leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Audiatur et altera pars – сенаторы выполнили заповедь, закрыли сессию и разошлись до 20 января

Федерация
Новые технологии государственного управления: Голова сенатора Федорова
Audiatur et altera pars – сенаторы выполнили заповедь, закрыли сессию и разошлись до 20 января
Последнее перед Новым годом 495-е заседание Совета Федерации в пятницу 25 января продолжалось без перерыва пять часов сорок минут. В повестке 91 вопрос и в том числе 83 закона. Из них шестьдесят приняты без единой реплики.
Сессия прошла нервно и завершилась непразднично.
Председатель СФ Валентина Матвиенко в своей итоговой речи не избежала новых банальностей.
«Завершается осенняя сессия, а вместе с ней очень непростой 2020 год. Говорят, что високосный год всегда приносит сюрпризы, но в этот раз жизнь превзошла все ожидания, прогнозы и даже, наверное, научную фантастику», – сказала госпожа председатель.
Мне показалось, что из множества оценок 2020 года заключение Матвиенко стало наиболее адекватным: «В то же время уходящий год заставил нас по-новому взглянуть, где-то переосмыслить многие фундаментальные вещи. Это и эффективность государственных институтов, и способность политической, экономической, социальной системы к мобилизации в экстремальных условиях. Но самое главное – мы увидели готовность граждан и государства вместе противостоять общей опасности».
Не столько по должности, скорее согласно позитивному складу характера, Валентина Матвиенко «Убеждена, что общими усилиями, общей волей мы обязательно добьемся в этом деле успеха, коронавирус отступит, а мы, наконец, сможем вернуться к привычной жизни с рукопожатиями, теплыми встречами без масок и перчаток, которые стали уже привычными, но точно не любимыми предметами гардероба».
Общий настрой сенаторского корпуса не столь позитивный. По традиции Большой Дмитровки решили насолить Охотному ряду. В таком случае обычно берется какой-нибудь закон без надежной политической защиты из кулуаров власти и демонстративно отклоняется как недоработанный с возможностью опасных последствий.
Неважно, что так можно сказать про любой закон и возможные последствия давно перешли из невозможных в реальные. Законы по упорядочению публичных мероприятий с ужесточением процедуры организации, ответственности владельцев сетей за неудаление вредной информации и против цензуры в сети вызвали критику сенаторов Сергея Леонова и Людмилы Нарусовой. Андрей Климов и Андрей Клишас встали на защиту законов и соответственно суверенитета страны.
Иное дело, закон о возбуждении уголовных дела по наркотическим преступлениям без данных о наркотиках. Тут Андрей Клишас настоял на отклонении с созданием согласительной комиссии
Виноваты почему-то депутаты, хотя документ правительственный по поручению президента. Статс-секретарь – замминистра внутренних дел Игорь Зубов тщетно пытался объяснить суть документа. Авторы планировали разрешить ситуацию, которая вызывает большое количество жалоб, обращений, спорных и конфликтных ситуаций. А именно ситуацию, когда в теле живого или мертвого человека имеются признаки наркотических, сильнодействующих или одурманивающих веществ, но что это за вещество, в каком оно количестве находится в этом теле, как его можно классифицировать, не представляется возможным определить.
По словам замминистра Зубова, почти половина всех дел о сбыте наркотиков возбуждаются в отношении неустановленных сбытчиков. Из 48 тысяч уголовных дел всего 23 уголовных дела доходят до суда. Из только по трем люди были оправданы.
Однако Андрей Клишас предложил отклонить закон с созданием согласительной комиссии. Закон направлен на решение важной задачи – защиту граждан от необоснованного вовлечения в доследственные проверки и расследование уголовных дел. Принимая закон, мы обязываем следователя проводить полноценное расследование еще как бы до возбуждения уголовного дела. Безусловно, защита граждан от необоснованного уголовного преследования является очень важной задачей. И вместе с тем данная работа не должна вести к снижению эффективности борьбы с преступностью. Предлагаемый федеральным законом подход может повлечь за собой снижение эффективности противодействия незаконному обороту наркотиков, что недопустимо.
«Audiatur et altera pars» – сенатор Николай Фёдоров говорил не так долго, но тоже путано, призывая выслушать другую сторону. Призывал обратить внимание на вопиющие цифры. 48 тыс уголовных дел в отношении неустановленных сбытчиков. 48 тыс прессовали, миллиарды рублей потратили, а на выходе 20 виновных установили.
Федоров призвал подумать о невиновных Если освободить от юридической шелухи, эквилибристики, то на чаше весов с одной стороны у нас десятки тысяч семей, невинно страдающих, которых преследуют, а на другой чаше весов – как бы нам не 20 человек виновных осудить, а как бы не осталось только 10 человек виновных из этой группы.
Федоров запутался, какую сторону он сам хочет услышать. Клишас обиделся на шелуху с эквилибристикой, и это только укрепило его уверенность.
Защиту прав людей, наверно, надо было бы начинать с принятого в спорах закона о комплексной застройке территорий. Нормы реновации России отличаются от реновации Москвы. Они похожи на первый вариант законопроекта реновации с целью выселения столичного балласта – обедневшего населения, для провокации массовых протестов. Закон для Москвы удалось обезопасить поправками, но протесты успели запустить с участием универсальных профессионалов. Из протестующих отфильтровали лично причастных, и их пригласили в Думу для разборок. Вылезла куча боковых мотиваций под видом реновации, включая уничтожение памятников архитектуры без статуса.
Протест погасили, и права реновируемых обеспечили. Но сам процесс расселения хрущоб утратил мотивацию, только сломал реконструкцию еще по планам Лужкова.
Галина Хованская при поддержке Сергея Миронова внесла законопроект для реновации России с учетом всего столичного опыта. Неведомые темные силы неназванных застройщиков пролоббировали под боком Хованской свой законопроект через комитет Евгения Москвичева по транспорту и строительству с тремя сенаторами, пристегнутыми в роли мальчиков для битья по принципу отсутствия отношения к теме. Им пришлось выдерживать атаки Хованской.
Процесс уничтожения исторического наследия в гуще городской застройки идет без всякой реновации, начиная с Византии в Стамбуле. Россия использовала принцип разделения властей и изобрела для хронически нерешаемых вопросов способ выноса на публичное обсуждение в формате законодательного процесса. Вынесли мозг, но видимого результата не добились.
На обсуждение закона в СФ пригласили министра строительства и ЖКХ Ирека Файзуллина. Он заполнил свой парламентский контент привычными обещаниями построить миллиард квадратных метров. Сенаторы это много раз слышали еще до того, как Файзуллина назначили министром.
Еще в позапрошлом году на одном из мероприятий в СФ Галина Хованская заявила, что стройка ради стройки ее не устраивает. Для участия в обсуждении закона ее не пригласили. Ее тему продолжил Николай Федоров. Он обратил внимание на то, что статья 40 Конституции требует от нас всех в числе основных конституционных прав граждан обеспечения жилищных прав малоимущих граждан. Они имеют право получить жилье за счет государственного и муниципального жилищных фондов, за которые отвечают субъекты Федерации.
По данным сенатора, в большинстве регионов никаких таких программ нет. Соответственно, забыты конституционные полномочия в определенной степени и правительства, и Минстроя России, и субъектов Федерации.
По словам Федорова, он не «не успел в силу дефицита времени обозначить эту тему», когда в рамках правительственного часа на 493-м заседании СФ 2 декабря зампред правительства Марат Хуснуллин рассказывал о мерах правительства по развитию строительной отрасли и модернизации дорожно-транспортной инфраструктуры.
На самом деле Федорова не случайно разжаловали из зампреда СФ в простого сенатора. К 25 декабря ситуация несколько изменилась, и Федорову по крайней мере вернули голос. Используя момент, он поведал, что по данным экспертов, 60-70% населения никогда никакой суперльготной ипотекой не смогут воспользоваться, потому что у них в принципе на горизонте таких денег нет.
Матвиенко поддержала и пустилась в воспоминания, как она в Петербурге обеспечивала жильем многодетных.
На закон о комплексной застройке территорий потратили четверть часа, для СФ это очень много.
Скорее всего, с реновацией России выйдет примерно то же, что и для Москвы. Новые законы о публичных мероприятиях и по защите силовиков позволят гасить протесты в зародыше. Это в свою очередь значительно снизит возможности граждан отстаивать свои права от неумеренных аппетитов локальной власти и ее аффилированных структур, тут критика справедлива. В продолжение логической цепочки легли изменения законодательства всех трех уровней власти в рамках конституционного процесса для консолидации национальной властной вертикали по той модели, которая действует в избирательной системе. Плюс прямая обратная связь президента с населением.
Вопреки заключению исландского журналиста на мероприятии Путина 17.12.20, Россия в данном случая не уникальна. Прямая связь президентской власти с населением действует в Сирии. На постоянной основе этим занималась Асма Асад, способствуя нерациональной консолидации во время военно-террористической атаки под руководством США.
Для России действуют другие методы так называемого косвенного террора. Новые технологии синергично произрастают на старом поле, замусоренном еще с перестройки. Ну и глобальное потепление помогает. Забытая руководством Норникеля емкость с топливом может быть и не развалилась бы еще много лет без таяния вечной мерзлоты. Произошло одно из множества негативных событий 2020 года. Они не имеют отношения к ковиду, но связаны с ним общей причиной.
Занимался ситуацией в Норникеле СФ под активным предводительством Валентины Матвиенко. Акция СФ по Норникелю не менее важна, чем весь конституционный процесс. Переформатирование СМИ после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС за десяток лет превратило блогосферу в пятую власть. Тем была обеспечена возможность расследования силами СФ властно-олигархической связки в Красноярском крае. Парламентское расследование не объявлялось, но по сути оно было проведено. И в свою очередь обеспечило запуск переформатирования системы власти в формате конституционного процесса.
В итоговой речи Матвиенко подчеркнула, что «...парламентское расследование ситуации в Норильске нужно воспринимать не как одноразовую, единичную акцию, а как начало нашей большой работы, работы сенаторов, главная цель которой – обеспечить достойные условия жизни граждан вне зависимости от региона проживания. И, безусловно, не последнюю роль здесь должен играть бизнес, который несет прямую ответственность за благополучие городов и районов, в которых он работает».
Встык Норильску Матвиенко сказала о начавшейся декриминализации лесного комплекса. Сенаторы совместно с депутатами и коллегами из правительства разработали и внесли законопроект по усилению контроля за оборотом древесины. Председатель СФ призвала сделать все для того, чтобы закон как можно быстрее был принят.
Так заседание СФ 25 декабря стало концентрированным отражением процесса в стране, названного конституционным.
Мир стал черно-белым. В передаче с лингвистом Максимом Кронгаузом «Эхо Москвы» совместными усилиями собрало неологизмы с претензией на мемы: ковидло, жизнь отымела смысл, фургалили, обнулендум, пересидент (победитель в голосовании), нетрусовальный, гречники и фьючерсы на гречку. Среди прочего прозвучало и обездомливание, слово использовали для протеста против всероссийской реновации. Стало быть, за этим законом стоят не застройщики.
Так и казус с отклоненным законом о наркотических делах без наркотиков связан не просто с желанием кому-то показать значимость СФ. Законодательный процесс перетекает под национальный контроль, правоприменительная практика тормозит. В рамках возможностей косвенного террора реновация еще более опасна, чем антинаркотический закон. Прежде чем приносить его в парламент, МВД следовало бы отчитаться, что сделано в плане прекращения подбросов наркотиков для ареста.
В итоге председателепада прошлого предковидного года и параллельным устранением из СФ таких сильных фигур, как Сергей Лисовский, Франц Клинцевич, Юрий Липатов, Людмила Бокова, Вячеслав Фетисов случилось еще одно символическое событие в том же ключе ослабления палаты.
На 495-м заседании СФ досрочно закрыл три комиссии по транспортной инфраструктуре, АПК и кибербезопасности. Председатель комитета СФ по регламенту и организации парламентской деятельности Вячеслав Тимченко сообщил, что комиссии свою роль выполнили. Поверить в это сложно.
Данные факты не отражают ситуацию в целом, скорее наоборот. Сенаторский концентрат из пяти заседаний Думы отфильтровал суть принятых законодательных изменений, недостижимых еще весной – законы о молодежи, о пчеловодстве, о вытрезвителях , биологической безопасности, об аспирантуре, обитателях национальных парков, об управлении залогом, разумном ограничении обязательного аудита, предоставлении мер соцзащиты с использованием электронного сертификата, об ограничении оборота закиси азота.
Мне не хочется присоединяться к восторгам по поводу ограничения цен на продовольственные товары первой необходимости. Причем не потому, что норма пошла прицепом к закону о полномочиях в сфере госстатистики. Ограничение розничных цен на топливо мы уже проходили. Deep state прямого действия хитрее и сильнее регуляторных схем.
25 декабря состоялся слетевший неделю назад правительственный час «О пересмотре и отмене нормативных правовых актов, негативно влияющих на деловой климат» Минэка Максима Решетникова. Выступление министра было нетривиальным. Особенно если вспомнить, как его предшественника Максима Орешкина с позором выгнали с правительственного часа в Думе за некомпетентность.
Свой среди чужих в Минэке, прошедший школу губернатора в Пермском крае, Решетников сумел обратить на пользу цель разрушительной регуляторной гильотины. Фактически он представил сенаторам новые технологии государственного управления. Реформа регулирования, надзора и контроля затеяна одновременно с выборами действующего созыва Думы и до сих пор буксовала. В версии Решетникова реформа сокращает издержки регулируемых.
Сочетаются два принципа: освобождение от проверок деятельности без порождения рисков, и в наш век цифровизации прекратить контактные проверки, источник коррупции. О первом рассказал Решетников, второе добавила Матвиенко.
В принципе, в самих словах ничего нового, все уже было, кроме решимости провести слова в жизнь и дифференцированных мер по направлениям деятельности.
Матвиенко назвала очень правильным, когда в правительство назначают министров от земли, которые поработали губернаторами и знают, как на земле жизнь происходит и как надо подходить к тем или иным вопросам. Это те люди, которые в окопах посидели, и не теоретики, а практики.
В понимании председателя СФ, Решетнтков – главный человек в формулировании идеологии развития экономики страны. Удавка, которую на нас пытаются надеть, к сожалению, мешает этому. У нас сильная страна и большие потенциальные возможности. Надо, чтобы это была страна богатых людей, чтобы как можно быстрее уходили от бедности. Если мы создадим для этого условия, так и будет.
Валентина Матвиенко призвала обеспечить прорывы. И в следующий раз, когда Минэк Решетников придет на правительственный час, он скажет: «Вот мы добились прорыва здесь, там и еще во многих других направлениях».
Если мечты Матвиенко сбудутся, вряд ли потребуется еще один правительственный час для констатаций.
Однако еще не вечер, и до завершения далеко. Формат безответственного и всесильного deep state продолжает прогрессировать по мере борьбы с ним. Формирование новых мемов в интерактивном эфире становится новой социологией следующего поколения после предыдущих трех – классическая философская социология Николая Данилевского и Зигмунта Баумана, опросы Татьяны Заславской и Юрия Левады, анализ скрининг Big Data в системе PRISM США – для формирования универсальных мемов-хештегов-лозунгов для публичных протестов .
Напомню: любая живая система состоит из двух антагонистических подсистем. В том числе и голова сенатора Федорова, призывая выслушать другую сторону в самой себе.
Мне лично кажется, это хорошее завершение сессии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments