leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Принят в первом чтении законопроект о налогообложении цифровой валюты

Принят в первом чтении законопроект о налогообложении цифровой валюты
15. 1065710-7 Госдума в итоге затянувшегося обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (в части налогообложения цифровой валюты)
Документ внесен правительством 01.12.20.
Представил статс-секретарь – замминистра финансов Алексей Сазанов.
председатель комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров.
Законопроектом, в частности, предлагается:
- признать цифровую валюту имуществом;
- установить обязанность налогоплательщиков сообщать в налоговые органы о праве распоряжаться цифровой валютой, учитываемой на кошельках, обороте средств и остатке, в случае если сумма поступлений или списаний цифровой валюты за календарный год превышает сумму, эквивалентную 600 тыс. руб. (для организаций и граждан РФ, лиц, постоянно проживающих в Российской Федерации на основании вида на жительство иностранных граждан и лиц без гражданства);
- наделить налоговые органы при установлении признаков, указывающих на возможное нарушение налогового законодательства, правом истребовать у банков выписки по счетам физических лиц, которые использовались в связи с проведением операций с цифровой валютой (при наличии согласия руководителя вышестоящего налогового органа (его заместителя) или руководителя федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов (его заместителя);
- установить налоговую ответственность за:
неправомерное непредставление лицом в налоговый орган отчета об операциях (гражданско-правовых сделках) с цифровой валютой и об остатках цифровой валюты или представление отчета об операциях (гражданско-правовых сделках) с цифровой валютой и об остатках цифровой валюты, содержащего недостоверные сведения, предусмотрев взыскание штрафа в размере 10% от наибольшей из двух сумм в рублевом эквиваленте – суммы поступления цифровой валюты лицу (без учета поступлений, при которых распоряжение на перевод давалось указанным лицом, в том числе через третьих лиц) или суммы списания цифровой валюты лицом, которое вправе распоряжаться, в том числе через третьих лиц, этой цифровой валютой (без учета списаний, при которых лицом, получающим право на распоряжение цифровой валютой, в том числе через третьих лиц, в результате такой операции является указанное лицо), информация о которых не была представлена за соответствующий календарный год;
неправомерное непредставление в установленный срок лицом в налоговый орган сообщения о получении права распоряжаться, в том числе через третьих лиц, цифровой валютой, отчета об операциях (гражданско-правовых сделках) с цифровой валютой и об остатках цифровой валюты, предусмотрев взыскание штрафа в размере 50 тыс. руб.;
неуплату или неполную уплату налогоплательщиком сумм налога в результате невключения в налоговую базу прибыли (доходов) от операций, расчеты по которым осуществлялись с использованием цифровой валюты, предусмотрев взыскание штрафа в размере 40% от суммы неуплаченного налога в части таких операций;
- не признавать объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость операции, связанные с обращением цифровой валюты;
- признавать цифровую валюту неамортизируемым имуществом.
Предусматриваются переходные положения.
Первое чтение 375 0 13 13:38

Стенограмма обсуждения
Переходим к рассмотрению законопроектов в первом чтении.
15-й пункт, проект федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации". Доклад официального представителя правительства статс-секретаря - замминистра финансов Алексея Валерьевича Сазанова.
Пожалуйста.
Сазанов А. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Законопроектом определяется механизм налогообложений, декларирования цифровых валют, что позволит значительно повысить прозрачность данного сегмента.
Законопроектом предусматривается признание цифровых валют в целях налогообложения имуществом, декларирования сведений об операции с цифровой валютой, если годовой оборот по ним превышает 600 тысяч рублей, установления порядка рыночной цены цифровых валют. Также предусматривается порядок истребования налоговыми органами у банков справок по счетам физических лиц в операциях с цифровыми валютами, предоставление налогоплательщиками в электронной форме информации о получении права распоряжаться цифровыми валютами, отчетов об операции вместе с цифровыми валютами и их остатками, введение налоговой ответственности за непредставление в налоговые органы соответствующей информации и неуплату налогов по операциям с цифровыми валютами. Просим поддержать. Спасибо.
Председательствующий. Содоклад Андрея Михайловича Макарова. Пожалуйста.
Андрей Михайлович, ну покажите нам хотя бы биткоин, биткоин покажите или какую-нибудь цифровую валюту.
Макаров А. М., председатель Комитета ГД по бюджету и налогам, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Спасибо, Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги!
Вот Александр Дмитриевич попросил меня, когда я вышел сюда: покажите биткоин. Я помню, как года два тому назад на рязанском рынке биткоинами торговали. Недорого, кстати.
Вы знаете, коллеги, закон хороший, закон важный, причём я бы сказал, даже важность закона превалирует над тем, насколько он хороший. Потому что совершенно очевидно, что сегодня того, что вот в мир цифровизации мы вышли в ситуацию, когда очень многие вещи, я там даже не говорю о каких-то противоправных вещах, можно финансировать по существу такими инструментами, которые государство не контролирует вообще.
Но даже вопросы использования этого в качестве средства платежа... Вы посмотрите, где-то выпускает государство, где-то выпускают частные, вот что это, понимаете, в чём дело? И поэтому на самом деле сама по себе идея того, что необходимо, это реально необходимо контролировать, что же это такое, понимать вообще, кто, в чём, что получает...
Ну кстати, я напомню, что там, скажем, Аль Капоне ведь в своё время сел в тюрьму не за то, что он делал, убивал, а за то, что он не платил налоги. Вот в данном случае Налоговый кодекс - это очень важный инструмент для решения вот этой проблемы, и в этой связи концепцию закона, безусловно, следует поддержать. Её поддержали все.
Но возник целый ряд вопросов - отнесение цифровой валюты, вот как обозначено, к имуществу. А мы прекрасно понимаем, что это тема, строго говоря, не Налогового кодекса, это тема Гражданского кодекса. Но есть базовый закон, который как бы такой паллиативчик: не вашим, не нашим, вот мы вот напишем, и пускай в законах напишут что-то свое. Вот некорректность этой формулировки, непроработанность, она может создать риски, что такой важный закон не сможет работать в полной мере.
Поэтому, поддерживая вот эту идею контроля, необходимости декларирования, ответственности за отсутствие декларирования, вот эти вопросы, и мы считаем, что вот это сейчас, на этом сосредоточим работу, мы полностью поддерживаем то заключение Комиссии при президенте по газификации и законодательству и комитета-соисполнителя. Павел Владимирович Крашенинников дал, на самом деле блестящий анализ сделали тогда, что, помимо вот этой работы по этому закону, предстоит серьезная работа над понятийным аппаратом базового закона и рассмотрение вопроса о том, есть ли необходимость регулировать эти вопросы через Гражданский кодекс. Без этого это не полетит.
В то же время мы еще раз подчеркиваем важность темы, и мы готовы предложить механизмы, каким образом вот этот контроль осуществлять, используя именно чисто налоговые инструменты, где Налоговый кодекс действительно поставленную задачу данного законопроекта может решить.
Поэтому комитет предлагает поддержать данный законопроект в первом чтении. У нас очень подробное заключение, если кто-то хочет познакомиться с этой темой, там действительно очень интересные вопросы. И в ходе второго чтения, мы считаем, что вот эта вот должна быть совместная работа с комитетом по законодательству по решению дополнительно тех вопросов, о которых я уже сказал. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Есть ли вопросы, уважаемые коллеги? Включите запись на вопросы. Покажите список. Нилов Олег Анатольевич.
Нилов О. А. У меня Алексею Валерьевичу вопрос.
Скажите, а вот технически какие есть способы, ну, что называется выведения на чистую воду нарушителей предложенного законопроекта. Значит, он не задекларировал, у вас тут предлагается, да, наказывать и, наверное, правильно, в пропорции от незадекларированного объёма этой валюты. Ну, а как определять, да, какая служба, какие технические приёмы, существуют они?
Тогда почему у нас есть некоторые фигуранты, которые получают такие посылки из-за рубежа, да, а они неизвестны? Если они известны, почему они не пресекаются, не опубликовываются? Поэтому технический вопрос: есть ли такие механизмы контроля, нахождения, да, пресечения, значит, тогда, может быть, остановки незаконных потоков вот в такой валюте? Спасибо.
Сазанов А. В. Олег Анатольевич, спасибо за вопрос. Дело в том, что ранее вопрос об обороте цифровых валют и понятие цифровой валюты не были урегулированы Налоговым кодексом, и соответственно сейчас мы этот вопрос урегулируем, и после этого возникнет обязанность по уплате налогов и соответственно по информированию налоговых органов об операциях с цифровыми валютами.
В любом случае цифровая валюта имеет денежный эквивалент, и оплата цифровой валютой или списание денег в пользу там каких-то криптобирж осуществляется со счетов налогоплательщиков. Соответственно при запросах в банках информации о списаниях денег в пользу там различных криптобирж, в отношении уплаты по операциям с криптовалютами можно будет отследить эти операции и осуществлять контроль со стороны налоговых органов. Таким образом, контроль будет осуществляться посредством запроса информации у банков, не в рамках налоговых проверок. Спасибо за вопрос.
Председательствующий. Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста.
Гартунг В. К., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯРОССИЯ".
У меня к Алексею Валерьевичу вопрос.
А чем вы руководствовались, когда устанавливали размер оборота ежегодного всего 600 тысяч рублей. Насколько я понимаю, у нас сделки контролируются, попадают под контроль, если разовая сделка 600 тысяч рублей. А тут оборот за год 600 тысяч рублей уже будет контролироваться. Это фактически получается, ну, контролироваться практически всё будет.
В чем смысл такой? Может быть, аналогичную норму, как мы контроль осуществляем по сделкам в российской валюте — 600 тысяч за разовую сделку? Спасибо.
Сазанов А. В. Валерий Карлович, спасибо за вопрос.
По трансфертным ценам контроль осуществляется в зависимости от вида сделок по лимиту от 60 миллионов рублей до одного миллиарда рублей. Но если у вас есть предложения по лимиту в 600 тысяч и об его снижении, мы готовы будем рассмотреть ко второму чтению. Спасибо.
Председательствующий. Иванов Сергей Владимирович. Иванов С. В. Уважаемый Алексей Валерьевич, конечно, очень сложно понять, почему деньги, а криптовалюта, она всё-таки является, скорее всего, деньгами, отнесена к имуществу, и я не припомню случая, чтобы там с террористами или с кем-то еще рассчитывались таким образом, хотя у вас в пояснительной записке указывается, что она используется в целях уклонения от уплаты налогов, для легализации средств, добытых преступным путём, и финансирования противоправной деятельности. То есть не могли бы вы привести подобные примеры?
И почему в связи с этим те, кто 183 дня проживает за границами России, освобождены от этого? Вот они как раз имеют возможность использовать подобные вещи, а для основной массы населения, мне кажется, это вообще неизвестная сфера.
Сазанов А. В. Сергей Владимирович, спасибо за вопрос.
Но, отвечая на вопрос, почему цифровая валюта в целях Налогового кодекса была отнесена к имуществу, а не к средствам платежа, дело в том, что цифровая валюта не подкреплена институтом центральных банков, то есть она не подкреплена каким-то официальным государственным органом, который выпускает эту валюту.
И второе, волатильность цифровых валют чрезвычайно высока по сравнению с традиционными валютами. Соответственно, для целей Налогового кодекса цифровая валюта была признана имуществом.
Касательно... Простите какой был второй вопрос?
Председательствующий. Давайте дальше пойдём.
Арефьев Николай Васильевич.
Арефьев Н. В. Алексей Валерьевич, ну вопрос такой. Вот у нас обычные налоги с обычных денег собираются где-то на уровне 70-80 процентов. А как же вы собираетесь собирать налоги с криптовалюты, которая спрятана, не проходит через ФНС России, мало того, есть возможность эту валюту вообще проводить через банковскую систему других государств и не проводить её через российские финансовые органы? Как вы собираетесь всё-таки собирать эти налоги, если лазеек ухода от них достаточно много?
Сазанов А. В. Николай Васильевич, спасибо за вопрос.
Возвращаясь к предыдущему вопросу, все граждане Российской Федерации, которые имеют паспорт, должны будут декларировать о своих операциях с цифровыми валютами. Также те же лица, которые проводят на территории Российской Федерации больше чем 182 дня, также будут обязаны декларировать о своих операциях в цифровых валютах.
В данном случае под налогообложение попадут те цифровые валюты, операции через которые, по которым проводятся через российские банки. Как бы поскольку любая операция с цифровой валютой связана в той или иной форме с переводом денежных средств, потому что есть денежный эквивалент цифровой валюты, и в этом основная ценность цифровой валюты, таким образом, при операциях через российские банки мы будем определять размер налоговой базы и определять налоговые обязательства. Спасибо.
Председательствующий. Куринный Алексей Владимирович.
Куринный А. В. Спасибо.
У меня всё-таки вопрос тоже к представителю правительства. А каким образом вы собираетесь облагать налогами вот данную цифровую валюту? Это будет налог на имущество, налог, там, на прибыль, на доходы? Какие-нибудь есть на сегодня наметки хотя бы?
Сазанов А. В. Алексей Владимирович, спасибо за вопрос.
Мы признаем цифровую валюту имуществом, поэтому налоговые последствия будут такие же, как по операциям с куплей-продажей имущества. Это будет возникать либо НДФЛ, либо налог на прибыль.
Председательствующий. Шеремет Михаил Сергеевич.
Шеремет М. С, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Алексей Валерьевич, хочу попросить ответить на два вопроса. Скажите, пожалуйста, будет ли предусмотрена какая-либо амнистия для уже имеющейся цифровой валюты? И каким образом будут рассчитываться штрафы? Имеется в виду, есть ли официально установленный курс криптовалют?
Сазанов А. В. Михаил Сергеевич, спасибо за вопрос.
Официально установленного курса нет криптовалют, будет разработана методика определения рыночных цен на криптовалюты, она будет утверждена ФНС России. А амнистии как таковой не предполагается, под налогообложение попадут операции с цифровыми валютами по купле-продаже, начиная с налогового периода 2021 года.
Председательствующий. Андрей Михайлович, да, пожалуйста, центральная трибуна.
Макаров А. М. Добавить. Вот наконец прозвучал первый вопрос по существу: будет ли амнистия для тех, у кого сегодня есть цифровая валюта? Теперь хоть понятно, кого что волнует.
Председательствующий. Моляков Игорь Юрьевич.
Моляков И. Ю., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Алексей Валерьевич! Вот в Эрмитаже содержится крупнейшее собрание монет - сначала ракушки, камешки, потом медные деньги, серебряные, золотые.
Вопрос: а что будет положено в витрину этой выставки, этого собрания денег под надписью "цифровая валюта", где ее материальный носитель?
И потом о народе. Но мы все прекрасно знаем, пожилые женщины, идя на рынок, денежки прячут в платок и известно куда дальше, а что теперь с цифровой валютой будет, сможет ли простая крестьянская женщина вот что-то завернуть себе в платочек, когда ей предложат оперировать цифровой валютой?
Спасибо.
Сазанов А. В. Спасибо за вопрос.
Как еще раз подчеркиваю, мы не рассматриваем в рамках Налогового кодекса цифровую валюту как средство платежа, мы это рассматриваем как имущество. Соответственно, мы не предполагаем, что она может быть использована для расчетов на рынках.
В части вопроса: что из себя физически представляет цифровая валюта? Физически цифровая валюта из себя представляет набор цифр, она не имеет какого-то материального воплощения.
Спасибо за вопрос.
Председательствующий. Центральная трибуна, пожалуйста.
Макаров А. М. А мне кажется, депутат Моляков как раз обнаружил сейчас серьезную недоработку в законопроекте. И правительство напрасно уходит от важности вопроса: куда женщине прятать, если не в чулок? Мне кажется, этот вопрос заслуживает серьезной проработки. Удивлен, почему правительство с ЦБ это не проработали предварительно. Мы обязательно займемся этим во втором чтении.
Председательствующий. Спасибо.
Гартунг Валерий Карлович, по ведению, да, что-то? Пожалуйста. Гартунг В. К. Уважаемый Александр Дмитриевич!
У меня просьба дать возможность представителю правительства всё-таки замечание сделать: отвечать на вопрос. Я задаю вопрос: почему свыше 600 тысяч теперь нужно будет отчитываться? Он мне говорит: такой цифры нет. Еще раз прочитал все документы, есть такие цифры, он... ответа на вопрос не получил: почему именно с этой цифры?
Председательствующий. Пожалуйста.
Сазанов А. В. Спасибо за вопрос, Валерий Карлович.
Потому что по нашим расчетам это та цифра, которая позволяет не возлагать дополнительную административную нагрузку на граждан, на бизнес, а при незначительных операциях.
Если как бы у депутатов есть предложения по снижению этого порога, мы готовы будем его рассмотреть. Спасибо за вопрос.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, есть ли желающие выступить? Есть.
Включите запись на выступления. Присаживайтесь.
Покажите список.
Гартунг Валерий Карлович, пожалуйста.
Гартунг В. К. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги. Ну и, честно говоря, не понимаю как бы такого тона обсуждения, когда здесь так легко к этому относятся.
На самом деле чрезвычайно важный вопрос и, мне кажется, мы большие ошибки здесь совершаем, когда именно в таком виде принимаем закон, который возлагает дополнительные обязанности на граждан, ведь что такое криптовалюты? Криптовалюты - это, ну, скажем так, средства платежа, которые не регулируются ни одним государством.
Каким образом вы собираетесь контролировать использование криптовалют, которые не имеют 1раниц, юрисдикции? Ну, честно сказать, мне слабо представляется, как это будет работать. Ну, то, что любого гражданина, который каким-то образом связан был с криптовалютами и провел операции свыше 600 тысяч рублей за год, ну, а что такое 600 тысяч рублей при курсе биткоина, сколько там уже, 50 тысяч, да, то есть 50 тысяч долларов, то есть получается фактически один биткоин и все. То есть, ну, как-то вот, мне кажется, здесь мы не тот путь выбираем. Мы пытаемся запретить то, что запретить невозможно, использование криптовалют.
Весь мир идёт в этом направлении. Правильнее было бы нам легализовать использование криптовалют и, скажем, создавать условия для того, чтобы в нашей юрисдикции эта система, новая система, она развивалась.
Закручивая гайки и вводя отчётность свыше 600 тысяч рублей в год, в год, подчёркиваю, не разовые сделки, а в год. Ещё раз я замминистра финансов хочу сказать, что я не предлагаю снижать этот порог, я, наоборот, предлагаю таких низких порогов не устанавливать, потому что это невозможно проконтролировать будет, понимаете. То есть мы столько дополнительных обязанностей возлагаем на граждан, что им проще просто никак не показывать и не декларировать, мы просто фактически из правового поля выдавливаем граждан, которые будут использовать этот инструмент. Вот, собственно говоря, и практическая цель этого законопроекта, чего мы добьёмся. Это единственный... Да, если такую цель ставить, запретить легально использовать нашим гражданам криптовалюты, то этим законом мы этой цели добиваемся. Я не понимаю, может быть, это цель, но декларировать - совсем другая. Поэтому налогов мы точно не соберём. А запретить использовать криптовалюту на территории Российской Федерации мы не сможем, ну, просто, мне кажется, это глупое просто действие, поэтому мы этот закон не поддерживаем.
Председательствующий. Щапов Михаил Викторович, пожалуйста.
Щапов М. В., фракция КПРФ.
Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Представленным законопроектом предлагается признать цифровые валюты, по сути, криптовалюты, имуществом, с которого нужно платить налоги. У нас не возникает вопросов о необходимости отрегулировать налогообложение сделок с цифровыми валютами. Чем быстрее мы введём их в правовое поле, чем быстрее государство начнёт получать доход от таких операций, тем лучше будет понятна позиция госорганов относительно развития этого рынка и его перспективы.
Вместе с тем хочу обозначить ряд проблем, связанных с этим законопроектом. Они связаны с недостаточно определённым статусом самих цифровых валют в нашем законодательстве, на что совершенно верно указывает комитет по госстроительству и эксперты.
На наш взгляд, из-за правовых неопределённостей на практике облагать налогом будут только тех, кто проводит операции с цифровой валютой в открытую. Сюда попадут, например, благотворительные организации, которые получают пожертвования в биткоинах, наследники и подобные.
Держатели же крупных активов по-прежнему будут оставаться в тени. У налоговых органов как отсутствовала информация об открытых российскими юридическими лицами и гражданами РФ криптовалютных кошельков и осуществляемым операциям по ним, так, скорее всего, и будет отсутствовать.
Таким образом, цель законопроекта - борьба с уклонистами от уплаты налогов и теми, кто использует криптовалюту для легализации средств, добытых преступным путём, и финансирования противоправной деятельности, достигнуто, скорее всего, не будет.
Теперь коротко о наших замечаниях к самому законопроекту, которые мы предлагаем урегулировать во втором чтении.
Отнесение цифровой валюты к имуществу несёт в себе риск, что облагаться будет вся сумма от продажи этого имущества без учёта затрат на его приобретение, так как документов, подтверждающих затраты в большинстве случаев не будет, а электронные записи не смогут приниматься.
Учитывая, что немалая доля рынка цифровой валюты связана с физическими лицами, стоит предусмотреть упрощённую форму подачи ими сведений.
Понимая, что рынок цифровой валюты связан с другими валютными рынками, стоит в законопроекте предусмотреть правила, по которым будет рассчитана предельная сумма в рублях, после которой нужно подавать отчёт с учётом котировок цифровой валюты или иного метода определения цены на дату приобретения или дату продажи.
Также, учитывая размытость определения цифровой валюты в базовом законе, есть риск, что под действие представленного нам законопроекта попадут и такие платёжные системы, как Яндекс.Деньги, платёжные единицы "ВКонтакте" и другое.
Эти и другие вопросы, в том числе и от профессиональных участников рынка, есть смысл урегулировать во втором чтении.
В целом наша фракция поддерживает законопроект с оговорками, о которых я сказал выше. Спасибо.
Председательствующий. Катасонов Сергей Михайлович, пожалуйста. Катасонов С. М., фракция ЛДПР.
Фракция ЛДПР будет поддерживать в первом чтении данный законопроект. Мы поддержим концепцию.
Сегодня, конечно, все признают, и я думаю, и комитет бюджетный в своём заключении дал целый шлейф вопросов и в понятийном аппарате, и в порядке, фракции сегодня рассказывают о замечаниях. Но давайте с вами скажем честно, сегодня цифровая валюта - это стало средством платежа, средством взаимодействия юридических, физических лиц, и мы не можем закрывать на это глаза и делать нужно этот шаг.
Конечно, во многом шаг сегодня такой, наверное, экспериментальный и мы с вами должны признать, что это коснётся в основном добросовестных налогоплательщиков, потому что фактически отследить вот эти операции сегодня нет ни у кого возможностей.
Но я хочу вам напомнить, что мы ровно так с вами делали три-четыре года назад, когда подходили к закону о самозанятых. Помните, мы тоже не знали, тоже понимали, что выйти из тени — это вопрос каждого: он хочет работать и жить честно в правовом поле, спать спокойно, помогать своему муниципалитету, городу, бюджету или всё-таки хочет уклоняться?
И посмотрите, результат-то всё-таки есть, но буквально за три года, сегодня у нас больше миллиона. Мы с вами здесь говорили два года назад, там 150 тысяч появилось, Татарстан у нас докладывал об успехах, сегодня уже к полутора миллионам самозанятые. То есть это живёт.
Поэтому фракция ЛДПР поддержит концепцию. Но вопросы те, которые вот сегодня коллеги озвучили, они есть.
И, Алексей Валерьевич, вы вот говорили, что всё понятно по налогообложению, на мой взгляд, признавая это имуществом, мы всё-таки должны были, наверное, прописать порядок. То есть если это физлица, то, наверное, порядок такой же, как облагаются акции, разница.
Но здесь остались вопросы, будут ли учитываться затраты или нет, или общие? Поэтому то, что вы написали: приравнять к имуществу, на мой взгляд, недостаточно. И фракция ЛДПР ко второму чтению будет настаивать, что мы всё-таки алгоритм НДФЛ для физлиц, там налог на прибыль для юрлиц, ну это необходимо прописать, потому что непонятно из текста.
Значит, понятно, что мы даём сегодня инструмент налоговым органам запрашивать в случае подозрения на наличие таких операций. Остаётся вопрос, почему мы функции рыночной оценки вот этой валюты оставляем за ФНС? Тоже вопрос.
И, конечно, без изменений в Кодекс об административной ответственности тоже это не полетит. Но ещё раз говорю, что мы, по-видимому, идём вот так, как пошли с самозанятыми, мы открываем, даём возможность (это первый этап), а дальше мы доработаем.
Фракция поддержит законопроект.
Председательствующий. Крашенинников Павел Владимирович, пожалуйста.
Крашенинников П. В. Спасибо большое.
Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги!
Андрей Михайлович, вы блестяще доложили, я просто даже не знаю, что добавить. Но хотел бы Валерию Карловичу всё-таки ответить, что не все так легко отнеслись к этому законопроекту. Законопроект, правда, чрезвычайно важный и, я думаю, что он нас будет тревожить ещё достаточно длительное время.
А в отличие от Андрея Михайловича я хочу сказать, что закон правильный, но не хороший. Знаете, мы должны уже признать, что цифровая валюта, цифровые права активно участвуют в современном обороте. Мы не должны закрывать глаза на то, что уже существует в обществе, в экономике и должно, конечно же, регулироваться в нормативных актах.
Во многих странах цифровая валюта уже признаётся объектами гражданских прав, признаётся имуществом на уровне закона. Ну назовём несколько стран нам дружественных, Сербия, например, или Китай, да.
В Сербии это называется "виртуальная валюта", в китайском Гражданском кодексе, коллеги, с 1 января вступил в силу китайский Гражданский кодекс. Там есть статья 127, если мне память не изменяет, где говорится о виртуальном имуществе. Да, там говорится о том, что особенности предусматриваются отдельными законодательными актами, это правда.
У нас на данный момент действует только один закон, который говорит о такой валюте, - это закон о цифровых финансовых активах и в нём есть определение. Сегодня его назвали размытым коллеги наши, что это размытое определение. Я думаю, что оно, конечно, вызывает огромное количество вопросов. Оно не отражает экономической, технической информационной действительности и не создаёт правовое регулирование, а скорее запутывает нас всех.
Поэтому надо понимать, что цифровая валюта в Гражданском кодексе, в гражданском законодательстве, об этом Андрей Михайлович сказал, её просто нет. И мы полагаем, что с ограничениями, но она должна быть в обороте. С учётом этих ограничений она может попадать и в конкурсную массу, и подлежать взысканию по исполнительным документам, передаваться в порядке наследования, включаться в общее имущество супругов и облагаться налогом, ну, конечно же, и так далее, и тому подобное. Это достаточно большая история, она гораздо шире, чем налогообложение.
С этой точки зрения мы поддерживаем идею о том, что цифровая валюта должна регламентироваться законом. Отмечаем, что нужно учесть особенности этого объекта. Он должен быть, конечно же, ограничен и дееспособен, но он должен быть, конечно, отражен не только в Налоговом кодексе, но, в первую очередь, и в ГК, и должен быть подкорректирован в законе "О цифровых финансовых активах".
Благодарим правительство за то, что эту тему вы подняли. Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" поддерживает данный законопроект, но только пока в первом чтении предстоит просто колоссальная работа. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Представитель президента, правительства, докладчик, завершающее слово, содокладчик? Пожалуйста.
Макаров А. М. Коллеги, действительно... Буквально минута. Налоговый кодекс делит имущество и имущественные права. Если мы говорим о цифровых активах, что это, это имущество или это имущественное право? Скорее, все-таки право, и тогда возникают другие вопросы регулирования. Поэтому прав абсолютно Павел Владимирович, вот этот вопрос необходимо... Это очень тяжелая предстоит работа, над этим, наверное, имеет смысл работать целым научным коллективам. Без этого вот это определение точно дать не получится.
Но есть один очень важный вопрос, который говорит нам о том, что этот закон надо принимать. Вот мы сейчас слышали позицию, что такое 600 тысяч по году, если один биткоин больше 50 тысяч долларов сейчас стоит. Что это такое, мы заставим людей бегать? Я насчет того, что вот как мы людей заставим куда-то бегать, не знаю, у меня такое ощущение, мы все время меряем на себя. И тогда вопрос о том, что будет ли амнистия у тех, у кого есть биткоин, становится актуальным.
Но я предлагаю вам задумываться. Перевод кому угодно сюда одного биткоина, то есть более чем 50 тысяч долларов, должен влечь за собой последствия? Это, вообще, доход или не доход? И мы, когда говорим, что мы заставим кого-то бегать... Вот один биткоин - это 50 тысяч долларов, которые присылают бесконтрольно. И вот этот закон - попытка установить контроль над нелегальными колоссальными денежными потоками.
И очень здорово, что эта попытка делается именно через налоговое законодательство. Это, если хотите, цивилизованный подход. Это концепция закона.
Поэтому не вызывает сомнений в том, что, строго говоря, любой доход полученный или любые переводы, любые инструменты, которые получают, с моей точки зрения, требуют, требуют регулирования. То, что правительство говорит 600 тысяч, действительно, чтобы убрать какую-то мелочевку, потому что мы же видим, что помимо биткоинов появляются ещё уже не десятки, а сотни различных частных инструментов.
Коллеги, я всё-таки призываю задуматься над тем, мы хотим контролировать эти средства, мы хотим, чтобы с этих средств платили налоги, мы хотим знать, кто и на что их получает? Вот смысл этого закона. Именно это мы и предлагаем сделать во втором чтении закона. Но, я повторяю, если будут проблемы с регулированием, нам придётся войти с предложениями в Налоговый кодекс, чтобы создать инструмент, для того чтобы это было можно сделать даже без решения вопроса о том, имущество это, или имущественное право, или что-то другое, инструмент этот нужен государству.
Председательствующий. Спасибо.
Коллеги, ставится на голосование проект федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации". Пункт 15.
Включите режим голосования.
Покажите результаты.
Результаты голосования (13 час. 37 мин. 21 сек.)
Проголосовало за 375 чел 83,3 %
Проголосовало против 0 чел 0,0 %
Воздержалось 13 чел 2,9 %
Голосовало 388 чел.
Не голосовало 62 чел 13,8 %
Результат: принято Принимается в первом чтении.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments