leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Уголовные дела по наркотическим преступлениям могу возбуждаться без данных о наркотиках – отклонение

Звон отклонен - Уголовные дела по наркотическим преступлениям могу возбуждаться без данных о наркотиках – Андрей Клишас отклонить закон с созданием согласительной комиссии Конечно же возбуждается много дел до суда доходит немого Возбуждение необоснованных дел Защита личности от необоснованного преследования не должно снижать эффективность борьбы с преступностью Мизулимна интересно выступала Тут есть предмет для очень серьезной юридической дискуссии Профильный комитет Думы поставили в известность о нашем решении Многие юристы считают принятие данных мер не решит проблему – Игорь Зубов Позиция правительства изложена в документе Конфликтные ситуации когда в теле человека следы сильно действующих наркотических веществ но определить что это за вещество нет возможности Почти половина дел о сбыте наркотиков о неустановленных сбытчиках Мы полагаем принятие этого закона не приведет к ухудшению показателей правоохранительных органов Просим принять закон в таком виде как есть Правоприменительная практика расставит все по своим местам – Николай Федоров Это инициатива не только правительства, поручение президента Обратите внимание на вопиющие цифры 48 тыс уголовных дел в отношении неустановленных сбытчиков В суд направлено 23 дела, по трем оправдали, 48 тыс прессовали миллиарды рублей потратили а на выходе Надо подумать о невиновных Если освободить от юридической шелухи, эквилибристики Прекратить дела до рождества – Клишас Если бы было так просто Уголовного дела нет но по сути производят все те же действия Все останется как есть и будет даже хуже – Матвиенко Безусловно закон нужен надо выполнить поручение президента но сделать это надо качественно За месяц ничего не изменится В январе можем принять этот закон в согласованном виде Не затягивайте
24. 916965-7 СФ отклонил закон «О внесении изменения в статью 146 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в части обеспечения дополнительной защиты прав граждан от необоснованного преследования по уголовным делам о сбыте наркотических средств)
Председатель комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Александрович Клишас
Отклонение закона 10 122 6
Согласительная комиссия Елена Мизулина Александр Башкин Олег Цепкин Карлин Светлана Горячева
138 0 1

Из стенограммы 495-го заседания СФ 25.12.20
Двадцать четвертый вопрос – о Федеральном законе «О внесении изменения в статью 146 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» – докладывает председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Александрович Клишас.
Андрей Александрович, пожалуйста.
С нами по этому вопросу присутствует официальный представитель правительства, статс-секретарь – заместитель Министра внутренних дел Российской Федерации Зубов Игорь Николаевич.
А.А. Клишас. Уважаемые сенаторы Российской Федерации! По итогам обсуждения, очень предметного, вчера на заседании комитета мы хотим предложить вам отклонить данный закон с созданием согласительной комиссии. Решение мы приняли по следующим причинам.
Законом предлагается установить, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 2281 и 2284 Уголовного кодекса в части незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, не могут быть возбуждены при отсутствии данных об указанных средствах, веществах, растениях (о виде, массе, наименовании), а также достаточных данных, указывающих на их передачу другим лицам.
Федеральный закон направлен на решение важной задачи – защиту граждан от необоснованного вовлечения в доследственные проверки и расследование уголовных дел. И сразу хочу подчеркнуть, что мы с вами и на заседании Совета Федерации обращали внимание на эту проблему.
Я хочу сказать, что, конечно же, Правительство Российской Федерации абсолютно право, что все-таки вынесло на обсуждение в парламент это предложение. Это действительно общественно значимая проблема. Мы с этим, безусловно, согласны.
Хочу сказать, что мы также вчера с участием и Игоря Николаевича Зубова, и представителя правительства в Совете Федерации Живулина обсудили достаточно предметно и до заседания комитета эту проблему. Вот с чем мы полностью согласны – что, конечно же, здесь необходимы определенные изменения в законодательстве. Потому что (Игорь Николаевич очень хорошую статистику приводил, может быть, и скажет это сегодня здесь, в зале), конечно же, возбуждается очень большое количество уголовных дел, до суда доходит небольшое количество этих дел, и, конечно же, мы с вами знаем о ряде фактов необоснованного привлечения к уголовной ответственности по данным статьям. Ну, по всей видимости, это так. В то же время, на наш взгляд, формулировки данного федерального закона не решают поставленные задачи.
Федеральный закон предусматривает в качестве обязательного условия для возбуждения уголовного дела установление таких элементов объекта и объективной стороны состава преступления, как предмет преступления и факт его передачи. Принимая закон, мы обязываем следователя проводить полноценное расследование еще как бы до возбуждения уголовного дела. Такой подход не решит проблему необоснованного вовлечения граждан в так называемые доследственные проверки и расследование уголовных дел. Но мы точно можем предоставить правоохранительным органам дополнительные основания, которые позволят им не возбуждать уголовное дело при наличии всех признаков состава преступления.
Статья 6 УПК устанавливает назначение уголовного судопроизводства, защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
Безусловно, защита граждан от необоснованного уголовного преследования является очень важной задачей. И вместе с тем данная работа не должна вести к снижению эффективности борьбы с преступностью. Предлагаемый федеральным законом подход может повлечь за собой снижение эффективности противодействия незаконному обороту наркотиков, что недопустимо.
Кроме того, формируется новый механизм установления исключений из общих оснований для возбуждения уголовного дела, когда есть уже существующие механизмы, которые уже применены в УПК.
Коллеги, здесь, конечно же, достаточно сложный юридический вопрос процессуальный: как делать эти исключения в УПК, по какому пути пойти? И мы вчера на заседании комитета… У нас действительно есть специалисты, и Елена Борисовна Мизулина вчера достаточно содержательно и интересно выступала. Но я думаю, что как минимум все эти замечания, которые сегодня есть… А я хочу отдельно почеркнуть, что, например, при подготовке заключения на данный закон… Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации тоже подготовил на него отрицательное заключение. Кроме того, в ходе работы над этим законом мы провели консультации с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, и Генеральная прокуратура также полагает, что закон требует очень существенной дополнительной проработки, понимая, кстати, абсолютно понимая (и Генеральная прокуратура признает) именно общественную значимость и важность этого процесса.
Мы с Виктором Николаевичем Бондаревым вчера тоже обсуждали эту проблему. Коллеги в Комитете по обороне и безопасности поддерживали этот закон, исходя из своей компетенции, комитета. И вот то, что мы обсудили с Виктором Николаевичем… мы абсолютно согласны: именно общественная значимость, необходимость защиты граждан от необоснованного уголовного преследования. Но в то же время ряд этих процессуальных вопросов… А многие юристы, например, говорят, что надо менять не статью 146, а статью 140 УПК, для того чтобы достичь поставленных целей. Тут как минимум есть предмет для очень серьезной юридической дискуссии.
Если вы поддержите позицию комитета и будет создана согласительная комиссия, мы включим в нее обязательно… У нас есть четыре сенатора, которых мы вам предложим, и Елена Борисовна Мизулина, у которой достаточно четкая и интересная позиция по этому вопросу, она действительно специалист. Я надеюсь, что совместно с Государственной Думой (мы профильный комитет тоже поставили в известность о нашем решении) нам удастся выработать взаимоприемлемое решение, которое будет поддержано в том числе и Генеральной прокуратурой Российской Федерации.
Поэтому, уважаемые коллеги, мы просим данный закон отклонить с созданием согласительной комиссии. По составу согласительной комиссии наши предложения вчера были переданы на Совет палаты.
И, уважаемые коллеги (я прошу вашего внимания), если вы позицию нашего комитета поддержите, то по вопросу об одобрении данного закона я прошу вас голосовать против. Спасибо за внимание.
Председательствует Председатель Совета Федерации В.И. МАТВИЕНКО
Председательствующий. Спасибо, Андрей Александрович.
Может быть, Игорь Николаевич Зубов хочет какие-то комментарии добавить? Пожалуйста.
И.Н. Зубов, статс-секретарь – заместитель Министра внутренних дел Российской Федерации.
Спасибо за предоставленное слово, Валентина Ивановна.
Как представитель правительства, в такой ситуации я, конечно, просто обязан дать соответствующий комментарий, который состоит в том, что позиция Правительства Российской Федерации изложена в тексте законопроекта и прилагаемых к нему документах. Документ прошел все стадии общественного обсуждения, получения согласований от заинтересованных министерств и ведомств и был принят на заседании Государственной Думы.
Маленькое пояснение по существу вопроса, совсем маленькое (я не хочу вдаваться в юридические дискуссии, потому что это, наверное, надо было делать на этапе разработки данного документа).
Его суть состоит в том, что мы планировали разрешить ситуацию, которая вызывает большое количество жалоб, обращений, спорных и конфликтных ситуаций. А именно ситуацию, когда в теле человека имеются признаки наркотических, сильнодействующих или одурманивающих веществ – признаки в теле человека, живого или мертвого, – но при этом что это за вещество, в каком оно количестве находится в этом теле, как его можно классифицировать, не представляется возможным определить. Плюс к этому в таких ситуациях, как правило, нет информации о том, каким образом это вещество было получено, передавалось ли оно третьим лицам и имел ли место факт сбыта.
Такие ситуации очень часто случаются на практике, я не буду их сейчас перечислять (если необходимо, могу сказать), но могу очень важную цифру привести, о которой здесь сегодня уже говорилось, – что почти половина всех дел о сбыте наркотиков это дела такой категории, то есть это дела, возбуждаемые в отношении неустановленных сбытчиков. Работа по этим делам (признаки я вам сказал) выглядит следующим образом. Система отработала, все, что необходимо именно в уголовно-правовом плане, сделала – опросила людей, провела экспертизы и так далее. На выходе так: 48 тысяч уголовных дел – 23 уголовных дела доходят до суда. Из этих 23 уголовных дел только по трем люди были оправданы. Вот и всё.
Мы полагаем, что принятие данного закона ни в коем случае не приведет к ухудшению наркоситуации и снижению показателей работы правоохранительных органов, в первую очередь – системы МВД, которая отвечает за это направление, и, наоборот, позволит сконцентрироваться на борьбе с организованной наркопреступностью и ее последствиями.
Безусловно, наличие такого рода дискуссии, разногласий – это серьезный сигнал для законодателя, который, наверное, заслуживает того, чтобы его дополнительно обсудить. Но в целом мы просим поддержать закон в таком виде, как он есть, исходя из того, что правоприменительная практика все расставит на свои места.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Андрей Александрович, может быть, у Вас есть комментарий?
Пожалуйста.
А.А. Клишас. Спасибо, Игорь Николаевич.
Коллеги, я действительно хочу поблагодарить Министерство внутренних дел. Это действительно проблема, а во многом и проблема, которая существует в следствии, это действительно есть. Я благодарен Игорю Николаевичу за всегда очень профессиональный, очень спокойный, взвешенный подход при обсуждении этих вопросов.
Но, мне кажется, главный тезис – что как минимум нам необходимо еще раз вернуться к процессуальным вопросам, связанным как с порядком изъятий из общего порядка возбуждения уголовных дел, так и с тем, какие еще меры необходимо принять, возможно, в Уголовно-процессуальном кодексе, какие сделать дополнения для того, чтобы действительно решить эту проблему.
Что нас беспокоит в первую очередь? Что очень многие наши коллеги-юристы, специалисты в том числе по процессуальному праву, говорят, что принятие данных мер проблему, которую мы ставим перед собой, не решит, к сожалению.
Надеюсь, что вот эта дополнительная работа, которую мы можем провести в составе согласительной комиссии, нам все эти противоречия, объективно существующие, позволит снять.
Председательствующий. Спасибо. Благодарю Вас, Андрей Александрович.
Николай Васильевич Фёдоров. Пожалуйста.
Н.В. Фёдоров. Спасибо.
Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги! Обращаюсь к Андрею Александровичу: audiatur et altera pars.
Все-таки не только правительство поддерживает этот закон и идею законопроекта – это поручение президента от 22 декабря 2018 года. И, чтобы приблизиться к истине, надо выслушать мнение и других членов комитета, не только Мизулиной, их здесь много, специалистов в том числе по процессуальному законодательству и доказательственному праву.
Хочу обратить внимание, уважаемые коллеги: закон направлен на обеспечение защиты прав наших граждан – тысяч, нет, десятков тысяч граждан и членов их семей – от необоснованного (все признают, даже Клишас признает, профессор Клишас), от необоснованного вовлечения в доследственные проверки и расследование уголовных дел по преступлениям, возбужденным, цитирую, при отсутствии достаточных сведений (о чем говорит и Андрей Александрович) о фактах незаконного сбыта наркотиков.
В случае поддержки нами, российскими сенаторами, этого закона впредь уголовные дела, коллеги, по факту незаконного сбыта наркотиков не смогут быть возбуждены при отсутствии каких данных (обратите внимание) – о виде, массе, наименовании наркотиков. То есть, если их нет и не нашли вообще, тогда законно основание для того, чтобы не возбуждать дело. Кстати, это полностью соответствует принципиальной норме статьи 140 УПК о необходимости достаточных данных, указывающих на признание преступления, как необходимого основания для возбуждения дела.
Коллеги, обратите внимание на вопиющие цифры судебной статистики. В прошлом году, как сказал Игорь Николаевич, было возбуждено… провели, он сказал, почти 48 тысяч уголовных дел в отношении неустановленных сбытчиков (было проверено, опрошено, расследовано и так далее). В суд было направлено… Звучала цифра, Валентина Ивановна, – 48 тысяч. Прессовали подозреваемых опросами, допросами. В суд направлено, коллеги, 23 дела, по трем делам оправданы обвиняемые.
Это сколько же денег мы потратили из бюджета? И по времени, и по людским ресурсам сколько следователей, дознавателей, экспертов? Это миллиарды рублей потратили! На выходе – 20 виновных установили. Удивительно мы работаем, для того чтобы в том числе, видимо, патриотизм российских граждан подкрепить, дополнительно воспитать.
Президент призывал в своем поручении к другому – чтобы мы подумали о невиновных десятках и десятках тысяч, а не о тех, о которых сейчас нам оппоненты рассказывают. Виновность 20 человек из 40 тысяч доказали… (Микрофон отключен).
Председательствующий. Продлите время.
Пожалуйста, Николай Васильевич.
Н.В. Фёдоров. Поэтому это как раз тот случай… Ведь все говорят, что закон хороший, надо принимать этот закон, надо доработать этот закон. Но это как раз тот случай, Валентина Ивановна, когда лучшее враг хорошего, как говорят в народе.
Если освободить нашу дискуссию от этой юридической шелухи, уважаемые коллеги, ну, можно сказать, «эквилибристики», то на чаше весов с одной стороны у нас десятки тысяч семей, невинно страдающих, которых преследуют, а на другой чаше весов – как бы нам не 20 человек виновных осудить, а как бы не осталось только 10 человек виновных из этой группы.
Я считаю, что это неправильно. Это искажение задач, которые изначально ставились и по воле президента, и то, что разработало Правительство Российской Федерации. И считаю, что нам лучше… Закон вводится в действие 31 декабря, Валентина Ивановна.
Нам вообще-то стоит все-таки сделать если не подарок, то, по крайней мере, десятки тысяч семей российских граждан освободить, прекратить уголовное преследование в отношении них. По крайней мере, до Рождества это можно сделать.
Если мы сейчас создадим… и отклоним этот закон, то еще несколько… три-четыре месяца они будут оставаться под прессом правоохранительных органов.
Спасибо за внимание. Извините.
Председательствующий. Спасибо.
Пожалуйста, комментарий.
А.А. Клишас. Уважаемые коллеги, если бы вопрос решался так просто, как это описывает Николай Васильевич, мы бы, конечно, поддержали это двумя руками.
Вот посмотрите, очень простая вещь, это не «эквилибристика», она понятна любому человеку, который понимает, как работают правоохранительная система и следствие. Вот эти 40… 48 тысяч дел.
Для того чтобы установить наименование, массу вещества, процентный состав и так далее, сейчас возбуждается дело, проводятся все необходимые экспертизы, после чего принимается решение. И, по всей видимости, большинство этих дел прекращается, они так или иначе не доходят до суда. Вот нам Игорь Николаевич цифры назвал. Но сейчас что будет происходить в реальности? Что беспокоит тех, кто действительно беспокоится о правах граждан? Кстати, в рамках уголовного процесса вы становитесь на определенные рельсы – у вас есть права, есть адвокат и так далее. Сейчас всё будут делать то же самое следователи, то же самое с теми же, извините, 48 тысячами наших граждан – просто на стадии доследственной проверки. То есть уголовного дела нет – но всех вызывают на допросы и производят, по сути дела, все те же самые действия с гражданами, но уже защиты той, которую в частности Уголовнопроцессуальный кодекс предоставляет (почему они не доходят, Николай Васильевич, до суда?), – этой защиты уже нет. Поэтому это не «эквилибристика».
Если бы парламент мог вот таким простым решением взять и освободить граждан от этого прессинга, мы бы это поддержали. Но мы, похоже, можем сделать вид, что мы решили общественно значимую проблему, и дождаться аплодисментов у определенной части общества – а в реальности все останется так, как есть, если не станет еще хуже. И вот этого мы хотим избежать.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, состоялось содержательное обсуждение. Думаю, что у каждого выступающего есть своя доля правды. Но аргументы, которые привел Андрей Александрович, и аргументированное весомое мнение прокуратуры (не буду повторять аргументы), конечно же, нельзя не учитывать.
Безусловно, закон нужен, безусловно, закон важен, и нужно выполнить поручение президента, но выполнить его надо качественно. И ничего не произойдет смертельного, если мы, на мой взгляд (я свою точку зрения высказываю), его отклоним с созданием согласительной комиссии, еще внимательно послушаем все стороны и найдем наиболее оптимальные решения, которые в наибольшей степени будут защищать права наших граждан. За месяц, условно говоря, ничего не изменится. Согласительная комиссия поработает, и мы в январе уже можем принять этот закон в согласованном виде.
Мне кажется, что торопиться не надо. Вот при принятии таких очень важных законов нельзя упустить даже одно мнение, его все равно надо учесть, обсудить, понять, что за ним стоит. Поэтому при голосовании прошу вас взвесить все за и против. Мне кажется, ничего не произойдет плохого, если мы все-таки поработаем еще над этим законом и внесем его в согласованном виде.
Значит, коллеги, перед тем как перейти к голосованию, хочу напомнить еще раз, что те сенаторы, которые поддерживают решение комитета об отклонении закона, нажимают кнопку «против».
Кто за то, чтобы его одобрить, естественно, нажимает кнопку «за».
Итак, объявляю голосование за одобрение Федерального закона «О внесении изменения в статью 146 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации». Кто поддерживает комитет, голосует против.
Результаты голосования (12 час. 51 мин. 40 сек.)
За 10 чел. 5,9%
Против 122 чел. 71,8%
Воздержалось 6 чел. 3,5%
Голосовало 138 чел.
Не голосовало 32 чел.
Решение: не принято Решение не принято.
Андрей Александрович, есть ли у вас предложения по составу согласительной комиссии от Совета Федерации?
Включите микрофон Клишасу. А.А. Клишас. Сенаторы Мизулина, Башкин, Цепкин и Карлин.
Председательствующий. Четыре человека озвучены. Может быть, кто-то еще?
Может быть, Николай Васильевич, Вы захотите поработать?
Может, кто-то из сенаторов хотел бы еще включиться?
Да, Светлана Петровна, Вы хотели бы.
Давайте добавим Светлану Петровну Горячеву.
Еще есть желающие сенаторы поучаствовать в работе согласительной комиссии? Нет. Тогда четыре сенатора плюс Светлана Петровна Горячева.
Коллеги, прошу проголосовать за то, чтобы… Вернее, так: кто за то, чтобы создать согласительную комиссию в составе, указанном докладчиком, плюс Светлана Петровна Горячева? Прошу голосовать.
Идет голосование.
Результаты голосования (12 час. 52 мин. 50 сек.)
За 138 чел. 81,2%
Против 0 чел. 0,0%
Воздержалось 1 чел. 0,6%
Голосовало 139 чел.
Не голосовало 31 чел.
Решение: принято
Решение принято.
Закон отклонен с созданием согласительной комиссии.
Коллеги, не затягивайте работу над этим важным законом.
Просьба после доработки постараться в январе его снова внести на рассмотрение. Спасибо.
Subscribe

  • Мои твиты

    Вс, 17:15: Андрей Исаев: Избиратели ждут, что депутаты зафиксируют обязательства, взятые перед выборами https://t.co/OKzdR9rqhL Пн,…

  • Мои твиты

    Сб, 15:10: Кино по выходным Сказка о потерянном времени Посмотрели Конек-горбунок. Очень шумно https://t.co/24D9HuaRQA

  • Мои твиты

    Пт, 12:10: Федерация Терпение лопнуло: назначено Closing Russian Federation https://t.co/3qxCCOUwSS Пт, 12:12: Калиновский – Навальный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments