leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

У всех кризис а Налоговая наращивает сборы НДС и НДФЛ Электронный документооборот между компаниями

У всех кризис а Налоговая наращивает сборы НДС и НДФЛ Электронный документооборот между компаниями на крючке ФНС - Валентина Матвиенко Там все про нас известно прозрачно как рентген чего купил чего съел
10. Правительственный час 498 пленарного заседания СФ
О реализации мер налоговой политики, направленных на стимулирование экономического роста
Руководитель ФНС Даниил Вячеславович Егоров ФНС администрирует 76% доходов 11 трлн бюджета Налоги повели себя неожиданно НДС вышел на тот же прирост Снижение вдвое сбора страховых взносов и тем не менее мы вышли с плюсом 2% НДФЛ вырос на 7,6% Вводили мораторий на взыскания Мы участвовали во всех мерах поддержки Оцифрованы все акты гражданского состояния Все больше компаний регистрируют свои головные офисы в России Один плательщик из пяти тыс проверяется Вычищаем отрасль за отраслью В этом году рынки и общепит понимаем что они пострадали Отмена ЕНВД 1,3 млн Перешли на упрощенный режим и патент, 18 тыс не выбрали налоговый режим Исчисление всех налогов на борт налоговой системы. Если примут закон готовы с марта Земельный и транспортный налог исчисляем сами Не потребуется гражданину доказывать право на льготу Доступ к своим данным Запустили реестр получателей поддержки Перешли в информационную ипостась Электронный документооборот между компаниями
Вопросы
Кавджарадзе Экологический сбор
Егоров Мы не являемся оператором экологического сбора
Сергей Леонов Автоплатеж Платить налоги во время сна
Егоров Положительна
Матвиенко У нас будет светлое будущее спите спокойно
Иван Абрамов Предприниматели даже не получившие никакого дохода должны заплатить страховые взносы 44 тыс
Егоров Стразовые взносы ИП садминистрировать неуплату проблеем не будет
Павел Тараканов
Егоров Определиться до какого уровня мы считаем бизнес малым
Елена Перминова Продолжить работу по остальным налоговым вычетам например социальным
Егоров Ускоряем работу
Епишин
Егоров Во всех развитых налоговых администрациях миры модель выделения крупнейших налогоплательщиков реализууется
Олег Цепкин Система налогового мониторинг
Егоров Мы не можем все данные крупных компаний закачать себе Мониторинг это не только 206 компаний а 46% бюджета
Ковитиди Перейти на патент сдачи жилья в наем в курортных регионах
Ускорить переход компенсации на налоговый вычет Исключение рентного коэффициента для градообразующих предприятий в моногородах
Егоров Не компетенция ФНС
Выступления
Аудитор СП Андрей Батуркин Собянин посетовал доброго от проверки не дождешься Налоговая изменила о себе. Начала раздавать деньги населению и предприятиям. Существует риск оптимизации налогов за счет самозанятых
Сергей Леонов Построенные дома не вводятся в эксплуатацию ФСС не передает данные инвалидов им приходится самим
Николай Журавлев Лучшая налоговая служба
Валентина Матвиенко Абсолютный профессионализм не просто фискальный орган а аналитический мыслительный центр Там все про нас известно прозрачно как рентген чего купил чего съел
Анатолий Артамонов Вопросов сенаторов поступлю более 120 Проект постановления я предлагаю принять его за основу До пятницы направить предложения чтобы к17 февраля принять в целом
Постановление 155 0 1 12:10

Из стенограммы 498-го пленарного заседания СФ 10.02.21
Уважаемые сенаторы, переходим к рассмотрению вопроса "правительственного часа" – "О реализации мер налоговой политики, направленных на стимулирование экономического роста".
Предлагается традиционный порядок проведения: выступление руководителя Федеральной налоговой службы Даниила Вячеславовича Егорова – до 15 минут, ответы на вопросы, выступление аудитора Счетной палаты Андрея Николаевича Батуркина – до пяти минут, затем выступления сенаторов и принятие нашего постановления. Коллеги, нет возражений? Нет. Принимается.
По данному вопросу в заседании Совета Федерации принимают участие Дмитрий Валерьевич Вольвач, заместитель руководителя Федеральной налоговой службы, а также Андрей Николаевич Батуркин, аудитор Счетной палаты Российской Федерации.
Слово предоставляется руководителю Федеральной налоговой службы Даниилу Вячеславовичу Егорову.
Даниил Вячеславович, пожалуйста, Вам слово.
Д.В. Егоров. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые сенаторы! Я хочу вас поблагодарить за то внимание, которое вы уделяете налоговым правоотношениям. Это особо чувствительная точка взаимодействия, и, естественно, для нас принципиально важно, чтобы сохранялись такие взаимоотношения и формировалась такая налоговая политика, которые обеспечивают баланс как частных, так и публичных интересов.
В 2019 году Михаил Владимирович Мишустин выступал с докладом, будучи руководителем Федеральной налоговой службы, на "правительственном часе". Соответственно, я докладываю, что по итогам заседания постановление Совета Федерации исполнено в полном объеме. Осенью прошлого года мы отчитались по всем блокам вопросов, которые были там подняты.
Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые сенаторы! Свое выступление я хотел бы разбить на три блока.
Первое – это ситуация с работой и с налоговым администрированием налоговой политики службой сегодня, включая, конечно, прошлый год, так как он был, прямо скажем, выпадающим и вопросов перед нами поставил большое множество.
Второе – это реализация налоговой политики посредством налогового администрирования, направленная на экономический рост и создание благоприятных условий для налогоплательщиков, для того чтобы реализовать им свои права и обязанности.
И третье – о наших краткосрочных и среднесрочных проектах, которые направлены на реализацию налоговой политики.
В том году мы, как Федеральная налоговая служба, отметили свое 30-летие. Мы, конечно, прошли огромный путь, и стратегия на цифровизацию, как нам представляется, себя во многом оправдала. Сегодня мы видим службу совсем иначе, чем она была в 2000-х годах. Более того, мы сегодня очень серьезно работаем над налоговым администрированием, даже не с точки зрения, как работаем мы, – сегодня процесс налогового администрирования рассматривается как единый процесс, который начинается у налогоплательщика. И если мы не обеспечиваем механизмы комфортной реализации функций по исчислению и уплате налогов налогоплательщиком, то какие бы автоматизированные и цифровизированные мы ни были, мы, конечно, своих целей добиваться не будем.
И тут следует отметить, что сегодня, по сути, в режиме реального времени мы обрабатываем огромные массивы информации в отношении 157 миллионов человек, включая иностранных граждан, в отношении 3,4 миллиона компаний, в отношении 3,7 миллиона индивидуальных предпринимателей и (наверное, могу себе позволить не без гордости об этом сказать) в отношении 1,7 миллиона самозанятых. То, что раньше ставилось под сомнение как возможный институт к развитию, сегодня абсолютно очевидно, с моей точки зрения, доказало свою состоятельность, и люди проголосовали своим добровольным участием в этом налоговом режиме.
Если говорить о поступлениях, то Федеральная налоговая служба администрирует 76 процентов всех доходов Российской Федерации. При этом прошлый год у нас реализовался с показателями 28 трлн рублей, что на 5,3 процента меньше 2019 года. Если мы разложим эти суммы, то что мы увидим? С одной стороны, это 11 триллионов федерального бюджета. И здесь необходимо обратить внимание на то, что многие налоги повели себя даже не так, как мы ожидали. В частности, налог на добавленную стоимость вышел с теми же, по сути, показателями, даже с небольшим ростом по отношению к 2019 году. То есть сегодня это тот налог, который ведет себя стабильно, на который мы можем положиться в рамках реализации налоговой политики.
Если мы говорим о внебюджетных фондах, то, наверное, нужно рассматривать показатели внебюджетных фондов с учетом той беспрецедентной меры, которая (хотел бы обратить внимание) не была временной, – постоянной меры по снижению ставок страховых взносов, по сути, в два раза – с 30 до 15 процентов для малого и среднего бизнеса. Хочу обратить внимание, что это 76 процентов компаний и индивидуальных предпринимателей страны. И при таком снижении мы вышли также в положительную зону. По результатам прошлого года мы сработали с плюсом в 2,3 процента.
Далее. Следует очень четко себе представлять, что при работе над налоговым администрированием нет принципиальной какой-то значимости того или иного бюджета. Для налоговой службы принципиально, чтобы мы отрабатывали все бюджеты – будь то федеральный, будь то внебюджетные фонды, будь то региональные бюджеты, поэтому региональные бюджеты, безусловно, у нас являются тем блоком, который стоит ежедневно на повестке дня.
Что мы наблюдаем по региональным бюджетам? Консолидированные бюджеты за 2020 год у нас реализованы на 99 процентов, то есть у нас, по сути, исполнение составило 98,9 процента. Хотел бы также обратить внимание, что 51 регион сработал в положительной зоне, притом что многие субъекты реализовали очень серьезные меры поддержки для компаний и индивидуальных предпринимателей. Это касалось как упрощенной системы налогообложения, так и… Меры поддержки по этому режиму реализовали 65 субъектов Российской Федерации. И налог на имущество организаций. Там меры поддержки реализовали 35 субъектов. Если говорить в целом, то это составило 111 млрд рублей.
Что тоже, наверное, не стоит обходить вниманием – что налог на доходы физических лиц у нас вырос в поступлениях на 7,5 процента. То есть это достаточно серьезный рост. Мы это связываем, безусловно, с теми мерами поддержки, которые по поручению президента реализовывались правительством. Мы видим, что основные меры поддержки были направлены на поддержание заработной платы. И это мы увидели как в показателях поступлений, так и расширении налоговой базы за счет включения туда новых субъектов, уплачивающих, как агенты, налог на доходы физических лиц.
В 2020 году мы не только ввели мораторий на взыскание (это было тоже принципиальное решение) – мы также вводили мораторий на банкротство. Одна из самых существенных проблем в модели взыскания – приостановка операций по счетам. У нас на сегодняшний день этот показатель снизился на 67 процентов к позапрошлому году.
Первое. Мы, реализуя систему управления рисками, создали систему, где мы предварительно уведомляем налогоплательщиков о рисках возникновения неуплаты. Мы поделили плательщиков на тех, кто ведет себя рискованно, и тех, кто проявляет, по сути, просто неосмотрительность в платежах или добросовестно не может уплатить, тем самым кастомизировав систему управления долгом, и, более того, автоматически ввели систему по зачету всех платежей. Кроме того, теперь все справки налогоплательщики получают об отсутствии задолженности по сальдо всех расчетов по стране. Мы также полностью автоматизировали этот процесс. Как результат – соотношение долга к доходам у нас составляет 6,7 процента.
Также во время пандемии были созданы региональные центры, которые позволяли собирать всю информацию о состоянии каждого налогоплательщика, о рисках, которые возникают в их деятельности, для того чтобы предоставлять информацию, необходимую правительству, или принимать решения самим с точки зрения помощи. Не углубляясь, так как эта тема не раз была озвучена, мы можем сказать, что более 700 млрд рублей было реализовано помощи. Мы практически участвовали во всех мерах поддержки – как информационно, так и фактически, по сути, реализуя меры субсидий компаниям малого и среднего предпринимательства в пострадавших отраслях. И, более того, для того чтобы оказывать помощь семьям с детьми, была реализована в ускоренном порядке программа (за что отдельное спасибо коллегам из Минюста и ЗАГС) – полностью оцифрована вся система актов гражданского состояния. То есть с 1926 года все акты гражданского состояния оцифрованы. Мы теперь по этой системе можем качественно оказывать помощь людям и вести корректный учет.
Далее. В 2021 году мы аккуратно наблюдаем пока позитивную динамику. Мы понимаем, что первый месяц – пока рано о чем-то говорить. Однако мы также находимся в положительном поле по отношению к поступлениям первого месяца прошлого года. Мы выполнили все показатели эффективности Министерства финансов в рамках реализации администрирования в системе налоговой политики.
Кроме того, отдельное направление, которым мы постоянно занимаемся, – это привлечение капиталов, ушедших в Российскую Федерацию. Соответственно, здесь первое – системная политика по амнистии, второе – по обмену данными по счетам, третье – по созданию системы САР и, безусловно, повышению качества налогового администрирования, потому что теперь я могу со всей ответственностью сказать, что для нас не составляет серьезных проблем администрирование трансграничных операций, и доходов, и расходов за территорией Российской Федерации, безусловно, показывает свою динамику с точки зрения того, что все больше и больше компаний ведут свою деятельность и регистрируют головные холдинговые компании на территории Российской Федерации.
Что касается второй части доклада – об исполнении основных направлений бюджетно-налоговой политики, формируемых Минфином, я разобью на четыре блока наши стратегии.
Первое – это правовая определенность, второе – справедливая и равноправная конкуренция, третье – сокращение непроизводственных издержек бизнеса на налоговое администрирование, и четвертое условие – это цифровизация всех бизнес-процессов. Как я уже говорил, мы не можем цифровизироваться как отдельная служба. Если уровень цифровой зрелости у наших контрагентов – других органов власти или у налогоплательщиков будет несопоставим с нашим, то качество администрирования, естественно, мягко говоря, будет желать лучшего, потому что мы просто будем находиться на разных уровнях требований.
Что касается правовой определенности, то мы в Федеральной налоговой службе запустили фундаментальный проект, где мы реформируем институт досудебного рассмотрения споров. Сегодня каждая жалоба в Федеральную налоговую службу является для нас инцидентом. Что я понимаю под этим? Это значит, что неважно, кто прав, кто виноват, в случае наличия жалобы. Самое главное для нас – по методологическим блокам распределить причины возникновения жалоб и работать на то, чтобы они не возникали, через изменение документации (где людям, может быть, неудобно заполнять, и они ошибаются в каких-то формах), изменение законодательства, изменение бизнес-процессов. Вот на эти три блока разбиты. Именно исходя из этого мы очень серьезно реформируем и оргструктуру внутри Федеральной налоговой службы.
Второе – справедливая и равная конкуренция.
Первое – это, безусловно, возможность и доступность наших сервисов для реализации своих прав и обязанностей как налогоплательщиков.
Второе – это очень серьезное повышение аналитической функции Федеральной налоговой службы, для того чтобы равномерно распределять налоговые обязанности, для того чтобы нивелировать неправомерную налоговую конкуренцию. И здесь мы, безусловно, можем наблюдать достаточно качественные сдвиги как в налоге на добавленную стоимость, так и в налоге на прибыль, потому что мы шаг за шагом очищаем транзакции и, по сути, уже идет полномасштабное наблюдение за всеми транзакциями, которые участвуют в формировании налоговой базы. Это нам позволило сократить налоговые проверки в прошлом году уже до 6 тысяч. То есть у нас сокращение: если в 2019 году было 9 тысяч с лишним, то 2020 год мы закончили с 6 тысячами. И также планируем дальше заменять тяжелые контрольные функции на аналитические инструменты. Таким образом, у нас сегодня охват налоговыми проверками – один плательщик из тысячи. Если мы говорим о малом и среднем предпринимательстве, то в год проверяется один плательщик из 5 тысяч.
Далее. Если говорить об отраслевых проектах, то мы берем отрасль за отраслью и аккуратно вычищаем отрасль с тем принципом, чтобы все равномерно перешли на новые принципы уплаты. В этом году у нас отрасли – это и рынки, и общепит. Мы прекрасно понимаем и осознаем ответственность, с учетом того что эти отрасли во многом пострадали, но при этом мы, как и раньше, будем плавно, в серьезной коммуникации и с региональными властями, и с налогоплательщиками, и с общественными объединениями реализовывать эту функцию.
Далее. Что касается контрольно-кассовой техники, эта технология нам позволит перейти также на новый режим налогообложения, где мы заберем налоговое администрирование на свой борт. То есть исчисление налогов мы также будем готовы делать для налогоплательщиков на упрощенной системе налогообложения самостоятельно, как мы сегодня это делаем в части налога на профессиональный доход… (Микрофон отключен.)
Можно?..
Председательствующий. Да, пожалуйста, продолжайте.
Включите микрофон.
Д.В. Егоров. Далее. Что касается перехода, я считаю, тоже необходимо отчитаться по поводу отмены ЕНВД. У нас на сегодняшний день из 1,3 миллиона компаний и индивидуальных предпринимателей 99 процентов перешли на другие системы налогообложения – 57 процентов перешло на упрощенную систему налогообложения, и 40 процентов перешло на патент, при этом 2,2 процента перешло на налог на профессиональный доход. При этом 18 тысяч налогоплательщиков не выбрали налоговый режим. Конечно, это не так много по отношению к общему числу, то есть в целом изменение модели налогообложения состоялось. Но, понимая, что нам необходимо бороться за каждого налогоплательщика, нами и Министерством финансов были предложены законодательные изменения, которые перенесли выбор налогового режима на более поздний период – на апрель. Таким образом, скоро поступит, как я понимаю, законопроект в Совет Федерации. Очень большая просьба поддержать, чтобы людям было комфортно, даже тому небольшому числу, что осталось, перейти и выбрать новый налоговый режим.
Далее. Что касается проектов, направленных на сокращение непроизводственных издержек, здесь у нас было заседание научно-экспертного совета, на котором я также докладывал Валентине Ивановне о тех решениях, которые мы реализуем в рамках сокращения издержек, а это забор всего исчисления налогов на борт налоговой службы и также реализация функции оказания услуг автоматически, по сути, проактивно.
Мы уже подготовили предложения. Уже, как я понимаю, в третьем чтении рассматривается законопроект об автоматическом предоставлении имущественных вычетов. Если Совет Федерации поддержит этот законопроект, то с марта мы готовы (уже полностью оттестировали систему) приступить к автоматическому предоставлению имущественных и инвестиционных вычетов.
Отдельно мы разрабатываем проект по предоставлению социальных вычетов тоже в автоматическом режиме за счет консолидации информационных систем, личных кабинетов и ККТ, для того чтобы людям было комфортно просто выбирать счет, на который они получат вычеты. Больше от них никаких действий не потребуется.
Что касается самостоятельного расчета налогов, то с этого года мы уже декларации за прошлый год по земельному и транспортному налогам организаций будем… Мы их отменили, налоги исчисляем сами. Это более 1 миллиона деклараций, которые теперь сдавать нам не надо, и, следовательно, очень серьезное снижение трудозатрат. Как я сказал по УСН, если система сработает, то это сокращение более 2,4 миллиона деклараций, что тоже, соответственно, поможет бизнесу заниматься своим делом, а нам – своим.
Далее. Что касается цифровизации. Единый реестр населения. Спасибо большое за поддержку. Это очень трудный закон, мы это прекрасно осознаем, мы с коллегами (коллеги к нам приезжали) не раз обсуждали, как мы реализуем эту модель функционирования. Здесь, наверное, две принципиально важные вехи в реализации этого закона, на которые я хотел бы обратить внимание.
Первое – что мы создадим? Мы создадим такой "золотой" профиль, который позволит унифицированно оказывать услуги, в том числе проактивно, всем ФОИВ страны за счет того, что будет актуальная информация, к которой можно обращаться в одну точку, а не требовать от гражданина доказывания права на ту или иную льготу, на ту или иную помощь.
И второе, что, с моей точки зрения, не менее важно, – в итоге каждый гражданин Российской Федерации будет иметь доступ к своим данным о том, какими данными о нем владеет государство, с возможностью корректировки и понимания, что сегодня есть в информационных системах о нем как о гражданине. Это, как нам кажется, принципиально.
Второе – что касается помощи малому и среднему предпринимательству. Мы очень быстро изменили систему функционирования реестра малых и средних предпринимателей, и за счет этого нам удалось довключить в этот реестр более 18 тысяч компаний и более 62 тысяч индивидуальных предпринимателей, которые смогли претендовать на меры государственной поддержки. Кроме того, мы запустили в том году еще один реестр – получателей поддержки, он уже функционирует с декабря прошлого года. Поэтому теперь региональные органы власти смогут понимать, кому, каким субъектам, в каком объеме (конкретно, до конкретной организации) какие меры оказаны и где нужна дополнительная помощь, а где эту помощь можно сократить.
Далее. Что касается блока льгот, мы пока в эксплуатационном режиме запустили платформу по анализу всех льгот. Если коллеги из Министерства финансов примут эту систему, то, следовательно, мы ее введем в этом году в промышленную эксплуатацию и создадим систему наблюдения за всеми льготами, которые реализуются в рамках Налогового кодекса.
Далее. Что касается третьей части своего выступления – о задачах, которые мы видим перед собой на будущее.
Первое. В рамках создания клиентоцентричной модели управления мы пытаемся создать такие сервисы, которые будут проактивными и будут находиться в той точке, в которой это нужно получателю помощи или соответственно лицу, которому необходима та или иная государственная услуга.
Если он находится на сайте какой-то компании – значит, мы должны там быть с этой информацией, которая ему поможет реализовать ту или иную услугу. Если он находится на той или иной платформе, мы должны своими технологиями достучаться туда, а не заставлять его обращаться к нам за необходимой ему информацией. В итоге сервисы должны реализовываться проактивно – до того, как он их запросит, должна быть подготовлена вся информация о реализации таких сервисов.
Вторая – это аналитическая платформа. О чем я говорю? Для нас 2020 год был серьезным уроком. Мы поставляли огромные массивы информации правительству и региональным властям, для того чтобы они понимали, в каком состоянии находится экономика. И из этого мы сделали свои выводы, и сегодня мы разрабатываем информационную платформу, которая, по сути, будет работать по системе подписки, где можно подписаться удаленно на наши данные, выбрать канал поставки данных. Это касается и федеральных органов власти, и региональных властей, и общего доступа. Таким образом, учитывая, что модель личных кабинетов апробирована, мы запустим и такую систему поставки информации, потому что мы уже осознали, что мы являемся не только фискальным ведомством, а уже перешли в ипостась поставщика информации. Таким образом те данные, которые собирает налоговая служба, по сути, мы пытаемся преобразовать в актив, для того чтобы ими пользовались не только мы, а ими пользовались и другие субъекты – как органов власти, так и общественности в целом.
Следующий очень важный, с моей точки зрения, блок – это реализация проекта по электронному документообороту. С моей точки зрения, это одна из самых фундаментальных задач, которые стоят перед нами не только в рамках налоговых правоотношений. О чем я говорю? Обычно мы развивали наши сервисы в сегменте B2G, то есть когда налогоплательщик (например, налогоплательщик) взаимодействует с государством. И мы все время пытались там сделать максимальный комфорт. Но данные рождаются не в это время, данные рождаются гораздо раньше – во взаимоотношениях бизнеса с бизнесом или бизнеса с клиентами.
Председательствующий. Даниил Вячеславович, Вы нам не оставите время на вопросы.
Д.В. Егоров. Все. Это просто очень интересно. Прямо последнее…
Председательствующий. Да, правда, очень интересно (оживление в зале), согласна с Вами. Но хочется еще и поспрашивать.
Д.В. Егоров. Прямо одна минута…
Если мы сможем создать такую комфортную инфраструктуру, электронную инфраструктуру, которая позволит компаниям обмениваться всеми документами друг с другом, то… Мы, кстати говоря, даже отдали нашу модель, которая, собственно говоря, и одобрена правительством, в РАНХиГС. И они посчитали, что это сократит издержки бизнесу на такой объем, что мы сможем прибавить к ВВП 1,34 процента, – за счет того, что это отсутствие хранения (а у нас миллионы квадратных метров тратятся на хранение бумажных носителей), это отсутствие затрат на ксероксы, точность данных, на вбивание данных, передачу этих бумажных носителей – все это сократится. Соответственно, государству не нужно будет каждый раз обращаться к компаниям за тем или иным документом – эти данные будут у профессиональных владельцев.
И в дальнейшем (наша итоговая цель, как налоговой службы), если мы видим все данные, входящие и исходящие из компаний, – забрать на себя уже окончательно все расчеты по налогам.
Спасибо большое.
Председательствующий. Спасибо. Очень интересный доклад, очень содержательный, увлекательный. Все очень внимательно Вас слушали. Благодарю, Даниил Вячеславович, за столь заинтересованный доклад, с которым Вы выступили, и очень содержательный, еще раз хочу сказать.
Коллеги, переходим к вопросам. Просьба кратко формулировать вопрос.
И, Даниил Вячеславович, по возможности – краткий ответ, чтобы побольше сенаторов поучаствовали в диалоге.
Максим Геннадьевич Кавджарадзе, пожалуйста.
М.Г. Кавджарадзе, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Липецкой области.
Спасибо, Валентина Ивановна.
Даниил Вячеславович! Сейчас очень большое количество компаний внедряют у себя вторичные ресурсы – перерабатывают, создают технологии. Как Вы считаете, имеет ли смысл освобождать их от расширенной ответственности производителя и так далее, от экологического сбора, если они, собственно говоря, на своих предприятиях будут выпускать продукцию из вторичного ресурса? Спасибо.
Д.В. Егоров. Вы знаете, мы, первое, не являемся администраторами экологического сбора, то есть это только то, что стоит на повестке.
Второе. Я все-таки хочу пояснить функцию налоговой службы в реализации налоговой политики. Что мы делаем? Когда поступает то или иное предложение об изменении налогового законодательства, у нас три задачи. Первая – обсчитать последствия с точки зрения финансовой. Вторая – посмотреть, насколько это повлияет на процессы у налогоплательщиков, то есть насколько это реализуемо, насколько это повышает или понижает нагрузку. И третья – насколько возможно налоговое администрирование.
Вот мы, по сути, в этих трех блоках для Министерства финансов являемся поставщиком для принятия решений. Поэтому как только нам поступит тот или иной вариант, в частности, по сбору, если у нас будут данные, то мы проведем именно такую работу.
Поэтому больше, к сожалению, Вам ответить не могу. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Сергей Дмитриевич Леонов, пожалуйста.
С.Д. Леонов. Уважаемый Даниил Вячеславович! Все мы давно привыкли к такому способу оплаты, как автоплатеж. Мы так оплачиваем услуги ЖКХ, мобильной связи. Как Вы относитесь к предложению ввести налоговый автоплатеж? То есть физическое лицо – налогоплательщик оформляет соответствующее согласие, а когда приходит время платить налог, то с его счета списывают необходимую сумму автоматически. Таким образом, он не только будет спать спокойно, заплатив налоги, а сможет их заплатить во время сна, что облегчит сам механизм оплаты налогов и, возможно, повысит собираемость.
Д.В. Егоров. Я всячески поддерживаю это решение, потому что, безусловно, это упрощает жизнь налогоплательщику. Более того, если посмотреть, так как мы все-таки всё тестируем и мы в этой части достаточно консервативны (потому что там есть вопросы по технологической части, то есть по тому, кто управляет данными плательщиками), интеграцию банковских систем и нашей, в частности, по налогу на профессиональный доход эта функция, как первая функция по автоплатежу, уже реализована.
Председательствующий. Спасибо.
У нас будет светлое будущее, спите спокойно.
Иван Николаевич Абрамов.
И.Н. Абрамов. Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемый Даниил Вячеславович, как Вы относитесь к такой идее, чтобы дать субъектам право установления пониженных налоговых ставок для отдельных категорий налогоплательщиков по самозанятым? Есть такое предложение от субъектов.
И второй вопрос – по поводу страховых взносов. 2020 год, пандемия – всем было тяжело, но те предприниматели, которые даже не получили никакого дохода, обязаны заплатить 40 874 рубля страховых взносов. Вы об этом знаете. Какое количество таких предпринимателей – тех, которые не заплатили на сегодняшний день по итогам 2020 года? И, может быть, мы посмотрим эту сумму и обратимся в правительство потом с просьбой все-таки освобождения этих предпринимателей по объективным причинам.
Д.В. Егоров. Спасибо большое за вопросы.
Первое, что касается ситуации с налогом на профессиональный доход. Откровенно говоря, мне, как администратору, это бы очень помешало. Объясню, что я имею в виду. Проблема заключается в том, что это решение реализовано на единой платформе. И поэтому информационная стыковка с каждым отдельным субъектом ведет, первое, к серьезному усложнению системы, второе – конечно, к рискам искажений. Это первое.
Второе. Если обратить внимание на то, как идентифицируется субъект как первый элемент в системе налогообложения (то есть те, кого мы обычно называем самозанятыми), он сам выбирает субъект, при этом он выбирает субъект по месту деятельности. В чем была идея? Чтобы не усложнять жизнь людям, он выбирает там, где работает, или там, где оказывает услугу. И это не обязательно привязано, например, к месту его жительства. Именно исходя из этого, нам нужно понимать, что это не обязательно те люди, которые в данный момент проживают в субъекте.
Ну и последнее, но тоже немаловажное. Вообще-то, у нас сегодня, наверное, это самый низкий, самый комфортный налог из всех, которые были реализованы. То есть у нас 4 процента реализация гражданам, притом что у нас есть там еще и налоговый капитал.
Это первая часть. Что касается…
Извините, пожалуйста. Второй вопрос?..
И.Н. Абрамов. По страховым взносам.
Д.В. Егоров. А, страховые взносы.
По страховым взносам индивидуальных предпринимателей я, наверное, опять же отвечу таким образом, что, первое, данные мы дадим по поводу того, сколько, какая недоимка у нас возникла. И если государством, правительством и законодательной властью будет принято такое решение, то, конечно, с тем, чтобы садминистрировать неуплату, проблем не будет.
Председательствующий. Спасибо.
Павел Владимирович Тараканов, пожалуйста.
П.В. Тараканов, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Тюменской области.
Спасибо, Валентина Ивановна.
Уважаемый Даниил Вячеславович! Для обеспечения бесшовного перехода с ЕНВД 1 января 2021 года расширены возможности применения упрощенной системы – в частности, критерий доходов за отчетный период увеличен до 200 миллионов. Представители бизнес-сообщества неоднократно обращались к сенаторам с предложением о повышении действующего порога применения УСН до 300 млн рублей, а действующего критерия по остаточной стоимости основных средств – до 200 миллионов. Основным аргументом против этого является возникновение в таком случае выпадающих доходов федерального бюджета по НДС.
Считаете ли Вы возможным увеличение действующего порога применения УСН до 300 млн рублей при условии одновременной уплаты налога на добавленную стоимость налогоплательщиками, применяющими УСН, в случае превышения оборота свыше 200 млн рублей? И нет ли технических проблем с реализацией такой инициативы?
Д.В. Егоров. Значит так, первое. Если мы понимаем, что у нас 76 процентов, как я ранее говорил, компаний и индивидуальных предпринимателей сегодня уже в субъектах, то, наверное, нам фундаментально надо определиться, до какого уровня мы считаем бизнес малым. Это принципиально важно. То есть когда мы имеем такой объем компаний в малом секторе – это же вопрос настройки, это раз.
Второе. Да, безусловно, это очень серьезно скажется в любом случае на поступлениях, и к этому нужно осознанно относиться в той ситуации, в которой у нас сегодня реализуются те беспрецедентные меры поддержки, о которых я, в частности, говорил в своем докладе.
И третье. Что касается самостоятельного исчисления НДС внутри упрощенной системы налогообложения, технически это реализуемо.
Председательствующий. Спасибо.
Елена Алексеевна Перминова.
Е.А. Перминова, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Курганской области.
Спасибо.
Уважаемый Даниил Вячеславович! Мы знаем, что в Государственной Думе в первом чтении уже принято изменение в Налоговый кодекс в части упрощения процедуры имущественных и инвестиционных налоговых вычетов (ну, это касается НДФЛ).
Скажите, пожалуйста, а как Вы относитесь к тому, чтобы продолжить работу по сокращению срока оформления остальных налоговых вычетов, например социальных? Спасибо.
Д.В. Егоров. Я прямо совсем за. Смотрите, как сегодня это работает? Значит, у нас четыре месяца – классический срок: три месяца на проверку, месяц на возврат (у нас так примерно).
После принятия этого законопроекта, реализации его в закон как это будет работать? Первое. Имущественные и инвестиционные у нас уходят на срок, включая уплату, полтора месяца. Те, кто сдает документы в электронном виде, в том числе и по социальным вычетам, – тоже полтора месяца. То есть мы уже ускоряем эту процедуру, потому что, понятно, нам не нужно в бумагах копаться.
И третье. Как я сказал, если (а я, скажем так, понимаю, что у нас очень серьезные шансы на успех) мы реализуем модель, которая на чеках будет собирать социальные вычеты по лекарствам или по услугам, то там тоже… По сути, там, прежде всего, преобразуется это все в автоматический режим, и мне, как человеку, не нужно будет собирать все эти и чеки, и рецепты, для того чтобы заявлять это. Мы проактивно будем в личном кабинете человеку это готовить, он будет выбирать только счет, на который ему перечислить. Вот как бы концептуальное, скажем так, ОПЗ, которое необходимо реализовать.
Председательствующий. Спасибо.

окончание стенограммы см. https://leo-mosk.livejournal.com/8532600.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments