leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Партия Роста - о банкротствах: Меры поддержки, которые реализует правительство, следует продолжать,

Партия Роста - о банкротствах: Меры поддержки, которые реализует правительство, следует продолжать, чтобы всплеск не перерос в систему вымирания отраслей
В 2020 году число россиян, в том числе индивидуальных предпринимателей, которые были признаны банкротами, выросло на более чем 70% по сравнению с 2019 годом. Об этом пишет газета «Известия».
«В год пандемии в России произошел всплеск личных банкротств: по итогам 2020-го суды признали несостоятельными более 119 тыс. граждан, включая индивидуальных предпринимателей. Это на 72,6% больше, чем годом ранее, что стало самым значительным приростом числа разорившихся с момента запуска процедуры», — говорится в статье.
Мнение бизнеса:
Вадим Ковригин - руководитель Липецкого регионального отделения "Партии Роста", доцент РЭУ им. Г. В. Плеханова:
- Рост числа банкротств в России в 2020 году носит как объективный, так и субъективный характер. Безусловно, объективным фактором является пандемия. Она наиболее сильно ударила по сферам с коротким сроком оборота капитала. Резкое падение спроса вызвало невозможность пополнения необходимого оборотного капитала. Именно в таких сферах (торговля, мелкое производство, оказание услуг населению) и работают в основном самозанятые и ИП. Падение спроса в 2020 году по некоторым отраслям превышало 60 процентов - это весьма существенный удар по финансовому состоянию предпринимателя. В сфере туристических услуг этот показатель стал значительно больше.
Но увеличение числа банкротств имело также и субъективные причины. Граждане стали более информированными в области банкротства физлиц. В 2018-2020 гг. в России наблюдался бум активности организаций, предлагающих сопровождение процедуры банкротства физлицам.
Кроме того, пандемия стала толчком для некоторых предпринимателей, давно уже собиравшихся закрыть убыточные бизнесы и решить проблемы с долгами.
Для экономики увеличение банкротств самозанятых и ИП наносит серьёзный удар в основном в части ситуации с занятостью. Растёт безработица, прежде всего, скрытая. При этом уж очень серьёзных налоговых потерь для российского бюджета нет - к сожалению, малый бизнес в России пока ещё не так развит и не составляет основную долю налоговых платежей бюджета.
В 2021 году, при условии прекращения пандемии, малый бизнес начнёт восстанавливаться. Однако, этот процесс не такой быстрый. ИП де-юре открыть легко, но на то, чтобы реально создать – уйдет не один месяц. Бизнесу нужен спрос. А пандемия изменила модели потребительского поведения, и спрос быстро не восстановится.
Дмитрий Пурим - руководитель Московского регионального отделения Партии Роста, председатель совета директоров АО «Совфрахт»:
- Всплеск банкротств был ожидаем, потому что, неожиданные потрясения, которые пережил бизнес из-за ограничений региональных властей для многих невосполнимы. Чтобы отыграть эти последствия потребуются годы. Ведь восстановления объёмов - это не все. Нужно восполнить накопленные убытки. Те меры поддержки, которые реализует Правительство, следует продолжать, чтобы всплеск не перерос в систему вымирания отраслей. Открыть новый бизнес в России не так уж просто как кажется. Если физлицо признано банкротом, то действует прямой запрет на управление бизнесом, в течение 5 лет второй раз обанкротиться будет невозможно, и кредит конечно банки банкроту не дадут ещё много лет.
Банкротство, несомненно, факт отрицательной, но институт объявления несостоятельности - неотъемлемая часть экономических процессов, и способ оздоровления предприятий и корректировки направлений развития бизнеса. Искусственное недопущение банкротств может повредить всей экономике и развитию предпринимательства. Важная специфика Российского института банкротства в том, что к предпринимателю бенефициару могут быть применены меры не только административные, но и уголовные. Очень часто банки налагают взыскание на личное имущество семьи должника.
При принятии в суде подобного рода решений, ключевым моментом становится определение срока возникновения «точки объективного банкротства», которое определяется сложной финансовой экспертизой состояния предприятия, оплатить которую многие предприниматели не в состоянии, в отличие от крупных банков кредиторов.
Алексей Головченко - член политсовета отделения Партии Роста в Свердловской области, управляющий партнер «Юридической компании «ЭНСО»»:
- В 2020 году был введен мораторий на банкротство компаний. Однако, он действовал только на те предприятия, деятельность которых подпадала под перечень отраслей, наиболее пострадавших от распространения коронавирусной инфекции. Хотя очевидно, что последствия развернувшейся пандемии отразились на всем бизнесе без исключений. Мораторием воспользовались только порядка 200 000 предприятий, но далеко не все из них смогли восстановить свое финансовое положение. Сейчас каждая десятая компания МСП не может дать точного ответа на вопрос – продолжит ли она свое существование или придется банкротиться, это значит что финансовое положение, мягко сказать, далеко от устойчивого.
Более развернутая поддержка бизнеса государством дала бы больше шансов на успешную финансовую реабилитацию компаний и снижение вероятности повторения волны банкротств.
Тем не менее, мораторий на банкротство прекратил свое действие, а государство больше не оказывает поддержку бизнесу, посчитав, что тяжелые времена для него миновали. Новая волна банкротств юридических лиц неизбежна. Я предполагаю, что она придется на конец 2021 года, а в 2022 можно ожидать ее пиковых значений.
Арсений Артюх - юрист фирмы «ЛЕВЪ», член Партии Роста (г. Екатеринбург):
- Экономика сжимается, малый и средний бизнес сокращается. Причина критического роста банкротств – пандемия коронавируса и ее последствия. При этом важно понимать, что мы наблюдаем рост банкротств в условиях, когда Правительством был введен мораторий на банкротства предприятий из пострадавших отраслей. Это означает, что банкротились «все остальные», формально не пострадавшие предприятия.
Полагать, что в 2021 году, российская экономика отыграет эти потери и всплеск банкротств 2020 года, будет компенсирован открытием новых предприятий, я бы не стал, поскольку кризис пандемии еще не завершен. Полагаю, что ключевой стоп-фактор для открытия нового бизнеса и развития действующего – это низкий платежеспособный спрос населения. Как можно создавать или развивать бизнес, если люди стали существенно меньше тратить?
Что касается того, могли ли власти РФ не допустить такого всплеска банкротств, ответ очевиден – государство может все, но хочет ли, вот в чем вопрос. Все банально. Ситуацию могло спасти большее вливание денег на поддержание экономики. Такие возможности у бюджета, конечно, есть. Фонд национального благосостояния России – это более 13 триллионов рублей. Однако, если отбросить популизм и жонглирование цифрами, тяжелые экономические последствия настигли весь мир и выйти сухим из воды было невозможно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments