leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Стенограмма пленарное заседание ГД 16.02.21 заявления от фракций Ирина Яровая Олег Шерин

Стенограмма пленарное заседание ГД 16.02.21 заявления от фракций Ирина Яровая Олег Шерин
Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" - Яровая Ирина Анатольевна. Подготовиться Шеину.
Яровая И. А., заместитель Председателя Государственной Думы, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Уважаемые коллеги!
Действительно, мы хорошо помним тот исторический период, когда митинги и шествия переросли в общую агрессию, и страна встала на колени, и многим казалось, что уже не поднимется никогда. И, собственно говоря, некоторые до сих пор питают такие иллюзии о том, что Россия откажется от своих приоритетов. А каковы же наши приоритеты, и, действительно, каковы приоритеты "ЕДИНОЙ РОССИИ" - партии, которая создавалась президентом? Наш абсолютный приоритет - это развитие страны и поддержка граждан, это раскрытие потенциала и возможностей каждого человека и, конечно, помощь тем, кто в ней нуждается.
Вчера в календаре был очень важный день - Международный день помощи онкобольным детям.
Я напомню, что в 2005 году, вы помните, какая слабая страна была ещё в это время, потому что мы только-только начинали движение вперёд, мы только отошли от минусовой отметки внешнего долга, от полной деморализации общества и развала фактически всей правовой и государственной системы.
И в 2005 году Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин даёт поручение о создании современного онкологического детского центра, который потом получил имя Димы Рогачева.
Я вчера была в этом центре. Это современный центр, который является образцом для всего мира. К нам приезжают делегации со всего мира для чего -для того, чтобы перенять опыт той кропотливой, очень умной и очень ответственной работы, которая осуществляется в нашей стране по помощи онкобольным детям. Этот центр, который создан фактически при патронаже президента, сегодня является опорной площадкой для оказания квалифицированной помощи онкобольным детям во всей нашей большой стране. Ежегодно 3 тысячи 800 детей получают такой страшный диагноз и сталкиваются с проблемой того, что им нужна помощь. Порядка 28 тысяч ребятишек стоит на онкоучёте.
И вот за эти годы, с 2005 года, когда было дано только поручение и прошло время, чтобы появился этот суперсовременный центр, в котором созданы эксклюзивные условия для нахождения деток с родителями, для сложнейшей трансплантации, для молекулярных исследований, для пересадки костного мозга, для обучения ребят в тот период, когда они проходят такое сложное лечение, вот эта вся большая система, которая создана, - это система позитива и добра, и это система созидания, это то, что сегодня качественно характеризует нашу страну.
Неслучайно у нас так активно развивается и добровольчество, неслучайно в ситуации, когда весь мир содрогнулся от COVID, наша страна проявила мощь нашей медицины, нашей науки и общества, солидаризации общества. Поэтому те, кто тащат людей на улицы митинговать, не понимают главного, что сегодня сила России заключается именно в солидарности, консолидации и объединении усилий, то, что всегда отличало Россию - доброжелательность и милосердие. И то, что сегодня государственная политика, которая заявляется президентом нашей страны, направлена именно на созидание, наверняка многим не нравится. Но это в пользу граждан России, и партия "ЕДИНАЯ РОССИЯ" поддерживает именно такую созидательную политику.
Совет при президенте по вопросам реализации госполитики поддержки семьи и детства в 2019 году рассматривал дополнения в Десятилетие детства, которая одна из важнейших стратегий, определённых президентом. На этой площадке мы от партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ" сформировали предложения о том, чтобы создать в стране опорные онкологические центры, которые смогут, как лучики солнца, соединить все регионы нашей страны для того, чтобы ребёнок, у которого впервые устанавливается диагноз "онкология", получал "зелёный свет" и беспрепятственную "дорожную карту" движения к абсолютно точной квалифицированной диагностике, к своевременному получению самой высококвалифицированной и высокотехнологичной медицинской помощи. И наши предложения вошли в решение этого совета. И с большим удовлетворением отмечаю то, что в январе-месяце председателем правительства внесены дополнения в план Десятилетия детства и отдельным пунктом определено изменение качественное методики и механизма оказания онкологической помощи детям по всей стране.
Я представляю Камчатку. И у нас, на Камчатке, ежегодно выявляется порядка семи, девяти ребятишек, у которых этот страшный диагноз. И до тех пор, пока не отстроена общая карта маршрутизации, я в ручном режиме работаю с каждым ребёнком и поэтому очень детально погрузилась в вопросы, которые по-настоящему волнуют семьи.
Не вопросы выхода на улицу сегодня волнуют людей, а вопросы счастья, здоровья, образования, вопросы счастливого настоящего и будущего и мы сосредотачиваем свою работу именно на этом.
Сейчас в онкоцентре Рогачева, например, находятся на лечении два малыша с Камчатки, у которых очень сложный диагноз, но у которых (я вчера видела мам и детей), у них не просто надежда на полное выздоровление.
Коллеги, хочу подчеркнуть, что страшный диагноз у детей - онкология при своевременной диагностике даёт практически полное излечение.
Так вот эти семьи сегодня, конечно, попадая в президентский центр, понимают, насколько сильная страна и насколько заботливые и надёжные руки государства, врачей, общества, которые способны поддержать их и их деток.
Что мы предлагаем помимо создания опорных центров. Мы предлагаем включить в национальный проект "Здравоохранение" отдельный раздел "Детская онкология". Мы предлагаем то поручение, которое давал президент и о котором он говорил в своём Послании, о создании онкологической помощи в России по самым современным требованиям и стандартам.
Отдельным направлением выбрать детскую онкологию и сделать её самостоятельным, приоритетным вопросом в вопросах детского здравоохранения, сформировав самостоятельную программу.
Вы, наверное, вчера видели о том, что Председатель Правительства открывал новое отделение детской онкологии в центре Блохина. И вчера было заявлено то, о чём мы предлагали и просили, чтобы появились новые онкоцентры. Вы знаете, что выбрано пять регионов, где такие онкоцентры детские будут созданы. Это Краснодар, это Ростов, это Воронеж, это Уфа. Это те центры, которые в том числе имеют возможность подготовки квалифицированных кадров.
Это соединение научной базы, это мединституты, где готовятся ребята, которые будут создавать новые школы. Это Казань. Это пять крупнейших новых центров появится. Помимо этого мы предлагаем существующие центры дооборудовать.
Сегодня есть специфика проведения МРТ исследований для малышей, для них нужен обязательно наркоз. В регионах, вы знаете, такой возможности не везде можно увидеть, и она есть, а это необходимо.
Мы предлагаем создать отдельную программу дооборудования региональных областных детских больниц, в том числе, бактериологических лабораторий, потому что смертность, которая сегодня есть, она наступает из-за бактериального воздействия. Это все такие тонкие, казалось бы, нюансы, но они очень важные для каждого пациента.
Ребята, которые проходили лечение в детском возрасте, на наш взгляд, должны получить возможность ещё в течение трёх лет наблюдаться в этих онкоцентрах.
Мы предлагаем сделать открытую квоту ВМП на высокотехнологичную помощь для того, чтобы не было необходимости её продлевать. У нас есть принцип "одного окна" во многих вопросах, мы снимаем бюрократические барьеры. Мы уверены в том, что принцип "одного обращения" должен работать для онкобольных детей, что должен появиться тот врач, доктор, который сопровождает по всему пути следования до счастливого выздоровления, чтобы каждый этап, он был беспрепятственным - нужна ли квота, нужна ли лучевая терапия, нужна ли протонная терапия, которую, кстати, мы предлагаем включить в ОМС, - всё это должно работать автоматически.
При этом мы абсолютно точно понимаем, что и от нас, законодателей, требуется серьёзная работа, потому что, проанализировав законодательство, коллеги, могу с огорчением сказать о том, что и закон об обороте лекарственных препаратов сегодня не содержит жёстких правильных требований, которые бы поддерживали отечественного производителя.
Полтора года рассматриваются документы, и ответы, которые поступают, ни о чём не говорят. И кто эксперты, и почему не привлекаются врачи?
Вот общаясь с врачами-онкологами центра Рогачева, убедилась в том, что они сегодня, предлагая использовать российские препараты, не всегда находят взаимопонимание с Росздравнадзором, и, конечно, проблема, в том числе, и в законодательстве.
Поэтому наша фракция сегодня предложит очень конкретные и системные изменения в российское законодательство, которое, безусловно, снимет все офаничения и препятствия для быстрого рассмотрения научных разработок нашей современной науки медицинской для того, чтобы препараты именно отечественные, которые намного лучше работают иностранных препаратов, тоже получили зелёный свет.
И, конечно, в заключение, коллеги. У нас с вами сейчас Десятилетие детства, вернитесь к этой повестке. Это повестка, которая предложена президентом нашей страны. Она самая гуманная и светлая. Она самая созидательная. Она про жизнь каждого человека в самом далёком посёлке, маленьком городе и большой столице. Это то, что объединяет всех нас. Мы внесли дополнения в Конституцию, которые несут важные гуманные смыслы. Давайте следовать им, давайте сделаем так, чтобы и наша с вами работа, как парламентариев, была направлена на созидание и объединение нашего общества.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Ирина Анатольевна. (Аплодисменты.)
Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", Шеин Олег Васильевич. Пожалуйста, Олег Васильевич.
Шеин О. В. Всем доброго дня!
Прозвучало только что, что задача партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ" помощь людям. Вот у нас в Астрахани в пятницу выяснилось, что местные власти решили выселить (без преувеличения) примерно треть полмиллионного города, не ставя об этом в известность людей, и причём сделать за счёт федерального бюджета. Я много лет помогал погорельцам, жителям аварийного фонда в процессах, когда местные власти не признавали реально аварийные дома аварийными, и мы выигрывали суды. Но с прошлого года стали обращаться люди, которые говорили: "Мы живём в центре города, нас это устраивает, хорошие дома и нас пытаются отсюда выселить на основании местных актов". Когда в декабре был Марат Хуснуллин, мы с ним эту тему обсуждали, и я ему показал три таких объекта. Однако в конце декабря объектов стало больше на целые улицы, причём центральная часть города, набережная Волги, самая туристическая зона, вдоль всех домов ночью под покровом тьмы было вывешено объявление о том, что: "Граждане, ваши дома мы считаем непригодными для проживания", - и подписано "Администрация". Люди собрались, очень много и чуть позже мэрия сказала: "А вы знаете, а у нас чиновник сошёл с ума, он пошёл ночью сам развешивать объявления, мы его сейчас уволили, это была ошибка". В январе месяце однако сигналы пошли дополнительно. И вот в пятницу мы проводили "круглый стол" и выяснилось, что в городе, где по данным Министерства ЖКХ домов с числом квартир более четырёх - 5700 домов. Мэрия сочла с признаками аварийности 2200 и 640 многоквартирных домов они уже провели через межведомственную комиссию и приняли решение о выселении людей. Люди об этом не знают ничего, списка этих объектов нет.
Все эти техзаключения были без уведомления собственников. И граждане узнают совершенно случайно из исков администрации о выселении.
Люди возмущены. И понятно большая часть... да, там есть наверняка и аварийные дома, но там есть реально и хорошие ТСЖ. И люди живут там, где школы, детский садик, место их работы. И по сути дела формируется такой вот искусственный кризис, когда за спиной у граждан шныряли работники администрации, и ничего не говоря, признавали дома, где они проживают, непригодными для проживания.
Причем, если меняется управляющая компания, которая лампочки в подъезде ввинчивает, то в этом случае же есть целая процедура, то есть заказные письма, уведомления, протокол, жилнадзор. А здесь, в таком доме, можно спокойно весь его признать подлежащим ликвидации, при этом ничего не говоря гражданам. Но зато звучит, что это вот федеральное правительство, президент и Госдума такие правила придумали, и не мы здесь на местах, поэтому мы можем вытворять всё, что мы считаем целесообразным.
Какие правовые последствия? Во-первых, понятно, что в этих домах стоимость квартир стремится к нулю. И Астрахань - это прецедент, не об Астрахани только речь. Есть люди, кто там сегодня покупает квартиры, поскольку этого списка нет, в том числе молодые семьи и по ипотеке, где принимается решение о льготных ставках.
Второе. В соответствии с принятым вами, уважаемая "ЕДИНАЯ РОССИЯ", законом год назад процедура выселения из аварийного фонда, в том числе искусственно признанного аварийным, выглядит так, что вначале принимается решение, потом через два года людям сообщают, какой будет размер выкупной цены. И, соответственно, люди не могут обжаловать это решение, потому что они не понимают, что будет потом. Но кое-кто о размере выкупной цены узнает уже сегодня.
У меня была, например, женщина, 70 лет человеку, квартира в центре города, 27 квадратных метров по техпаспорту, я специально к ней съездил и посмотрел, 450 тысяч рублей выкупная цена. И такой вот подход. Ну вам не нравится, подавайте в суд на нас. Вот за счет своей пенсии приглашайте юристов, экспертов, профессиональных людей и будете с нами, с администрацией, судиться.
У нас, что, Вячеслав Викторович, президент дал поручение, при сносе аварийного фонда, пенсионеров отправлять на улицу? Или президент дал поручение, людей из аварийного фонда выселять в нормальные квартиры либо давать им деньги, позволяющие купить им нормальные квартиры? Но ведь случай этот с "РоссЛазером" не единичен.
То есть человек, проживающий в квартире, площадью 50 квадратных метров, будет переезжать в квартиру, площадью 40, а многие вникуда. Потому что, повторю, выкупная цена, у него соседка есть, там 900 тысяч рублей тоже недостаточно, не такова, чтобы можно было что-то приобрести.
Вот вчера делился с коллегами из руководства "ЕДИНОЙ РОССИИ" этой историей, и они меня спрашивали, а вообще, вот откуда такие вещи возникают 2 тысячи 200 домов в городе, где многоквартирных домов 5 тысяч 700? Отвечу. Реакция местной власти примерно такая, вот мы сейчас эти решения примем, а потом пусть Мишустин ищет деньги в федеральном бюджете, ведь мы знаем, откуда вся эта зараза поползла.
Была история, Зеленодольск, Татарстан, где при стоимости квадратного метра в 46 тысяч рублей людям давали по 11. И был всем известный случай Марфиги Гадиевой, 92 года, труженик тыла, человек работал на страну в годы Великой Отечественной войны, которой власти предложили из трехкомнатной квартиры переехать по деньгам фактически в одну комнату в коммуналке. Вот тогда вмешивался Бастрыкин и было принято решение - расшить эту историю.
Но сегодня эта история не Марфуги Гадиевой, а полмиллионного города. Нет никаких гарантий, что аналогичные вещи не принимаются где-нибудь в Липецке или Пензе. Мы же понимаем, какой ящик Пандоры открывается для местных властей, когда они могут за спиной у людей вопреки их воле признавать дома аварийными, вчинять потом эти претензии в федеральный бюджет и открывается замечательный Клондайк и для чиновников, и для застройщиков на освобожденной таким путем от населения территории. Десять лет назад бегали с бутылками, с зажигательной смесью, сейчас с бумажками с печатью.
Вячеслав Викторович, я думаю, мы эту ситуацию должны поправлять.
Потому что прецедент создается опасный, особенно в условиях, ну, очевидной еще и политической нестабильности и, соответственно, искусственные вещи. И конечно, недопустима реакция, когда людям говорят, ну, вот здесь у нас полдюжины человек приняли решение, вот об этом вы сегодня, спустя там месяц, а то и пару лет узнали, вот теперь десятки тысяч граждан подавайте в суды, тратьте свои деньги на экспертов, на технические заключения. Вот вам делать больше нечего, прекрасную жизнь в стране мы вам устроим. Создаются, повторю, подобного рода истории, когда расхлебывать их потом предлагается федеральному центру. Я судился в интересах людей много раз, но очевидно, что судебные прецеденты нам нужны, и эта практика для нас должна быть, однако когда речь идет о массовых историях, надо менять сами правила. Что надо делать?
Первое. Все мероприятия по признанию вот всего многоквартирного дома аварийным должны проводиться местными властями только при обязательном предварительном уведомлении собственников. А там, где они бегали, не уведомляя собственников, всё это, очевидно, должно быть отменено, и эта процедура должна быть, проходиться заново. И я прошу, Вячеслав Викторович, наверное, направить официальное письмо в адрес главы кабинета, потому что отдельные чиновники в Минстрое у нас, похоже, заигрались. И вряд ли Михаилу Мишустину нравится ситуация и понравится ситуация, когда на местах под соусом сноса аварийного фонда, в том числе реально аварийного, принимаются подобного рода документы за спиной у людей, а потом ему, Мишустину, говорят, Михаил Мишустин, вот мы здесь такие вещи приняли, социальный конфликт мы породили, а ты теперь давай, ищи нам деньги из федерального бюджета.
Второе. Собственники при сносе аварийного фонда должны иметь возможность выбора между выкупной ценой и иным жильем. Это программа как минимум улучшения правил жизни, а не история, когда людей отправляют на улицу в буквальном смысле слова, не на митинг, а просто на улицу из всех домов - плохих, хороших, не очень устойчивых, но где у них есть крыша над головой. Выкупная цена должна соответствовать среднерыночной стоимости квадратного метра, либо, как у нас прописано в законе о территориях комплексного развития, у человека должно быть право выбора между выкупной ценой и жильем такой же площади. Вот эта норма, которая есть в законе о ТРК, она должна быть продублирована и в 32-й Жилищного кодекса, должно быть универсальное законодательство, понятное гражданам, а не вот эта вот мозаика, в которой не разберется никто.
Далее. Когда принимался закон о территориях комплексного развития, у нас был диалог с коллегой Хуснуллиным, и он сказал, да, в законе есть ряд пробелов, но мы их изменим на уровне подзаконных актов в правительственном постановлении. Ну, например, это уже не про аварийный фонд, а про территории комплексного развития, чтобы люди узнавали за счет официальных писем органов власти местного самоуправления, что их квартал предполагается под застройку. Люди не должны просыпаться каждое утро, здесь же никто из присутствующих в зале так не поступает, кстати, ваши дома и квартиры могут в ту же историю попасть, люди не должны каждое утро просыпаться и смотреть па сайтах, что там происходит с их микрорайоном.
И мы договорились, что такого рода подзаконный акт будет принят, два месяца прошло, мы его не видим, а первые всполохи по принятию соответствующих местных решений уже в стране происходят.
И последнее. Все решения по территориям комплексного развития должны приниматься в условиях максимальной публичности, открытой процедуры вплоть до той, которая предусмотрена у нас по закону об инициативном бюджетировании, когда сквер и его судьба решается через городское голосование.
Я прошу, Вячеслав Викторович, эту ситуацию взять на какой-то наш совместный парламентский контроль, поддержать астраханцев, потому что если эта история пройдет вот так, то завтра она пойдет у нас уже и в других городах, и вместо хороших, правильных решений мы получаем социальные конфликты, которых быть не должно.
Председательствующий. Спасибо, Олег Васильевич. Уважаемые коллеги, мы с вами обсудили 2-й вопрос. Фракции высказались.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments