leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Опубликована статья Натальи Вакуровой Ген обреченности и жизненная сила: нематериальные сущности ...

Опубликована статья Натальи Вакуровой Ген обреченности и жизненная сила: нематериальные сущности во время пандемии стр. // Корреляционное взаимодействие науки и практики в новом мире Сборник научных статей по итогам международной научно-практической конференции 25-26 декабря 2020 года Санкт-Петербург, стр.43-51
file:///C:/Users/024/Downloads/%D0%A1%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%B8%D0%BA-%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D0%B1%D1%80%D1%8C%202020%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0.pdf

УДК 355.01: 631.523.55
ББК 60.5
Н.В.Вакурова,
зав.кафедрой журналистики и массовых коммуникаций Института современного искусства
Л.М.Московкин,
спецкор газеты «Московская правда»
Н.Л.Файнберг,
магистрант Института современного искусства

Ген обреченности и жизненная сила: нематериальные сущности во время пандемии
Аннотация. «Пандемическая ситуация» аномального 2020 года отмечена признаками ряда очевидных отклонений от нормы – постправда, инфодемия, популяционный иммунодефицит, моральная паника, базовая тревожность, физическая турбулентность.
События 2020 года оказались недоступны гуманитарному политологическому прогнозированию. Проблема естественнонаучного моделирования связана с признанием так называемых нематериальных сущностей необходимыми элементами в создании верифицируемых моделей – информация, жизненная сила, структура динамического хаоса.
В 2020 году завершился процесс преобразования блогосферы в пятую власть и параллельно наука вновь стала открытой обществу по крайней мере в части эпидемиологии, вирусологии, иммунологии и вакцинопрофилактики.
Человеческая популяция реагировала двояко, одновременно ростом чувствительности и жизненной силы. В статье авторы попытались показать, как выстраивается индивидуальная выживаемость в условиях массового стресса. Показана история вопроса и причинно-следственные связи.
Ключевые слова: базовая тревожность, жизненная сила, инфодемия, моральная паника, популяционный иммунодефицит постправда, пятая власть, турбулентность

N. V. Vakurova,
head of the Department of journalism and mass communications of the Institute of contemporary art
L. M. Moskovkin,
special correspondent of the newspaper « Moskovskaya Pravda»
N. L. Feinberg,
master's student at the Institute of contemporary art

The doom gene and viability: immaterial entities during a pandemic

Annotation. The «pandemic situation» of the abnormal year 2020 is marked by signs of a number of obvious deviations from the norm – post-truth, infodemia, population immunodeficiency, moral panic, base anxiety, physical turbulence.
The events of 2020 were not available for humanitarian political science forecasting. The problem of natural science modeling is related to the recognition of so – called non-material entities as necessary elements in the creation of verifiable models – information, viability, and the structure of dynamic chaos.
In 2020, the process of transforming the blogosphere into the fifth estate was completed, and in parallel, science became open to society again, at least in terms of epidemiology, Virology, immunology and vaccine prevention.
The human population reacted in two ways, simultaneously increasing sensitivity and vitality. In the article, the authors tried to show how individual survival is built in conditions of mass stress. The background and cause-and-effect relationships are shown.
Keywords: base anxiety, fifth power, infodemia, moral panic, population immunodeficiency post-truth, turbulence, viability

События 2020 года обрели существенное значение для человеческой истории и в то же время стали своеобразной проверкой общественной самооценки, адекватности научных представлений и экспертного прогнозирования, также эффективности государственного управления.
В совокупности национальных государственных систем обнаружилось движение к формату deep state. Данное изобретение США описано Сноуденом. [5] Формат позволяет передавать государственные функции частным структурам с делегированием ответственности за последствия принятых решений национальной власти.
К 2020 году феномен deep state приобрел транснациональный характер. Это позволило объявить пандемию и придать ограничениям глобальный юридически обязывающий характер.
Любая живая система состоит из пары антагонистических подсистем. Мир стал черно-белым, его антагонистические подсистемы ведут гибридную войну друг с другом.
Против сползания государства к формату deep state в России проведены срочные меры по ремонту государственной системы. В составе Конституционного процесса принят формат единой системы публичной власти, исключенный Конституцией 1993 года.
Политолог Сергей Марков считает изменения структуры власти основным в изменениях Конституции. В целом институт политологических оценок и прогнозирования показал свою несостоятельность. Социология ВЦИОМ и профильного Института РАН, позитивные результаты которой отвергались, в какой-то степени поправила свои позиции.
Мы не слышали, чтобы кто-то из статусных политологов смог объяснить феномен 2020 года: как удалось одним решением неустановленного источника остановить мир? Полагаем, что адекватные модели с прогностической валидностью существовали задолго до 2020 гола. Существенное значение в них имеют объективные физические факторы, которые человек может использовать в целях управления массовым сознанием и социальной инженерии с эффектами генетической инженерии, но не может их исправить.
Глобальное управление журналистикой затрудняет синтез адекватной картины мира в горизонтальной общедоступной прессе. С другой стороны, итоги исследований в биологии, генетике и вирусологии не обобщаются и вообще не извлекаются из потока первичного экспериментального материала. Такой формат организации науки фактически существует с начала 70-х годов.
До этого советские методы работы с диссидентами позволяли выявлять фигуры с неформально организованным авторитетом. Через их публичную активность достижения науки обобщались и доводились до общественного мнения с существенным влиянием на него. Для примера можно вспомнить Льва Гумилева, Владимира Эфроимсона, Тимофеева-Ресовского.
Лучшим критерием таланта служит профессиональная ревность. Поэтому власть не боролась с наиболее активными представлениями интеллигенции, но использовала имманентную враждебность денной страты населения для выявления реальных авторов научных достижений по реакции на них в форме профессиональной ревности.
К началу 70-х научная картина мира накопила достаточно много существенных противоречий. Ее эволюция по механизмам самосборки фактически стала иллюстрацией к антропному принципу в синергетике «будущее сегодня» Сергея Курдюмова.
Интерпретации собственно антропного принципа размыли утверждение о разумной связности картины мира и в сильном варианте вышли на предопределенность будущего. По другую сторону от указанного направления мысли оказалась недостижимость единой картины мира, выводимая из теоремы Гёделя о неполноте арифметики. Параллельно развивалась линия, заложенная статьей Николая Тимофеева-Ресовского, Карла Циммера и Макса Дельбрюка о математической структуре гена – «зеленая тетрадь».
Новосибирский генетик, исследователь молекулярно-генетических систем управления Вадим Ратнер описал суть и открытия и его значение для развития науки. По его словам, Тимофеев-Ресовский предложил идею и термин конвариантной редупликации генов, то есть их способности «рядом с собой построить себе точно подобные и оттолкнуть», но с включением в себя наследственных вариаций, мутаций. [4] Молекулярная биология и генетика с самого начала приобрели информационно-кибернетическую окраску/
«Главное значение этой модели состоит в том, что она привлекла к проблеме гена многих выдающихся физиков. В дальнейшем это оказалось решающим событием в ходе выяснения молекулярной природы генов, зарождения молекулярной биологии и генетики, развития информационно-кибернетического подхода в генетике», - написал Ратнер.
Тимофеев-Ресовский с его развитой в СООРе Четверикова общительностью стал интегратором научной мысли, собственными руками провел объемные исследования генома Дрозофилы и предложил группу новых понятий. В частности, принцип усиления, теория мишеней, пенетрантность и экспрессивность.
В России работал отторгнутый от СООРа генетик Сергей Гершензон, который до открытия наследственной роли ДНК использовал ее для трансформации и получения новых форм. Гершензон предложил понятие «генная нагрузка признака».
Для будущего развития науки чрезвычайное значение имели принцип матричного копирования Никола Кольцова «Omnis moleсula ex moleсula», описание явления «Волны жизни» Сергея Четверикова и закон гомологических рядов наследственной изменчивости Николая Вавилова.
Совокупность исследований открыла возможность перевода всего процесса познания в полном объеме на формат естественнонаучной доказательности.
Ключевую роль в этом сыграл Тимофеев-Ресовский и проведенное по его инициативе исследование, описанное в «зеленой тетради».
Математическое обеспечение процесса познания практически всегда отставало от исследований. Математика в роли языка науки развивалась обособлено, как некая вещь в себе. На этом фоне стали прорывом работы итальянца Вито Вольтерры по математической формализации экологии. Также теория структуры динамического хаоса североамериканца Эдварда Лоренца. Он фактически подвел строгую научную базу под явление «Волны жизни» Четверикова, ключевое для теорий микро- и Макроэволюции.
Наука не ограничивается какими-либо формальными статусными рамками. В познание феномена Жизни на примере человека значительный вклад внесли мыслители и писатели. Гуманитарная форма описания лишена доказательности, однако любое познание начинается с феноменологии, и человек с естественнонаучным мышлением способен отличить формализуемое описание от софистики. По объему ее больше, но и в журналах по естественным наукам уровень оригинальной доказательной новизны тоже весьма невысок.
В нашей оценке описание революционных событий зампреда Думы Василия Шульгина настолько точны, что служат идеальной иллюстрацией к идее Федора Достоевского о неких «трихинах» в мозгу человека, определяющих ансамблевые девиации массового поведения. Спустя век «трихины» Достоевского оказались мобильными элементами генома Владимира Гвоздева и Евгения Ананьева. Конкретно в той их части, которая участвует в нейрогенезе и определяет волны массового поведения людей и других животных с ВНД.
Как мы писали ранее, в 70-80-х годах прошла научная революция, ставшая итогом запущенного Тимофеевым-Ресовским процесса и объединившая в общую картину все написанное здесь выше.
В основе научной революции лежало признание системы нематериальных сущностей в базе научной картины мира. Как следствие, гуманитарное направление утрачивало исключительность бездоказательности.
Параллельно был принудительно проведен политически ангажированный процесс возврата науки на гуманитарный формат, то есть научная контрреволюция. Профессиональная ревность с межличностного уровня была повышена до статуса геополитической конкуренции.
От средневековой софистики новая гуманитарная наука отличается чрезвычайно высоким уровнем технологии в подготовке мемов-хештегов и текстов на их основе, что позволяет продвигать в массовое сознание резюмированные абсолютные истины, не требующие доказательств и принимаемые на веру в отличие от относительной истины, справедливой в пределах условий доказательного эксперимента.
Изобретатель будущего мема подается как первооткрыватель обозначаемого мемом явления или оригинатор определенной жизненной формы, будь то новые сорт и порода или общественные, правовые, финансово-экономические и другие инструменты или структуры. Эволюция человека шла буквально step by step эволюции в дикой природе до человека с расширением спектра от финансовых пирамид и деривативов до коучинга или киберспорта.
Явление абсолютной истины родилось вместе с человеческой речью и имеет больше разнообразных названий, чем Vis vitalis. Согласно ru.wikipedia, в 1992 году изобретено новое обозначение абсолютной истины постправда (post-truth), которое использовал в США драматург сербского происхождения Стив Тесич в эссе о войне в Персидском заливе.
Имеются в виду «обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми при формировании общественного мнения, чем обращения к эмоциям и личным убеждениям». [6].
И далее: «Постправда представляет собой информационный поток, который намеренно конструируется в современном обществе с помощью СМИ для создания виртуальной, отличной от действительности, реальности с целью манипулирования общественным сознанием».
В растущем потоке информации разобраться практически невозможно. На что, собственно, и направлены технологии ее генерации и конвертации, то есть упаковки в ликвидный формат. Приходится проводить настоящее исследование, в чем суть явления и кто его на самом деле изобрел или открыл. Для этого есть объективная причина.
Независимая воспроизводимость паттернов самоорганизации, описанная для растений законом гомологических рядов наследственной изменчивости Николая Вавилова, в общем случае стирает грань между аналогией и гомологией. Очевидно связанные события могут не иметь материальной связи, только физическую в той части, которая относится к турбулентности в структуре динамического хаоса Лоренца.
По словам палеонтолога и эволюциониста Кирилла Еськова, научные открытия становятся таковыми не в момент получения первичного материала, но после признания обществом.
Тезис о стирании грани гомологии и аналогии принадлежит ему же. Палеонтология знает много примеров самосборки комплекса признаков будущей новой формы в итоге арогенеза с серией пробных попыток в несвязанных филемах. Например, зверозубость динозавров или цветковость голосеменных с коэволюцией насекомых-опылителей. Похоже на связную историю идей и научных открытий без материальной связи.
История зафиксировала роль нематериальных сущностей через драматизм вокруг депонированной в ВИНИТИ в 1979 году рукописи Льва Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».
К этому времени на пике научной революции явление жизненной силы Vis vitalis было искусственно и надежно отрезано от физической картины мира бритвой Оккама. В оценках эволюциониста Юрия Чайковского, Оккам писал о другом, но будущая постправда сработала и осталась в памяти истории абсолютной истиной.
Для преодоления запрета Гумилев придумал слово «пассионарность», и оно стало мемом.
Феномен Vis vitalis не отражает самозарождение мышей из грязи, как подают явление его критики. Он лежит в основе преемственности Жизни. Под разными названиями его ставили в основу своих теорий эволюции Эразм Дарвин, Жан-Батист Ламарк, Лев Гумилев, Юрий Чайковский.
Даже Станислав Лем в сакральном романе «Glos Pana» («Голос неба», «Глас господа» или «Master's voice») о жизнетворности когерентного нейтринного сигнала – поток-выделение всепланетного организма.
Версия фантаста Лема опубликована в 1968 году до научной революции. Как мы видим, писатель оказался смелее ученых. Пока они спорили о реальности жизненной силы, выдвинуто предположение о жизнетворности.
Глобальный эксперимент 2020 года буквально столкнул общество с опасностью постправды и заставил задуматься о феномене выживания, в основе которого всегда лежит Vis vitalis.
Очевидно, и у врачей, и у пациентов есть свои установки по технологиям выживания в пандемии. Опыт журналистской работы не позволяет их выявить в публичном потоке информации с определенной однозначностью.
У врачей в красной зоне вырабатывается синдром солдата в окопе. Ему кажется, что война везде. Напротив, далекие от темы люди ничего подобного не видят вообще. Госпитализированные пациенты сталкиваются с ятрогенией и лекарственной избыточностью. Все названные категории воспринимают события 2020 года как мрачный спектакль, где они оказались заложниками и надо как-то выживать, выискивая смысл в контаминированных потоках информации и дезинформации.
Противоречивость заставляет говорить об особом пандемическом состоянии публичного информационного поля в формате инфодемии. В нем сложно идентифицировать так называемую официальную информацию. Клинические рекомендации меняются практически постоянно. Они именно меняются, а не дополняются.
Реакция населения на инфодемию стала предметом исследований в основном методами психологии и социологии. Также в какой-то степени в плане реакции на поток намеренно сфабрикованных фейков. Результаты представлялись, как правило, на онлайн-мероприятиях ТАСС. Их результат показал обострение тенденции сегрегации общества на реактивно жизнестойких и чувствительных. Для России данную тенденцию отмечали в течение как минимум десятка лет исследования Института социологии, ВЦИОМ, ВШЭ.
Мы говорим именно о сегрегации, но не естественной дифференциации, поскольку сублетальные факторы вводятся принудительно и неравномерно по этническим группам или стратам населения. При этом естественная Макроэволюция резко ускоряется и процесс превращается в генетическую инженерию in populi.
В роли экспериментального фактора популяционной сегрегации устойчивости и чувствительности оказался SARS-CoV-2. На самом деле речь идет о группе факторов, применяемых избирательно, в том числе карантинные ограничения, санкции за их неисполнение и жесткое подавление протестов в ряде стран.
SARS-CoV-2 имеет аномальный патогенез, вызывая иммунные расстройства. Сочетание избирательности и непредсказуемости исхода заболевания позволяет предположить существенный вклад не столько самого SARS-CoV-2, сколько маркируемой им инфодемии.
Согласно исследованиям социолога Александра Ефанова, с начала 90-х в России прошло как минимум три-четыре волны моральных паник. [2] В этом плане реакция россиян на пандемию была скорее парадоксальной, чем типичной. Однородности, разумеется, не было, но ожидаемый (если не сказать запланированный) рост бытовых конфликтов, психических заболеваний, суицидов и преступности не был зафиксирован.
2020 год принес тенденцию аудиторной усталости общества от потока фейковой постправды. Это не означает наступление всеобщего психического благополучия. Создается впечатление, что чувствительная часть общества переключилась на ставшие классическими мифы в связи с антибиотиками как панацеей от всех недомоганий, включая ОРВИ.
Нам представляется наиболее значимым фейком даже не пандемия, а то, что вызвавший ее коронавирус является новым. Вирусы обновляются постоянно, и в этом, разумеется, нет ничего нового. Из-за скудости фенотипа в сочетании с высокой изменчивостью таксономия вирусов составляет особую проблему.
Первый месяц карантинных ограничений прошел под мемом «самоизоляция» и сопровождался залповым выбросом содержательной информации через Рунет помимо официальных СМИ, в том числе через специально организованные аккаунты. Стала известна политическая и экономическая подоплека акции «пандемия». Завершился процесс преобразования блогосферы в пятую власть, начатый в 2008-2009 годах на факторе трех восьмерок и освещении аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Достоянием блогосферы стал тот далеко не новый факт, что волны нетипичной пневмонии в течение десятка предшествующих лет системой здравоохранения игнорировались.
Новостью стало то, о чем мы уже писали – на этот раз США и КНР объединили усилия в объявлении пандемии способом, который прежде США использовали в торговой войне против КНР. Параллельно проявился парадоксальный факт, который можно понять исключительно в пределах описания Эдварда Сноудена феномена deep state. «Пандемия» стала буквально шокирующей демонстрацией могущества теневого глобального управления. Мир встал благодаря решению, механизм принятия которого еще более непрозрачный, чем выборы в США.
И до 2020 года было известно, что основным донором ВОЗ являются не государства, а частный Фонд Билла и Мелинды Гейтс с целью глобального распространения вакцин производства США для снижения численности населения.
В 2020 году получила актуальность оценка руководителя Курчатовского института Михаила Ковальчука. По словам Ковальчука, как только закончилась Вторая мировая война, братья Даллесы –директор ЦРУ и госсекретарь США – на деньги Рокфеллера создали Всемирную организацию здравоохранения с целью взять под контроль состояние здоровья мира и влиять на него.
Согласно меморандуму 1948 года, «Чтобы прийти к мировому правительству, необходимо изгнать из сознания людей их индивидуальность, привязанность к семейным традициям, национальный патриотизм и религиозные догмы... Уничтожение понятий истины и лжи, которые являются основой воспитания ребёнка, замена веры в опыт старших рациональным мышлением – вот запоздалые цели, потребные для изменения человеческого поведения».
Оценки Ковальчука оказались слишком резкими для общественного признания, однако они показывают причины отказа США от предложения России по совместной борьбе с острыми инфекционными заболеваниями и развернутой войне вакцин в дополнение к санкционной войне.
Само решение о пандемии принималось не ВОЗ, а некоей неформальной группой экспертов. Сенатор Сергей Лисовский весной сказал на заседании СФ о признаках политической рекламы в информационном сопровождении пандемии и осенью лишился поста в парламенте.
Сопоставление противоречий позволяет сделать вывод, что политическим решением о срочной разработке вакцины Владимир Путин сломал глобальные планы Гейтса по спасению человечества вакцинами США. Однако тем самым был утрачен и план вывода человечества из пандемии. Если текущие показатели заболеваемости и смертности признаны пандемией, она вряд ли когда-нибудь закончится.
Ни одно из пяти ветвей власти не в состоянии поставить точку.
Массированная дискредитирующая пропаганда российской вакцины Sputnik-V свидетельствует об адекватности решения Путина по ее разработке. Следует ожидать провокаций, неизбежных в любых массовых мероприятиях, в том числе разрывов холодовой цепи. Превентивно вброшена информация о трансвакцинальной передаче вируса, которого нет в вакцине Sputnik-V.
Для сравнения. Компьютерную томографию в России перевели с магнитного резонанса на рентген. Четкость томограммы ниже, противопоказаний, кроме металла в теле, больше. Относительно цены и производителя у нас нет информации.
Параллельно состоялось еще одно решение Путина, реализованное Александром Новаком через OPEC+ по предотвращению дальнейшей хаотизации рынка нефти через механизм фьючерсов, на два порядка превышающих объем реальной нефти. Цена фьючерсов упала до отрицательных значений, и впервые за время энергетического кризиса нефть стало невозможно продать.
В результате описанных событий контент официальных СМИ и блогосферы Рунета кардинально разошелся в отражении феномена пандемии.
Международные круглые столы МИА «Россия сегодня» выявили изоморфность публичного информационного поля пандемического формата в самых разных странах мира с некоторыми отличиями. В отдельных странах сфабрикованные извне фейки постправды достигали запланированного результата в форме моральной паники в определении Александра Ефанова. Например, Латинская Америка оказалась менее защищенной от информационных провокаций по сравнению с Россией.
В нашей оценке получила недостаточное развитие физическая сторона пандемической ситуации. Подавляющему большинству участников виртуальной дискуссии осталось непонятным, что использование Путиным физического термина «турбулентность» не является метафорой.
К началу 2020 года состояние блогосферы, финансовых рынков и ожиданий массового сознания с резким ростом базовой тревожности показывало на эскалацию кризиса до любого исхода, описанного Достоевским в определении роли «трихин» в мозгу человека.
В оценке развития событий мнения разделились. Погруженные в тему эксперты обвиняют Билла Гейтса или Си Цзиньпина. Но есть и совершенно иной вариант оценки: объявление пандемии позволило человечеству избежать очередной мировой войны на пике волны базовой тревожности с угрозой обрушения глобального рынка.
Системные явления допускают паритетность разных моделей своей интерпретации. Мы предлагаем рассматривать события 2020 года как эксперимент над человечеством, в котором подопытный объект выступает одновременно также в роли экспериментатора и конструктора будущего на основании получаемых итогов.
2020 год в полной мере реализовал афоризм акушера-гинеколога и писателя Татьяны Соломатиной «Весь мир больница, и люди в ней пациенты».
Психологическое давление пандемической инфодемии привело к тому, что национальные системы здравоохранения не справлялись с ростом загрузки. Динамика разная. В ряде стран система здравоохранения обрушилась на старте. Российская система здравоохранения подошла к пандемии натренированной разными формами давления и в целом справляется относительно лучше. К тому же на время пандемии была практически остановлена плановая медицинская помощь, диспансеризация и вакцинация. Система ОМС не подключалась к борьбе с коронавирусом для упрощения процедуры, однако к концу 2020 года накопилась хроническая усталость врачей. Стимулирующие надбавки практически потеряли эффективность. Рост тревожных обращений обострил проблемы первичной диагностики и маршрутизации пациентов.
Незадолго до пандемии в России была введена жесткая система клинических рекомендаций (протоколов лечения). Чрезмерная опека со стороны федерального центра для практикующих врачей оказалась не лучше полного невнимания. Задача выработки стабильных и адекватных клинических рекомендаций для коронавирусной инфекции оказалась непосильной по совокупности причин. В их числе политическое давление в плане обязательного лечения бессимптомного заболевания, отсутствие специфических противовирусных (этиотропных) препаратов против SARS-CoV-2, также отсутствие алгоритмов работы врача с пациентами в состоянии моральной паники.
Советская деонтология признана неэффективной и из подготовки врачей изъята. Однако имплементация западной модели биоэтики оказалась неконструктивной в практическом применении.
Создается впечатление, что на фоне глобального эксперимента в России ее население используют для проведения эксперимента в максимально ужесточенном формате.
Использование Интернет-платформ США для обязательного онлайн-формата публичных и образовательных мероприятий превратило развитие пандемической ситуации в России в шоу «за стеклом».
Механизм действия системы PRISM на базе скрининга поступающего потока Big data приватной информации описан в исследованиях группы Андрея Вырковского на Журфаке МГУ и в автобиографическом романе «Личное дело» Эдварда Сноудена. Фактически можно говорить о высокотехнологической социологии третьего поколения, которая пришла на смену опросам, а до них – философских сочинений по социологической феноменологии.
Пока неизвестно, как справилась система социологического скрининга с огромным объемом открытой аудиоинформации онлайн-мероприятий.
В любом случае очевидно, что Россия выигрывает гонку трех супердержав в исследовании вирусологии, эпидемиологии, патогенезе SARS-CoV-2.
В контексте настоящей статьи нам важно проявление Vis vitalis на индивидуальном, национальном и общечеловеческом уровне. Можно говорить о пассионарном ландшафте с некоторым подобием карты погоды.
Как мы уже писали, глобальная акция «пандемия нового коронавируса» породила пучок сублетальных факторов, стимулирующих Vis vitalis и, как следствие, открыла возможность арогенетических преобразований в составе Макроэволюционного цикла. [1]
Ситуация безысходности заставила прорвать блокаду разрыва общества и естественнонаучного познания.
Согласно суверенному решению по адаптации к глобальному диктату, факт пандемии не опровергался, но в форме борьбы с ней был использован для мобилизации науки.
Общий смысл прост, и он противоречит клиническим рекомендациям: вне зависимости от плана лечения 80% выздоровели, а 20% благодаря лечению или вопреки ему заболели, некоторые из них тяжело с дистресс-синдромом, полиорганным поражением цитокиновым штормом.
Цитокиновый шторм известен давно, но именно с 2020 года он стал достоянием широкой общественности. К цитокинам относятся интерфероны и интерлейкины. В цитокиновом шторме как непропорциональной реакции гипериммунного ответа участвует интерлейкин-6.
Соотношение 80:20 обосновано клинической практикой, представленной на Научном совете РАН в МИА «Россия сегодня» в докладе руководителя клиники пульмонологии Федерального научно-клинического центра ФМБА Александра Аверьянова. То же соотношение назвал замдиректора по научной работе ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Александр Горелов. По его словам, дети болеют так же, как и взрослые, причем наибольший риск для подростков в семейных очагах.
Согласно информации доктора Аверьянова, существует два варианта течения болезни. Примерно у 80% больных после внедрения и начала репликации коронавируса иммунная система преодолевает инфекцию, и человек выздоравливает. Какой бы мы препарат ни назначили, такой больной все равно выздоровеет. С этим связано широкое предложение препаратов от бромгексина до альфа-1-антитрипсина. Эта категория пациентов выздоравливает без всякого нашего вмешательства или несмотря на него.
Совсем другая ситуация у 20% пациентов, инфицированных SARS-CoV-2. У них развивается непропорциональный иммунный ответ цитокинового шторма, который можно сравнить с сепсисом. Иммунная система начинает работать против своего организма. Приводит к прогрессирующему поражению легких. Это не пневмония, а диффузное альвеолярное повреждение. Из этих больных примерно у 20% развивается острый респираторный дистресс-синдром. Существует такая категория пациентов, у которых несмотря ни на какие усилия врачей болезнь продолжает прогрессировать и заканчивается летальностью примерно в 5% случаев.
Течение может быть настолько агрессивным, что от первых симптомов до диффузного тотального поражения могут пройти всего лишь десятки часов. Если не среагировать на ситуацию вовремя, помочь невозможно.
Все препараты для лечения COVID-19 можно разделить на две большие группы. Этиотропные препараты действуют непосредственно на вирус, а патогенетические препараты противовоспалительного действия профилактируют развитие осложнений.
Аверьянов провел анализ препаратов, которые входили или входят сейчас как в отечественные, так и зарубежные клинические рекомендации.
В отношении этиотропных препаратов существует проблема. Ни один из них не помогает пациентам с SARS-CoV-2 так, как работают, например, противогриппозные препараты, ингибиторы нейраминидазы при гриппе. Или как работают антибиотики при бактериальной инфекции. В случае SARS-CoV-2 ситуация совсем другая.
Доктор Аверьянов проанализировал все прошедшие киническую практику препараты, включая плазму реконвалесцентов, и эффективных против SARS-CoV-2 не нашел.
Некоторые надежды дает применение плазмообменных технологий. В сочетании с моноклональными антителами может работать.
Определенные надежды дает метод применения мезенхимальных стволовых клеток из пуповины крови. Китайцы опубликовали результаты исследования, в котором не потеряли ни одного пациента на ИВЛ.
Вируснейтрализующие моноклональные антитела от SARS-CoV-2 – то, чем лечился Дональд Трамп – снижают вирусную нагрузку и облегчают клиническое течение болезни. С летальностью пока неясно, скорее всего, не влияет.
Вывод доктора Аверьянова: если уже пошла репликация вируса и пошел непропорциональный иммунный ответ, вводите вы антитела, блокируете вирус или не блокируете, к сожалению, болезнь начинает протекать по совсем другому сценарию, когда о самой инфекции фактически ничего не зависит.
Совершенно неожиданно, начав применять ингаляционный сурфактант, у больных на высокопоточной кислородотерапии Аверьянов получил низкий уровень перевода на ИВЛ и очень низкий уровень летальности. Причем не интрабронхиально, как это обычно делается, а ингаляционно.
Сурфактант это белок, выстилающий альвеолы изнутри и препятствующий их коллапсу. Продуцентами сурфактанта являются альвеоциты второго типа. Те же клетки становятся входными воротами SARS-CoV-2. Они несут ACE-рецепторы, через которые вирус внедряется в эпителий дыхательных путей. Вирус дискламирует альвеолоциты, Доктор Аверьянов предполагает, что существуют генетические маркеры негативного сценария прогрессирующего заболевания. Это доказано на примере бактериального сепсиса.
Британские ученые открыли первый ген чувствительности. Опубликовано исследование тяжести течения, ассоциации генома при тяжелых COVID-19 с дыхательной недостаточностью. Тяжелая группа COVID-19 GWAS Group. [7]
Авторы утверждают, что идентифицировали кластер генов 3p21.31 как локус генетической восприимчивости у пациентов с COVID-19 с дыхательной недостаточностью и подтвердили потенциальное вовлечение системы групп крови AB0.
Данный вывод может быть воспринят как доказательство существования «гена обреченности». Однако обобщение информации разных источников показывает наличие обреченности и возможно генетической этиологии, но совсем другой природы.
Ген – понятие классической генетики, поэтому соответствие переливаемого по наследству маркерного признака участку ДНК надо доказывать для каждого конкретного случая, отдельно оговаривая условия эксперимента.
Аверьянов считает необходимым провести исследование в России. Доктор не сказал, что не доверяет британским ученым. Просто генетические исследования в разных популяциях дают совершенно разный результат.
По словам Аверьянова, проблема не в инфекции, а в неправильном ответе на инфекцию. Больные не от вируса погибают, у них повреждение цитокиновое.
Таким образом, в данном случае имеет место один из вариантов первичного (генетического) иммунодефицита.
Президент ФБГУ «Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Д. Рогачева» Минздрава Александр Румянцев на онлайн-конференции «Регистр пациентов с первичным иммунодефицитом: итоги четырехлетней работы» 04.12.20 в МИА «Россия сегодня» утверждал, что COVID-19 имеет иной патогенез и вызывает иммунные расстройства.
Некоторое сходство в подавлении иммунитета с ВИЧ и отсутствие этиотропных препаратов заставляет критически пересмотреть стереотипы по поводу COVID-19, а за ним и ВИЧ. Тем более, что существование генов устойчивости к ВИЧ не афишируется.
Какая бы информация ни публиковалась в период инфодемии, сто процентов населения не поражает ни одна инфекция. Действие любой инфекции в значительной степени зависит от душевного состояния человека. Абсолютно здоровых людей не существует, человек приспособлен к непредсказуемости будущего и для этого несет высокую генетическую отягощенность. Популяционный запас эволюционного потенциала не позволяет адаптироваться к конкретным ситуациям, которые могут оказаться тупиковыми.
Стресс меняет генетическую конституцию человека и прежде всего его иммунный статус. Он повышает смертность от любых причин на треть. Для конкретного человека критическим фактором может оказаться именно стресс как супрессор иммунитета, а вовсе не инфекция. Супрессор на фоне инфекции выявляет спящий генетический дефект, который иначе не мог проявиться.
До 2020 года мы не замечали упоминаний цитокинового шторма как непропорционального иммунного ответа. Однако исчерпывающая информация о таком самоубийстве организма существует давно.
Интерлейкин-6 как гормон стресса описан в статье «Роль интерлейкина-6 в патогенезе заболеваний человека» [8]
Стресс (или введение экзогенного адреналина) повышает у животных уровень эндогенного ИЛ-6, но предварительное введение бета-адреноблокаторов предотвращает развитие этой реакции. Можно предположить, что стимуляция секреции ИЛ-6 опосредуется бета-адренорецепторами.
Введение адреналина человеку повышает уровень ИЛ-6 в крови. У здоровых добровольцев нагрузка на тредмиле (беговая дорожка) сопровождается такой же реакцией. При этом максимальная концентрация катехоламинов в крови прямо коррелировала с уровнем ИЛ-6.

окончание см. https://leo-mosk.livejournal.com/8464659.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments