leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Принят закон то ратификации продления ДСНВ-3 на пять лет - окончание

Принят закон то ратификации продления ДСНВ-3 на пять лет до 5 февраля 2026 года
Дополнительный пункт повестки 1101332-7 Госдума в итоге обсуждения приняла закон "О ратификации Соглашения о продлении Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегически наступательных вооружений от 8 апреля 2010 года

окончание стенограммы, начало см.https://leo-mosk.livejournal.com/8480679.html

Сегодня все видят, что Америка объявила нам войну, по сути дела, и не надо обольщаться. Информационная война, санкционная, экономическая, технологическая будет продолжаться и будет наращиваться. Но мы будем иметь примерно пять лет дополнительного времени, для того чтобы принять исчерпывающие меры и обеспечить свою безопасность.
Надо иметь в виду, что у нас и у нашей партии есть огромный опыт в этом отношении. Мне в свое время пришлось ехать домой к Маслюкову, а он командовал десяткой ведущих министерств, он знал все заводы, всех конструкторов, и собирает специалистов, для того чтобы восстановить целые цепочки ракетно-космического комплекса. Тогда поддержал активно и президент после нашего совместного доклада и рассмотрения этого вопроса на коллегии Министерства обороны. Тогда вовремя отправили в отставку Сердюкова, который ничего в этом не понимал, даже бригадный способ организации армии решил вводить по чисто американскому стилю. Наши легендарные две дивизии, "кантемировка" и "тамань", были разобраны. Мы потом их снова восстановили. Тогда восстановили Юнармии и многое другое, и я считаю, что как раз все это вместе взятое и относится к тому паритету.
Паритет - это, прежде всего, фундаментальная наука. И мы обязаны все сделать, для того чтобы наука развивалась должным образом.
Поэтому мы предложили вам провести слушания, прежде всего, по формированию нового бюджета, опираясь на нашу программу и наши предложения. Пока в этом бюджете на академию наук выделено средств меньше, чем получает средний университет европейского типа. Это, прежде всего, научные институты и кадры. У нас есть хороший задел для этого. Президент этим гордится. Но у нас нет элементной базы.
И если дальше элементная база, в том числе и суперизделия, будет использоваться иностранного производства, у вас эти изделия никуда не полетят, потому что они будут управляться с других территорий и другими средствами.
Американцы уже вывели одним космическим запуском десятки, сотни малых дронов и малых спутников. Роевое оружие - это принципиально иной тип ведения войны и управления, и вам могут обесточить все эти системы и средства, если вы быстро не ответите.
Мишустин пошёл нам навстречу, 160 миллиардов есть в этом направлении, но нам надо контролировать каждый квартал, как реализуется эта программа. Эта программа должна быть реализована немедленно, потому что за ней стоит система управления ведения войн нового типа. У нас советская армия была в четыре-пять раз сильнее, но то, что с ней сделали после, вы это реально видите.
Для нас принципиально важно жёстко поставить вопросы, в том числе перед американцами. Я бы на месте Путина давно сделал, что мы не допустим ни под каким соусом размещение новых систем, в том числе для использования стратегического оружия, ни в Восточной Европе, ни на Украине, ни в Грузии. Для нас это абсолютно неприемлемо. Подлётное время от Харькова до центра управления в Москве 2-3 минут. Штаны не оденете, как вам всё обесточат, всё выйдет из строя, и вы будете полностью обезоружены.
То есть за принятием этого решения должен следовать целый пакет совершенно авторитетных реальных мер, которые связаны не только с дипломатией. Американцы вынуждены на это идти, у них своя проблема -Байден пообещал по 2 тысячи дать каждому, 2 триллиона долларов ещё будут печатать, уже 5 напечатали.
У нас нет такого печатного станка. Но у нас есть резервы и ресурсы, их надо распределить разумно, и надо всё сделать, чтобы вот эта либеральная навальнятина, это реваншисты, не задали тон на улице, который приведёт это дело к очередному майдану. Мы должны вместе реализовать программу, которая укрепит наш и духовный, и интеллектуальный, и стратегический паритет.
Наша партия к этому готова и предлагает вам реальную программу. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Геннадий Андреевич. Пожалуйста, Жириновский Владимир Вольфович, фракция ЛДПР.
Подготовиться Никонову.
Жириновский В. В., руководитель фракции ЛДПР.
Как всегда хитрый вариант. Как голосовать, они не говорят, ждут позицию ЛДПР.
Из зала. (Не слышно.)
Жириновский В. В. Как, с этого начал, да? Вы все слышали это? Отлично. Я решил, что... Молодец. Молодцы.
Но второй момент. В этом ... штаны не успеют одеть, у вас не хватает опыта, вы были сержантом, я был дежурным по штабу, я спал...
Из зала. Это вы получили уже при Ельцине. При Ельцине. А я получил при советской власти, при Брежневе.
Я к чему говорю-то, вы не знаете о том, что дежурные по армии везде, они спят в обмундировании, два часа дремлют, полковник сидит за телефонами, я, помощник подремал, потом мы меняем. Мы не только штаны не снимаем, мы ничего... Кобура здесь расстегнутая. Поэтому тут не надо торопиться снять штаны или одеть. Армия готова к бою в любой момент, в любой точке нашей страны. Поэтому это тоже надо учитывать.
Вот что не нравится нам? Конечно, правильно поставили вопрос депутаты, может быть давать больше времени на обсуждение, в более широком круге, но ситуация сложилась так, что смена власти произошла в Америке. Вот.
Конечно, мы, скрепя сердце, так сказать, без всякого воодушевления
поддержим ратификацию, но по одной причине, что состояние международных отношений такое хлипкое, что в любой момент что-то может случиться, и это будет хуже, чем нератификация Договора. Он, конечно, главный, основной.
Вот здесь должен был весь МИД сидеть, все министры и заместители министров, чтобы они услышали от нас критику в адрес МИДа.
При царе, ну мы же первые начали - разоружение, разоружение... Ну и кто поверил нам? Вернее, кто пошел навстречу? Никто. Сто лет мы просим разоружения, а они вооружаются.
И самая мощная армия ничего не сделает, если окружение руководителя, первого лица - предатели.
Окружение царя - сделали так, что всё рухнуло, хотя мы могли идти на Берлин, и взять его ещё в мае 1918 года, и даже в апреле 1917 года должно быть мощное наступление, но окружение царя всё испортило.
При Сталине тоже, так сказать, не нашлось честного офицера, генерала, маршала, чтобы сказать, что патроны раздайте 21 июня нашей армии. Все молчат, как решит Иосиф Виссарионович. Он решил, и миллионы погибли в первые дни войны.
Поэтому армия готова сопротивляться, она мощная, сильная, мешают гражданские, мешают те, кто в окружении первого лица. И так на протяжении всей нашей, так сказать, страны.
Афганистан. Ну все против: КГБ, армия, Министр иностранных дел. И Брежнев сперва против. Кто его уговорил всё-таки войти в Афганистан? Кто? До сих пор нам не сообщают. Он же был тоже против. Кто-то один человек, один червяк затесался в Кремле, и сто тысяч погибнет, тысячи, десятки, всё, погибают. И мы уходим, самая мощная в мире армия вдруг уходим оттуда, хотя мы были как победители.
И всё время говорят чушь: тогда бы вошли американцы. Американцы никогда не войдут. Они после Вьетнама никуда входить не могут, как и в Ирак. Ну вошли они, что получили? Ничего хорошего. И Ливия, что получили? Ничего хорошего. И Сирия была бы такой же. Просто мы предотвратили перелёт этих боевиков в наши регионы. Они и сегодня уже кое-где стреляют.
В 2010 году мы не голосовали, ЛДПР, но тогда была лучше обстановка. Поэтому мы как бы исходили из того, что выполнить они не будут. И нам не понравилось, как они выполняли СНВ-2, контроль за разоружением. По нашим заводам ходят, всё считают, всё смотрят, мы честно распиливаем головки от ракет. К себе не пускают даже на завод, вот ворота, вот там у нас завод, там мы уничтожаем оружие. Дайте зайти, посмотреть. А они их откручивали, головки, и на склад, как потребуются, снова прикрутили, и запускай ракету. А мы по-русски топором, пилой всё распилили. Потом также самолёты лучшие в мире распилили, корабли новые, отличные авианосцы.
Вот это вот проблема у нас: то гора вооружений, то всё сносим, то гора дипломатических побед, то всё сдаем, уходим. Крайность. Почему крайность? На краю цивилизации мы. Вот европейская цивилизация там, на Западе, мы на краю. Восточная там, далеко, до Тихого океана, а мы опять на краю. С края трудно принять решение, нужно быть в центре. В центре пока не получается у нас: Брюссель нас не слушается, и Пекин, Токио тоже, и Дели свою позицию занимают.
Союзников как выбираем? Вместо того, чтобы с англичанами разбить Наполеона и Индию отобрать, мы с Наполеоном воюем. За что воюем с Наполеоном? Для чего? Павел I принял правильное решение, а сын участвует в убийстве отца родного и армию посылает биться с Наполеоном, самая мощная армия в Европе. Это вот тоже.
У нас договор с немцами накануне Первой мировой войны. Что вы меняете и опять с англичанами? Что вы лезете к англичанам? Злейший враг номер 1 за всю историю. И опять мы проигрываем, Первая мировая война. Мы бы и не могли, нам не надо было воевать. Вильгельм говорил, не надо, ему уже... на юг идет, он на юг, и мы на юг, а на юге - Турция, Персия, арабы. Нет, на Запад, чтобы армию расколошматили нашу, - и расколошматили.
Поэтому это вот всё время эти проблемы нам мешают, крайности, и шарахаемся и не можем определить, кто союзник. Кто союзник? Немцы могли быть, сейчас уже не будут, они оккупированы навсегда, чтобы они не стали нашим союзником, но мы видим, что они играют главную роль в Европе, трижды оккупированные, дважды проигравшие войну, а весь мир - в Германию, в Германию, в Германию. Ну, вы видите, как хорошо? А к нам тоже едут, но не всегда, так сказать, те, кто нам был бы желателен.
Поэтому за 200-300 лет пора признать эти ошибки, пора других преподавателей направить в Дипакадемию, в МГИМО, выпускать других дипломатов. И стратегия должна быть до конца отработана в Генеральном штабе, в армии как сегодня, когда нас признали, что мы единственные, кто может сопротивляться США хотя бы в этом отношении, военное могущество. Этого добились, теперь в экономике можно добиться, если не мешать гражданам работать и правильно выбирать союзников нам. Если их нет, то не выбирать ложных союзников, тогда мы добьемся успеха.
(Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Владимир Вольфович.
Владимир Вольфович, вы же профессиональный международник? 30 лет партии ЛДПР. Мы не воюем. Но это о чём говорит? И успехи ЛДПР в международном направлении, они значимые. В Государственной Думе
председатель Комитета по международным делам член фракции ЛДПР. Вы определяете политику в этих вопросах, несите ответственность.
Пожалуйста, Никонов Вячеслав Алексеевич — фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Никонов В. А., председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Глубокоуважаемый Вячеслав Викторович!
Очень символично, что сегодня мы начали наше заседание с того, что почтили память погибших в блокаду Ленинграда.
В прошлом году мы отметили 75-летие Победы. И в прошлом году весь мир отметил 75-летие ядерной эры. Хиросима и Нагасаки - уничтожение сотен тысяч мирных граждан Соединенными Штатами Америки.
И не прошло и полгода после встречи на Эльбе, как появились первые планы ядерного нападения на Советский Союз. Количество городов, которые должны были быть уничтожены, увеличивалось с 50 до 200, 300, 350, и нападение не состоялось не потому, что проявили гуманизм в отношении граждан Советского Союза, а по трем причинам.
Первое. У Соединенных Штатов было мало бомб.
Второе. Боялись, что ответом будут советские танки на Ла-Манше через месяц.
И третье. Мы создали свое ядерное оружие в Сарове Нижегородской области.
После этого мы смогли добиться паритета и в средствах доставки ядерного оружия, создав межконтинентальные баллистические ракеты... которой был запущен и наш первый спутник Земли. После этого создалась почва для договоренностей по контролю над вооружениями. И эта почва оказалась достаточно прочной, потому что у нее был фундамент нашего оборонного потенциала.
И был заключён целый спектр договоров, начиная с договора о запрещении ядерных испытаний в трёх средах, Договор о нераспространении ядерного оружия, затем договоры, связанные уже с разрядкой, - ОСВ, СНВ, договор об открытом небе, договор о ракетах средней и малой дальности, договор об обычных вооружениях в Европе, договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний, договор по ПРО. Огромная система договорённостей, которые стали фундаментом международной стабильности, на которой держался мир на протяжении всех последних 75 лет. И этот фундамент неожиданно стал разрушаться. Хотя почему неожиданно? Когда мы стали слабыми, Соединённые Штаты решили, что им не нужен этот паритет и его надо ломать. И посыпались один за другим все эти договоры: и договор по ПРО, и договор по обычным вооружениям, и договор по открытому небу, РСМД. И вся система договор распалась, за исключением, собственно, одного договора ДСНВ, который мы сегодня должны продлить.
Конечно, возникает вопрос: а чего это вдруг Соединённые Штаты решили его продлевать, где здесь подвох? Собственно, этот вопрос звучит в выступлениях наших коллег: почему это вдруг? Ну, один ответ совершенно очевиден: договор подписывала администрация Обамы, Байдена, и для них хотя бы этот договор важен, как наследие их администрации.
Но я уверен, что и даже администрация Трампа, если бы она сохранилась, была бы заинтересована в продлении договора, потому что Соединённые Штаты это сейчас слабеющая сверхдержава, для которой важно действительно поддержание своего решающего положения в мире, которое слабеет. Россия получила сейчас, это уже очевидно, большое, качественное превосходство в стратегических наступательных вооружениях. Соединённые Штаты идут на договорённости, когда они чувствуют, что где-то могут получить выгоду. Да, они могут получить выгоду, потому что они сами не в состоянии сейчас ни сократить это качественное наше превосходство, не в состоянии поддерживать гонку вооружений.
17-кратное превосходство Соединённых Штатов в оборонных расходах над Российской Федерацией не даёт им 17-кратного превосходства в вооружениях наоборот. Просто не надо забывать, что львиная часть американского военного бюджета - это просто социальные выплаты американским ветеранам, военнослужащим и содержание американских военных баз в 129 странах мира. У Соединённых Штатов нет денег на решающую гонку вооружений, американская экономика находится в очень тяжёлом состоянии.
Кроме того, Соединённые Штаты заинтересованы, чтобы Китай на той или иной стадии вовлечь в процесс ограничения вооружений. Если ДСНВ умрёт, Китай никогда в будущем не будет участником никаких соглашений по контролю над вооружениями, а Соединённые Штаты в этом заинтересованы. Поэтому, да, в США есть заинтересованность в том, чтобы этот договор соблюдался.
Но и у нас есть очень большая заинтересованность в этом, ничуть не меньше, а, может быть, даже и больше. Прежде всего, этот договор позволит нам и дальше сохранять своё качественное превосходство, поскольку он содержит количественные ограничения.
Если договор будет продлён, мы избежим действительно гонки вооружений. Да, нам дешевле, чем Соединённым Штатам поддерживать паритет, гораздо дешевле. Мы научились создавать высокоточные и эффективные средства ядерного нападения, преодолевающие любую систему американской противоракетной обороны, гораздо дешевле, чем Соединённым Штатам, но это всё равно стоит денег. Это стоит очень больших денег, которые нам бы вообще-то понадобились и для других целей. Мы тем самым позволяем оптимизировать наши бюджетные расходы. Это важно для всех.
Важно и то, что мы сохраняем стратегическую стабильность в мире. Важно, что мы открываем возможности для дальнейших договорённостей по ограничению вооружений, этих возможностей очень много. И мы ценим свою подпись под международными договорами.
Да, это окно возможностей. Никаких иллюзий в отношении Соединённых Штатов Америки нет: нас будут раскачивать, выборы будут тяжёлыми, но мы должны быть готовы к диалогу.
И я как руководитель Группы по связям с Конгрессом Соединённых Штатов Америки сейчас официально заявляю, что мы готовы к возобновлению диалога на любом уровне. Как всегда были готовы. Наша Дума к этому готова всегда.
Ну а договорённости заключаются только с сильными. И мы будем сильными, держать порох сухим и поддерживать наше качественное превосходство.
Спасибо. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо.
Никонов В. А. Мы поддержим ратификацию.
Председательствующий. Спасибо, Вячеслав Алексеевич. Спасибо. Слово предоставляется Миронову Сергею Михайловичу, лидеру фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Миронов С. М., руководитель фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Сегодня важный момент, и очень хорошо, что начало практически сессии, начало года знаменуется таким важным событием, как пролонгация Договора СНВ-3.
Дело в том, что мы с вами видели неоднократные попытки нашей страны и многократные отказы Трампа, президента ушедшего, идти на пролонгацию. Он предлагал вернуться к возможности пролонгации с дополнительными условиями, главное из которых - подключение к этому договору Китая. Ну, вот даже в нашей аудитории прозвучал вопрос справедливый по поводу ядерного потенциала Китая, и, конечно, мы это должны в голове держать. Но сейчас с учётом того, что дедлайн наступал буквально 5 февраля этого года, важно было всё-таки договориться.
И действительно, прав здесь Вячеслав Алексеевич, что Байден, памятуя о том, что именно администрация демократов, Обамы в 2010 году пошла на подписание Договора СНВ-3 и демонстрирует продолжение этого...
Ну и, кстати, тут же, несмотря на то, что мы это видим и слышим новости, с импичментом уже странные вещи, когда импичмент ушедшему президенту. У них ничего не получится из-за отсутствия необходимых голосов в Сенате. 45 республиканцев поддержали инициативу своего коллеги, который предлагал сделать неконституционной всю процедуру импичмента. Это значит, что двух третей у них не будет, и эта тема будет закрыта.
А здесь ответ по существу. Вот Трамп не мог на протяжении своих четырёх лет, а вот администрация Байдена, демократы пришли, и вот процесс пошёл, и это хорошо. На самом деле, конечно, это взаимовыгодная вещь.
Те самые 1550 боеголовок, которые должны быть и у Соединённых Штатов Америки, и у нас, они остаются в таком же количестве. И те же самые 700 носителей, имеется в виду, и континентальные баллистические ракеты, и баллистические ракеты на подводных лодках, и те, которые размещаются заряды на тяжёлых бомбардировщиках, это всё параметры сохраняются. Но видя, что произошло с договором по открытому небу, осенью, в ноябре прошлого года, Соединённые Штаты Америки в одностороннем порядке вышли из этого договора, прекратил своё действие Договор по ракетам средней дальности, и сейчас это единственный международный договор, договор двух ядерных держав, который сохранит своё действие, а значит, сохраняется возможность всё-таки ведения переговорах на других площадках, потому что гонка вооружений никому не интересна, и реально никто в этом не заинтересован.
Не могу не сказать, что, когда в 2010 году наша дипломатия и наша позиция, когда готовился договор уже новый по ограничению стратегических наступательных вооружений - 3, это, конечно, был очень мощный прорыв по сравнению с Договором СНВ-1.
Я очень хорошо запомнил, вы знаете, я запомнил на всю жизнь вот унижения, которые я испытал, как 1ражданин великой страны, России (на тот момент я был третьим человеком в государстве - Председателем Совета Федерации), когда в 2006 году я приехал в Воткинск на завод, наш завод, который производит те самые межконтинентальные баллистические ракеты. И прежде, чем въехать на территорию завода, кортеж наш остановился для досмотра со стороны американских наблюдателей. Вот прямо перед воротами вот такое трёхэтажное здание, чтобы заглядывать в кузова, и мы стояли.
Когда я спросил: слушайте, я надеюсь, что соответственно и наши наблюдатели в Америке?
Нет, а наших там нету.
А почему нету?
А они, вроде, прекратили выпуск ракет и там нечего контролировать.
Честно говоря, вот я другого слова не вспомню, ощущение, что просто было унижение. И то, что сейчас этот договор уже другой, и мы его пролонгируем, это абсолютно правильно и, конечно же, позитивно.
И в этой связи, конечно, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" поддерживает ратификацию пролонгации этого важного договора. И уверен, тем самым, открывается дорога для дальнейшей работы и дальнейшего пути по сокращению гонки вооружений. Она никому не выгодна, и она опасна. Мы прекрасно понимаем, что этот, тот самый сухой порох в пороховницах, он должен быть, обязательно должен быть. Но это что? Всё-таки вещь опасная.
Поэтому, уважаемые коллеги, мы, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", безусловно, поддержим пролонгацию данного договора. Но в завершение почему-то мне хочется вспомнить слова хорошо нам известной песни: мы — мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути, и стоять будет. Мирно, но стоять под парами. Спасибо.
(Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо, Сергей Михайлович.
Пожалуйста, полномочный представитель президента? Правительства? Заключительное слово, Сергей Алексеевич, есть желание? Пожалуйста.
Рябков С. А. Спасибо большое. Я признателен, уважаемые депутаты, за вопросы, за подход к этому делу, а самое главное, за поддержку, как я понимаю, со стороны всех фракций. Это важнейший шаг. Спасибо большое!
Председательствующий. Спасибо.
Заключительное слово, Юрий Павлович, есть желание? Нет.
Уважаемые коллеги, переходим к голосованию. Все политические
фракции высказались. Их позиция солидарна - поддержать ратификацию.
Ставится на голосование проект федерального закона "О ратификации Соглашения "О продлении Договора между Российской Федерации и Соединенными Штатами Америки "О мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений от 8 апреля 2010 года".
Пожалуйста, включите режим голосования.
Покажите результаты.
Результаты голосования (13 час. 10 мин. 55 сек.)
Проголосовало за 399 чел. 88,7 %
Проголосовало против О чел. 0,0%
Воздержалось 0 чел. 0,0%
Голосовало 399 чел.
Не голосовало 51 чел. 11,3 %
Результат: принято За 399, против нет, воздержавшихся нет. Федеральный закон принят единогласно.
Поздравляю, коллеги.
(Аплодисменты.)
Уважаемые коллеги, переходим к рассмотрению законопроектов третьего чтения, но прежде предоставляется слово Жириновскому. Пожалуйста, Владимир Вольфович.
Жириновский В. В. Я не совсем понял цифры. Все за, против нет, воздержавшихся нет, а людей в зале больше, чем проголосовало. Кто-то струсил что ли или как получается? Сколько всего в зале? Кто-то один не стал нажимать ни против, ни за. Вот это, может быть, на будущее поточнее?
И фраза, что у нас паровоз стоит как бы под парами, я думаю, это не для парламента, это угроза. Я думаю, американский посол пошлёт немедленно шифровку Байдену, что в русском парламенте угрожают, что в любой момент паровоз может под полной загрузкой двинуться туда, куда ему укажут. Нежелательно эти "под парами" и прочее, и прочее.
Председательствующий. Владимир Вольфович, понятно, что работа посла - писать шифровки. Но мы с вами действуем исключительно в интересах наших граждан, нашей страны и глобальной безопасности, и доверяя партнёрам, мы должны делать всё для того, чтобы наши граждане были защищены. В рамках Договора, который мы сегодня ратифицировали, мы будем это делать. Но то, что стояли на пороге от больших проблем, гонок вооружения и многого другого, мы все себе отчёт отдаём.
Поэтому голосование было единогласным. Поздравляю, коллеги.
(Аплодисменты.)
И для чистоты отношений. Давайте всё-таки ещё раз подчеркнём, что это стало возможным благодаря тому, что наш президент на протяжении многих лет вел эту работу, и буквально сразу после избрания нового Президента Соединенных Штатов Америки вышел на эти договоренности.
Да, они важны для Соединенных Штатов Америки. Но они важны для всех, эти договоренности.
Вот прежняя администрация (в силу разных причин) Соединенных Штатов Америки, она не шла на подписание о продлении Договора. Сейчас это произошло.
Давайте и дальше также вот эффективно решать задачи.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments