leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Categories:

Федерация Сижу в президиуме, а счастья нет Когнитивный диссонанс сенатской риторики

Федерация
Сижу в президиуме, а счастья нет
Когнитивный диссонанс сенатской риторики
Заседания Совета Федерации отличаются от думских. Депутаты как-то отслеживают реакцию на свой неуемный контент, исключили из пленарных заседаний поздравления с днями рождений и неформально определили выступать только с позицией против. Восхваления исключить.
Сенаторы ведут себя подобно певцам и актерам на капустниках Андрея Малахова. Они радуются, тому, что они есть, что они здесь и в числе великих обласканы народным вниманием. Ну и забывают о возможной реакции со стороны этого самого народного внимания. Оно может быть далеко нерадостным.
Благодаря оголтелой антироссийской пропаганде в том числе и конкретно против председателя СФ Валентины Матвиенко внимание к России и ее Федеральному Собранию растет. Не зря глава комиссии СФ по защите суверенитета Андрей Климов среди прочего говорил, что нам делают рекламу.
Однако люди без определенной цели смотрят вести из жизнедеятельности парламентариев так же, как шоу Малахова, увлекаясь спецэффектами без понимания сути работы сенатора. Свою лепту вносит однообразие парламентской тематики телеканала СФ «ВместеРФ», зарегулированного настолько, что на первом плане проблема заполнения эфира. Программа «Сенат» ВГТРК скучна до вывиха мозга.
Однако трансляция пленарных заседаний СФ на 45-й кнопке идет и это очень выручает, поскольку в СФ не пускают под предлогом эпидемии, а с трансляциями на сайте СФ сличаются чудеса.
Журналистам заседания палат Федерального Собрания показывают только по трансляции. Это удобно, но дает совершенно иное представление, чем присутствие в зале.
Моральная дистанция между участниками и зрителями увеличивается.
В трансляции с трехчасового 501-го заседания СФ примерно четверть заняли взаимные славословия в связи с кадровыми перестановками в палате. Перестановки необходимы, потому что России предстоит проводить в мае следующего года под эгидой ООН Всемирную конференцию по межрелигиозному и межэтническому диалогу. Пришлось назначить специального представителя СФ по взаимодействию с международными организациями по вопросам подготовки и проведения Конференции. На эту должность кандидатуру нашли в лице зампреда СФ, сенатора от Дагестана и авторитетного международника Ильяса Умаханова.
Место Умаханова в президиуме занял новый зампред Константин Косачев. На его пост во главе комитета по международным делам передвинули из комитета по науке, образованию и культуре Григория Карасина.
Почему люди оказались не на своих местах? Будут ли они на своих местах в итоге перестановок? Лишние вопросы утопили в славословиях. Восточная мудрость.
Пришлось проводить экстренное заседание комитета и пять голосований. В руинном режиме все процедура заняла бы максимум десяток минут, а тут почти час заняли выступления, которые со стороны выглядят междусобойчиком. Я пытаюсь следить за работой в парламенте и то не слишком в курсе заслуг Умаханова. Почему Косачев называет его старшим братом, а тот соответственно этого младшим. Если от Дагестана есть такие сильные сенаторы, почему ситация в республике развивалась негативно?
Говорят много, а с народом разговаривать не научились и журналистов боятся.
Единственное, что прозвучало не для внутреннего потребления, а на публику, стала крылатая фраза члена Президиума Верховного Совета СССР Расула Гамзатова: «Сижу в президиуме, а счастья нет».
Цитату использовал Умаханов, покидая президиум СФ.
Зал радостно аплодировал, но мне и это показалось неуместным. Стало напрягать огульное отрицание всего советского, лишь бы влезть в англосаксонскую модель демократии.
За Верховный Совет не знаю, а нынешний российский парламент очень эффективен и сам по себе и тем более в сравнении с другими странами. Правда, СФ отстает от ГД. Здесь наблюдается кадровый голод и больше показухи. Больше контроля инакомыслия и диссидентство не приветствуется в большей степени, чем в Думе. Соответственно министры в верхней палате чувствуют себя свободней и даже комфортно. В прошлом даже сложилась такая традиция, что прежде, чем выступить на правительственном часе в Думе, министры сначала тренировались на сенаторах.
Однако есть такие вопросы, которые решаются только авторитетом сенаторов. Последняя подобная ситуация с последствиями разлива топлива ТЭЦ-3 Норникеля. Хотелось бы, чтоб она реально осталась последней.
Бывает интересно слушать, как обсуждается тот или иной вопрос в ГД и затем в СФ. Разница показывает тему в неожиданном свете и тогда это служит ключом к дискуссии. Если она есть, потому что большинство законов проскакивает настолько быстро, что вообще непонятно, зачем в СФ их выносят на голосование, имея конституционное право пропустить напрямую из Думы к президенту.
В парламентской дискуссии есть такой существенный момент и он многое объясняет. Некоторые вопросы сливаются в широкую аудиторию не для просвещения людей или привлечения населения к решению проблем страны. Современная политика стараниями заокеанских партнеров в части решения проблем населения практически лишена диалога. В таком случае активная сторона обращает меседж пассивной через депонирование некой информации в массовом сознании. Можно считать, что читателю это ненужно, однако информация становится ключевой, определяя значимость данного СМИ.
У каждой газеты есть один читатель, с которым приходится считаться прежде всего.
Получается когнитивный диссонанс. Принимаются законы, которыми могут восторгаться только те, кто их принимает. Проводятся правительственные часы с полным исключением злободневной тематики. Простые вопросы вызывают неадекватную реакцию. За прямое освещение событий журналист может лишиться аккредитации, а с прямым враньем в кривом эфире никто ничего не может сделать.
С 2020 года проблема обсуждается на государственном уровне для RT и Sputnik, но ведь мы с этим жили всегда.
Соответствующим образом прошел на 501-м заседании СФ правительственный час «Развитие высшего образования и науки в целях адаптации к потребностям реального сектора экономики». Выступал министр науки и высшего образования Валерий Фальков.
Выступление министра на площадке СФ стало ответом на известный набор хронических вызовов. На первом месте чрезмерная концентрация вузов в Москве и Петербурге.
Министр заострил внимание на том, что «...принципиально важно сейчас на новом этапе добиться сокращения разрыва между лидерами, которые многие годы получали поддержку в рамках государственных программ и проектов, и региональными, а также отраслевыми вузами и научными институтами, которые ранее не участвовали в подобных программах. В этой связи нами реализуется целый комплекс конкретных мер по модернизации всей системы науки и высшего образования, в том числе нацеленных на адаптацию к потребностям реального сектора экономики».
На первом месте трудоустройство выпускников. Почему-то министр считает, что «...это очень актуальный вопрос, хотя в прошлом году, несмотря на все сложности, у нас эта проблема остро ни в одном регионе не стояла, мы также реализуем не одну, а целый комплекс мер».
Комплекс мер известный, он принят в целом для экономики в связи с карантинными ограничениями.
Аудитор Счетной палата Дмитрий Зайцев со своей стороны сказал: «Что касается качественной подготовки кадров, как уже сказал Валерий Николаевич, одним из ключевых механизмов влияния государства на подготовку кадров по приоритетным для страны специальностям является инструмент контрольных цифр приема. Однако механизм оценки потребности в таких кадрах именно в реальном секторе экономики отсутствует».
Министр Фальков видит проблему по-своему: «В современных условиях дополнительную неопределенность в прогнозировании востребованности тех или иных специальностей вносит, конечно, скорость технологических изменений. Это сейчас уже отмечалось. В этих условиях нам важно понимать, является ли механизм контрольных цифр приема достаточно гибким для оперативного реагирования на происходящие изменения».
По словам министра Фалокова, запросы на бюджетные места в первую очередь теперь формируются самими регионами. Часть регионов на 2022 год запросили меньше бюджетных мест. Видимо, это связано с самыми разными обстоятельствами, в том числе с демографией.
Еще один принципиально важный момент. В 2020 году по поручению президента Минобрнауки существенно увеличило количество бюджетных мест, беспрецедентно. Прошлым летом дополнительно выделили 11 433 бюджетных места, при этом приоритет отдавался региональным вузам, они получили более 9,5 тысячи дополнительных мест, то есть почти 84%.
Министр успокоил коллег из Москвы и Петербурга: им не сокращали количество бюджетных мест, сохранили их количество на уровне 2019 года.
В результате в период пандемии была обеспечена доступность бесплатного высшего образования для более чем половины выпускников школ. При этом 38% из них (а это больше, чем в 2019 году) поступили на бюджетные места, 31% на платные. Таким образом, 69% выпускников школ стали студентами вузов.
Среди остальных кто-то пошел на программы среднего профессионального образования, кто-то работать, а кто-то был призван на службу в Вооруженных Силах.
В этом году из школ выпускается 697 тысяч одиннадцатиклассников. Министерство распределяет 542 тысячи бюджетных мест, это почти на 10% больше, чем в прошлом году. Из них в бакалавриат и специалитет, то есть собственно для выпускников школ, 422 тысячи. Каждый второй выпускник школы будет обеспечен очным бюджетным местом на конкурсной основе. Это увеличение спланировано до 2030 года, при этом львиная доля будет направлена в регионы.
«И о самом наболевшем о Болонской системе образования. Надо признать, что должного эффекта эта система не дала, и, на мой взгляд, стоит вернуться к старой, доброй, советской системе специалитета. У нас получается сейчас, что мы выпускаем недоинженеров, недобиологов, недоисториков. Поэтому, конечно, эту систему надо менять», – так министр Фальков оценил ситуацию. Что он намепен сделать, не сказал.
Не забыл Фальков и мучительную наукометрию: «Наконец, следует отметить, что с учетом выявленных недостатков предшествующих проектов кардинально изменена система оценки результативности университетов исключены показатели, связанные с позициями в международных рейтингах, сокращен вес наукометрических показателей, а основой для оценки качества научных результатов станет независимая экспертиза специалистами из конкретных отраслей экономики и областей науки. Кроме того, введены новые показатели, которые отражают не только эффективность образовательной и научной деятельности, но и вклад университетов в социально-экономическое развитие регионов».
Очевидно, министерство опять меняет шило на мыло.
Правительственный час отражает высоко грамотный чиновничий подход. Отрадно уже то, что после смены правительства поручения президента не игнорируются, их как минимум пытаются выполнять. Сравнение науки и образования России с другими странами порождает когнитивный диссонанс самого могучего уровня. Теоретически его должны были разрешить самт ученые и преподаватели своими силами. Иначе ни наука ни образование не нужны ни для чего, кроме как получения удовольствия от мучений студентов и в качестве сложных игрушек для пожилых мальчиков.
Диссонансный парадокс в том, что и до выпуска вакцин против ковида было известно, что наука и образование России одновременно самые задавленные и единственно передовые. В некоторых направлениях просто нет альтернативы отечественным мыслителям и экспериментаторам. Особенно в моей эволюционной генетике. До сих пор работает формат науки великого генетика Тимофеева-Ресовского. Эволюционаист Юрий Чайковский по ходу инфодемии выпустил семь статей с интерпретацией текущей эволюции человека. На площадке МИА «Россия сегодня» проведена серия Науных советов РАН, которые стали прорывов в прикладных аспектах наук о жизни.
В то же время в лучших мировых научных журналах основную массу статей про ковид составляют интерпретации и мнения. Развернулась цепная ретракция статей. Нашумел далеко за пределами мира наки случай отзыва статьи 2015 года в Nature об искусственной конструкции коронавируса. В 2020 году явление приобрело массовый характер и посыпалась таксономия, система живой природы, построена на отозванных статьях.
В моих глазах основам достиженеием под-ковидной науки стало признание нематериального фактора жизнестойкости. В разные времена его называли по-разному – пассионарность, жизненная сила.
Иллюстрацией темы стала Крымская весна семь лет назад. Преодоление инфодемии придало новый стимул. Естественно, крымская тема стала сквозной темой 501-го заседания СФ.
Говорили многие, лучше на мой взгляд сказала Валентина Матвиенко.
«К счастью, в составе России Крым защищен. И хочется всем сказать: это навсегда. И не пытайтесь искать какие-то аргументы, для того чтобы поставить под сомнение волеизъявление жителей Крыма и Севастополя. Вот, казалось бы, семь лет, но как будто и не было этих долгих лет расставания. Сегодня вся эта грань стерлась. Крым был частью России, был российской землей, политой российской кровью в годы войны, в годы защиты Севастополя, и они, и Крым, и Севастополь, стали настолько органичной частью нашей страны, что это уже просто не обсуждается, такой темы и такой повестки вообще не существует», – сказала Матвиенко.
Проедседатель СФ предложила: «Давайте задумаемся: а если бы этого не произошло, что бы было с жителями Крыма и Севастополя? Их бы просто оттуда вывезли, уничтожили, был бы реальный геноцид. А давайте подумаем, а что бы произошло, если бы не это событие? На месте Черноморского флота и Андреевского флага сегодня стояли бы другие корабли и другие флаги, включая НАТО. Значение этого события вообще трудно переоценить для нашей истории».
Лично я считаю, что слова Валентины Матвиенко – чистая правда. А правда стала в нашем прекрасном новом сире редкой ценностью.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments