всё остальное, что теперь наши доблестные сотрудники наших силовых структур будут заниматься тем. кто пишет клевету в Интернете, штрафовать их, а потом и сажать в тюрьму?
Ну мне кажется, это не совсем верно.
Еще раз подчеркиваю, фракция ЛДПР будет голосовать против этого законопроекта.
Ну и конечно же, посмотрите на реакцию в Интернете ваших избирателей, посмотрите на реакцию в Интернете молодежи. Молодежь этот законопроект не поддерживает.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, Нилов Олег Анатольевич, «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».
Подготовиться Марданшину Рафаэлю Мирхатимовичу.
Нилов О. А. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги, фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» будет голосовать против представленного такого скороспелого законопроекта, как и многие другие, которые сегодня выдает Дмитрий Федорович, и только по этой причине, я считаю, мы не можем в такой спешке (сегодня первое чтение, завтра второе, третье чтение) принимать законы, которые касаются миллионов, и причём не просто это денег касается, большие деньги, до 5 миллионов, но это и уголовная ответственность, это тюрьма для тоже, может быть, миллионов людей. Почему? Где причина этой спешки? Поэтому теперь по сути.
Дмитрий Фёдорович, а не боитесь, что бумерангом этот закон может ударить и по депутатам, и по министрам, и по правительству? Нам что, вот здесь тогда нужно детектор лжи установить (да?), потому что иначе распространение заведомо ложных сведений будет касаться и всех, кто выходит на эту трибуну.
Например, выходит министр или депутат какой-то и говорит: а МРОТ 12 тысяч для достойного вознаграждения труда российских тружеников, это нормально, этого хватит на всё его необходимое: и питание, и дом, и ЖКХ, и путешествия и так далее. Это же и есть заведомо ложные сведения. Что, пойдёт сразу господин в суд по заявлению миллионов граждан? Или когда вы говорите, многие, во всяком случае, что да, индексация пенсий – должна быть статья в Конституции, но денег нет. А мы говорим: деньги есть. Денег нет. Вот к чему это всё может привести? Давайте посмотрим на эту сторону. Ну и тоже касается пенсионного возраста. А тысячу, про тысячу министр Силуанов говорил, и что будут все путешествовать. Это заведомо ложные сведения, которые действительно порочат честь пенсионеров, наших трудящихся.
Ну и по сути.
А как доказать?
Посмотрите, количество уголовных дел за год по клевете меньше шестидесяти штук всего. Это очень сложно доказывать в суде. Как будете доказывать? Сегодня век хакерских всяческих вот этих возможностей, взломов. С вашего телефона, с вашего какого-то аккаунта оскорбление уйдёт в адрес конкретного гражданина, и что делать, как доказывать, где свидетели, что именно он написал это клеветническое какое-то оскорбление, а не «доброжелатели» подставляют людей, где доказательная база.
Ну и, конечно, ответственность. Дмитрий Федорович, у нас за убийство людей на дорогах, скажем, два года условно, небольшой штраф, а здесь пять лет. Ну где вот эта... (Микрофон отключён.)
Председательствующий. Марданшин Рафаэль Мирхатимович. пожалуйста.
Марданшин Р. М. Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!
Вот до меня один из выступающих сказал, что к нему обращаются граждане на приемах, что молодежь не поддерживает данный законопроект, но я хотел бы сказать, что фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» поддерживает данный законопроект. Дело в том, что данный законопроект как раз разработан в целях совершенствования правового регулирования вопросов уголовной ответственности, как уже было сказано, за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, или сведений, которые подрывают его репутацию.
И у нас согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. И вот защите указанных конституционных прав, в частности, и посвящена данная статья Уголовного кодекса Российской Федерации, которой установлена уголовная ответственность, как уже было сказано, за клевету, то есть за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. И одним из квалифицированных составов указанной статьи предусматривается уголовная ответственность за клевету, содержащуюся в публичном вступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации.
И следует отметить, что в связи вот со стремительным развитием информационных технологий в качестве источника информации всё большее значение приобретают информационно-телекоммуникационные сети, и в первую очередь включая сеть «Интернет». И в связи с этим отдельно нужно отметить, что большинство сайтов в сети «Интернет» не являются средствами массовой информации, поскольку не зарегистрированы в таком качестве в установленном порядке.
И, как уже вот отмечал Дмитрий Федорович в своем выступлении, что те средства массовой информации, которые зарегистрированы, они всё-таки чтят Уголовный кодекс. И при этом зачастую вот те указанные сайты, которые не зарегистрированы, имеют аудиторию, значительно превосходя щую по охвату зачастую традиционные средства массовой информации.
И вот этим законопроектом предлагается устранить данный пробел правового регулирования и дополнить соответствующую статью Уголовного кодекса Российской Федерации положением, в соответствии с которым устанавливается уголовная ответственность за клевету, совершенную публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», а равно в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально неопределенных. В связи с чем вот фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» считает, что этот законопроект, он нужен, такая ответственность, в том числе уголовная, она должна существовать. И доказывание бремени клеветы всё-таки не должно лежать непосредственно на гражданине, чьи права были нарушены. И вот данным законопроектом вот эта несправедливость устраняется.
И фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» просит Государственную Думу поддержать данный законопроект в первом чтении.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, полномочный представитель президента? Правительства? Заключительное слово, Дмитрий Федорович, есть желание? Нет.
Коллеги, будут ли возражения рассмотреть завтра законопроект во втором чтении? Если есть, тогда... Будут? Против.
Ставится на голосование предложение Бессарабова Даниила Владимировича о рассмотрении законопроекта под номером 57 – о проекте федерального закона «О внесении изменения в статью 1281 Уголовного кодекса Российской Федерации» (в части уточнения ответственности за клевету) завтра во втором чтении.
Пожалуйста, включите режим голосования. Кто за? Покажите результаты.
Результаты голосования (16 час. 49 мин. 35 сек.)
Проголосовало за 295 чел 65,6 %
Проголосовало против 96 чел 21,3 %
Воздержалось 1 чел 0,2 %
Голосовало 392 чел.
Не голосовало 58 чел 12,9 %
Результат: принято Принимается решение. Завтра законопроект будем рассматривать во втором чтении.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments