leo_mosk (leo_mosk) wrote,
leo_mosk
leo_mosk

Category:

Принят в первом чтении законопроект о праве на забвенье – Боярский Сейчас только в суде

Принят в первом чтении законопроект о праве на забвенье – Боярский Сейчас только в суде и потом уже никому неинтересно У нас сейчас презумпция виновности в Интернете Можно обвинить любого и это обвинение будет жить с ним VPN пользуется тот кто хочет добраться до закрытого ресурса – Сергей Иванов Недавно вышел фильм про дворец Там нет что деньги украдены но большинство людей уверены – Андрей Свинцов Жириновский назвал арестованного губернатором коррупционером, решение суда не состоялось Теперь каждый депутат журналист должен аккуратнее – Дмитрий Ионин У нас есть закон о праве на забвенье
19. 1113081-7 Госдума в итоге обсуждения приняла законопроект первого чтения «О внесении изменения в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (в части ограничения доступа к недостоверной информации)
Документ внесли 16.02.21 Депутаты ГД С.М.Боярский, А.Г.Альшевских, И.В.Станкевич (ЕР), В.Г.Газзаев (СР).
Представил 1й зампред комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Сергей Боярский.
Законопроектом предлагается установить внесудебный порядок ограничения доступа к информационному ресурсу в сети «Интернет», распространяющему недостоверную информацию, которая порочит честь и достоинство гражданина или подрывает его репутацию и связана с обвинением этого лица в совершении преступления.
Предлагается предоставить гражданам право, в случае обнаружения в информационно-телекоммуникационных сетях, в т.ч. в сети «Интернет», недостоверной информации, которая порочит их честь и достоинство или подрывает их репутацию и связана с обвинением этого гражданина в совершении преступления, направить прокурору субъекта РФ в порядке, установленном Генеральным прокурором РФ, заявление о принятии мер по удалению указанной информации и по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим указанную информацию, в случае ее неудаления.
Устанавливаются требования к данному заявлению, в частности определяется перечень сведений, которые необходимо отразить в заявлении, а также необходимость приобщения к такому заявлению документов, подтверждающих недостоверность размещенной информации.
При этом поданное заявление и изложенные в нем сведения должны быть изучены и проверены на предмет обоснованности органами прокуратуры в порядке, определенном законопроектом и актами Генерального прокурора РФ. Так, проверку содержащихся в заявлении гражданина сведений осуществляет прокурор субъекта РФ или его заместители в течение 10 дней со дня подачи заявления. По результатам такой проверки составляется заключение о наличии оснований для принятия мер по удалению недостоверной информации либо гражданин уведомляется об отсутствии таких оснований. Далее, в течение 5 дней Генеральным прокурором РФ или его заместителем проводится проверка обоснованности принятого прокуратурой субъекта РФ заключения. В случае подтверждения обоснованности заключения Генеральный прокурор РФ или его заместители обращаются в Роскомнадзор с требованием о принятии мер по удалению недостоверной информации. Если же заключение признано необоснованным, соответствующие материалы возвращаются в прокуратуру субъекта РФ для уведомления заявителя.
После получения требования Генеральной прокуратуры РФ Роскомнадзор принимает необходимые меры по удалению недостоверной информации, которая порочит честь и достоинство лица или подрывает его репутацию и связана с обвинением лица в совершении преступления и по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим указанную информацию, в случае ее неудаления.
Первое чтение 304 98 0 13:59

Стенограмма обсуждения
19-й вопрос. Проект федерального закона "О внесении изменения в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".
Докладывает Сергей Михайлович Боярский.
Боярский С. М., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Спасибо.
Уважаемый Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Вашему вниманию предлагается законопроект, который призван создать инструмент для защиты прав граждан в сети "Интернет" в части их возможной оперативной реакции на распространяющиеся сведения о якобы совершенных ими преступлениях, по сути, клеветнических сведениях, которые порочат их честь, достоинство и деловую репутацию.
Сейчас можно лишь в суде долго и упорно защищать свои права, что, конечно, со скоростью распространения информации в Интернете никак не вяжется. Потом уже никому не интересно, что выходит опровержение, может быть, даже и удаляется какая-то информация, но ее молниеносность, конечно, играет ключевую роль. Мы предлагаем внесудебный порядок ограничения доступа к таким ресурсам, выглядеть это будет примерно следующим образом. Гражданин, увидев о себе порочащие сведения, может обратиться в прокуратуру субъекта с фиксацией этих сведений, а также с доказательствами непричастности своей к совершенным деяниям и обвинениям.
Далее, в 10-дневный срок прокуратура ведёт работу по проверке этих сведений, и обращается в Генеральную прокуратуру, которая уже в течение пяти дней выносит решение — либо отказать заявителю, либо посредством технических возможностей Роскомнадзора потребовать ограничить доступ к тому или иному информационному ресурсу, где таковая информация была размещена. Считаем законопроект актуальным, правильным, и от авторов прошу вас его поддержать.
Теперь скажу несколько слов от комитета. Внимательным образом на заседании комитета мы законопроект рассмотрели. Комитет поддерживает его принятие в первом чтении и рекомендует это сделать Государственной Думе. Некоторые несущественные замечания отражены в заключении, и, по мнению комитета, они могут быть устранены при доработке законопроекта ко второму чтению, конечно же, если вы его поддержите в первом. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Михайлович.
Коллеги, будут ли вопросы? Есть вопросы. Включите режим записи на вопросы. Рук было много.
Покажите список.
Кузьмин Андрей Альбертович, пожалуйста. Кузьмин А. А., фракция ЛДПР.
Добрый день, уважаемые коллеги!
Сергей Михайлович, скажите, пожалуйста. Первое. В чём процедура, ныне существующая, по срокам отличается от предлагаемой вами?
И, второе. Как, вообще, этот процесс будет использоваться: региональная прокуратура, а затем Генеральная прокуратура? А не проще ли это и по месту жительства, если нашёл, так сказать, порочащие о тебе сведения, о себе сведения, и обратился напрямую в суд, дальше уже работа органов, ответственных за, скажем, ну за сохранение правопорядка в стране. Спасибо.
Боярский С. М. Спасибо, Андрей Альбертович.
Существенно отличается существующая процедура от предлагаемой нами. Вы правильно говорите, что можно обратиться в суд. Суд переносится, суд откладывается, этот не явился, тот не явился, принесите..., неправильно заполненное заявление и так далее. Информация уже распространилась, информацию растиражировали.
Человека обвинили невиновного в совершении преступления, что, конечно, сказывается на его работе в любой должности в любой коммерческой структуре.
Из зала. (Не слышно.)
Боярский СМ. О чести, и достоинстве, и деловой репутации.
Поэтому именно внесудебный порядок, через прокуратуру субъекта и Генеральную прокуратуру, - это та новелла, которую мы предлагаем. Там получается срок, ну, тоже немаленький, скажем так. 10 дней да пять — ну, две-три недели. Но это лучше, чем месяцы, года в судах по подобного рода исковым требованиям.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Куринныи Алексей Владимирович. Куринныи А. В. Да.
Уважаемый Сергей Михайлович, можете ли вы перечислить все случаи, когда сегодня работает досудебный порядок - через Генеральную прокуратуру? Потому что совсем недавно мы такое же дали им право в части избирательных различного рода, скажем так, нарушений как бы. Теперь ещё дополнительно даём. Не много ли внесудебных порядков? Это раз.
И второй момент - по отношению к другим СМИ. Вот в Интернете можно блокировать что-то через генпрокурора. А, например, если выйдет в СМИ (печатное СМИ) огромным тиражом, её блокировать так нельзя. Будьте добры, в суд; будьте добры, обратиться.
Не считаете ли вы всё-таки в данном случае более перспективным судебный порядок упростить или сделать его более коротким, для того чтобы принималось решение независимо, без какого-то там политического, скажем, влияния? Потому что генеральный прокурор не по каждому поводу, вы прекрасно представляете, будет выходить с таким вот предложением или с таким требованием в Роскомнадзор.
Боярский С. М. Спасибо, Алексей Владимирович.
Ну, наверное, нет смысла перечислять мне все возможные внесудебные случаи блокировки. Это, в первую очередь, касается распространения запрещённой информации, запрещённых сведений.
Кстати, хочу напомнить, что когда мы принимали эти законы в этом созыве, все говорили: вот она, цензура, вот сейчас всем рот закроют. Ну и где? Где прецеденты, что кому-то закрыли рот? Действительно, эта процедура применялась несколько раз, но эти случаи были непубличные. И, так сказать, опасения тех, кто их высказывал при принятии тех законов, не оправдались.
Я с вами согласен, что в отношении средств массовой информации нужно совершенствовать возможности граждан ограничивать их влияние на жизнь. Вот я как руководитель нашей межфракционной рабочей группы, в том числе, готовлю предложения по той теме, которую вы сейчас обозначили, но это не является предметом внесения поправок к данному законопроекту, который, я надеюсь, вы поддержите сегодня. Спасибо. Председательствующий. Спасибо. Боженов Сергей Андреевич. Боженов С. А., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Спасибо. Уважаемый Сергей Михайлович, в принципе я поддерживаю концепцию закона. Вместе с тем у меня вот такой вопрос. Слишком много в законе мы передаем полномочий Генеральному прокурору. Не окажется ли так, что это окажется узким горлышком, именно здесь будет стекаться всё. И нельзя ли часть полномочий, может быть, всё-таки на местном уровне решать, на уровне регионального прокурора, чтобы он имел такое право?
Боярский С. М. Уважаемый Сергей Андреевич, ну, у нас ведь двухступенчатая идет по нашим предложениям система проверки достоверности собранных доказательств гражданином, которого обвинили. Большую часть работы, конечно, по нашему мнению, должна произвести прокуратура субъекта. А Генеральная прокуратура, ну, условно говоря, будет акцептовать их решения, не более того. Иначе мы, конечно, перегрузим Генеральную прокуратуру. Но ведь кому, как не правоохранительным органам и органам надзорным, лучше знать, имеет отношение гражданин к описываемому преступлению, может, он там свидетелем проходит или обвиняемым, или он вообще никакого отношения не имеет.
И я, предвосхищая возможные выступления по мотивам от фракций, вот что хочу сказать, коллеги. У нас были критики, что вы не сужайте горлышко, как вы правильно выразились, возможного применения этого закона во взаимоотношении гражданина и власти. Понимаете? Это же, ну, лишь вершина айсберга. Масса клеветнических высказываний в отношении друг друга физическими лицами из-за недобросовестной конкуренции, обвинения в мошенничестве, то есть коммерческие структуры, таким образом, тоже пытаются недобросовестно играть. Хороший юрист, ну, сказали — мошенник, хороший застройщик - обманул дольщиков. Вот покажите фактуру, докажите сначала, а потом обвиняйте. У нас сейчас презумпция виновности в Интернете, как правильно сказал Александр Евсеевич Хинштейн. А мы хотим, чтобы у нас была презумпция невиновности. И этот инструмент, на наш взгляд, должен укрепить эту позицию. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо. Зайцев Максим Сергеевич.
Зайцев М. С, фракция ЛДПР. Спасибо.
Уважаемый Сергей Михайлович, двойной вопрос.
Во-первых, нотариальное заверение, которое требуется в указанном законопроекте, в среднем стоит там от 10 до 15 тысяч. Это достаточно всё-таки серьёзная финансовая нагрузка на простых граждан.
И если информация существует в Интернете, если она не удалена, то, как представляется, Генеральной прокуратуре это и так известно. И я думаю, что здесь не стоит нам усложнять и без того достаточно спорный законопроект.
Я хотел бы, чтобы вы всё-таки прокомментировали, можем ли мы, такую поправку поддержите ли вы?
И второй вопрос, каким образом будет происходить всё-таки процедура ограничений, если сейчас на большинстве устройств и большинство пользуется такими сервисами как VPN, и все блокировки спокойно совершенно обходят. То есть вообще будет ли этот закон в таком случае работать? Спасибо.
Боярский С. М. Спасибо за вопрос, Максим Сергеевич.
Начну с первого. В заключении комитета комитет также обратил внимание на целесообразность использования именно нотариальной формы.
Поэтому мы ко второму чтению обязательно внимательно посмотрим и, может быть, откажемся от этого.
Значит, что касается VPN, ну давайте так, VPN пользуются те, кто хочет добраться до закрытого ресурса по каким-то поводам. Мы же говорим о том, что будет прекращена, будет прекращен доступ к какому-то публичному ресурсу, где были сведения о клевете. Но я очень сомневаюсь, что кто-то будет специально пользоваться VPN для того, чтобы ещё раз это прочитать.
Понимаете, мы всё время будем ставить блокировки, и кто-то будет их обходить. Самое зло в распространении этих сведений, что они распространяются без всякого VPN широко и молниеносно.
Вот к таким ресурсам, будь это отдельный сайт, будь это пост в социальной сети, через Роскомнадзор мы будем, можем ограничивать доступ либо через обращение в социальную сеть, которая обязана будет выполнить требования Роскомнадзора, либо их техническими методами, которые уже отработаны и будут шлифоваться и дальше в совершенствовании механизмов по удалению запрещённой информации или той, которую вот мы признаем запрещенной к распространению. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Иванов Сергей Владимирович.
Иванов С. В., фракция ЛДПР. Спасибо большое.
Вот скажите, недавно, как вы знаете, вышел фильм про дворец, который посмотрело уже миллионов 160 и так далее. Там нет указаний о том, что совершено какое-то преступление. Но у большого количества людей сложилось мнение, деньги сворованы, то есть вроде как это преступление. То есть ваше вот это нововведение, оно как-то поможет с этим бороться?
Вообще я не понимаю, вот вы всё время говорите про какие-то там эфемерные вещи, там того обвинили, того. Я вот не помню, чтобы ко мне кто-то пришёл и обратился, говорит: слышишь, про меня в Интернете такое пишут, сделай что-нибудь. Вы тогда конкретные примеры приводите и расскажите, как это, что. А то у вас получается, что за клевету по 5-му пункту пять лет дают, а здесь просто-напросто прокурор сайт блокирует, и всё, разные какие-то вещи, абсолютно непонятные.
Боярский С. М. Спасибо, Сергей Владимирович.
Вещи, действительно, разные.
Что касается вышеупомянутого фильма, там действительно нет обвинения в совершении преступления, тем он и ценен, что он вокруг да около, так сказать, собранный из выдумок и фантазии, мультик, сопровождённый компьютерной графикой.
Но то, что вы не сталкивались, Сергей Владимирович, не говорит, что с этим не сталкиваются граждане. Вы, может быть, столкнётесь в грядущей выборной кампании. Может быть, каждый из нас может столкнуться в обвинении бог знает в чём для того, чтобы сделать нам больнее и как-то уронить нашу репутацию в глазах наших же избирателей.
Но повторюсь, дело же не только в политике, дело в принципе, в том, что в Интернете можно обвинить любого в совершении преступления, и тебе за это ничего не будет, и это обвинение будет, и будет жить с человеком, как клеймо, сопровождаться домыслами, обсуждениями, кривотолками, разве это есть хорошо. Вы помните анекдот про вилки, которые нашлись, а осадок остался. Ну вот мы хотим, чтобы эту информацию можно было блокировать на корню после её появления.
Председательствующий. Спасибо.
Свинцов Андрей Николаевич.
Свинцов А. Н., фракция ЛДПР.
Уважаемый Сергей Михайлович, вот вчера Владимир Вольфович Жириновский взял слово по ведению и напомнил, что совершенно недавно задержали губернатора Пензенской области, который до этого за руку водил по всей области кандидата в депутаты от "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", и привёл там определённую параллель, и назвал уже арестованною губернатора коррупционером, что юридически неверно, потому что суд ещё не состоялся, и пока ему только предъявлены обвинения в коррупции, и идет следствие. Получается, если данное выступление будет размещено, ну, например, в YouTube, то, по сути, губернатор может обратиться в Роскомнадзор или в прокуратуру с требованием заблокировать это выступление Жириновского, потому что он уже его как бы обвинил, что он коррупционер, а по факту решение суда не состоялось.
Председательствующий. Добавьте время Свинцову.
Свинцов А. Н. Вот да, вот по смыслу вашего предложения правильно ли мы понимаем, что теперь каждый журналист, каждый депутат, ну, любое публичное лицо, выступая по тому или иному преступлению, совершенному тем или иным лицом - губернатором, министром, депутатом, должен очень внимательно говорить о том, что в отношении этого человека ведутся следственные действия, и что он, наверное, честный человек до того момента, пока не будет это решение суда? Правильно мы это понимаем или нет?
Боярский С. М. Андрей Николаевич, так было всегда, и опытные журналисты, опытные блогеры, которые занимаются журналистскими расследованиями, всегда выбирают слова и выражения, говоря о возможных причастностях тех или иных лиц к совершению преступлений. Преступником у нас может назвать человека только суд, да, и после этого вступивший в силу приговор, так тогда уже можно не стесняться, так сказать, в выражениях.
Что касается оговорки многоуважаемого Владимира Вольфовича Жириновского, ну, видите, только вам позволено, так сказать, обращать на это внимание.
Председательствующий. Спасибо.
Ионин Дмитрий Александрович.
Ионии Д. А., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Уважаемые коллеги, вот у нас с 2015 года есть закон о праве на забвение, у нас Генпрокуратура может блокировать информацию с оскорблением человеческого достоинства, в декабре прошлого года наказание за клевету в Интернете — до двух лет лишение свободы, и вообще достаточно много перекручено, подкручено гаек в части вопросов клеветы в Интернете.
При этом вот мы читаем пояснительную записку: существующие нормы не содержат действенного механизма непосредственно оперативной защиты граждан от их порочащей честь, да, информации, распространённой в Интернете. То есть вы предлагаете это принять, а все предыдущие нормы тогда можно выкинуть, отклонить, убрать, если они, вот их принимают здесь, принимают с подачи вашей в первую очередь, а в итоге получается, что они... всё равно законодательство не содержит действенных норм? То есть вот все перечисленные мной нормы можно будет отменить в таком случае, или как?
Боярский С. М. Нет, уважаемый Дмитрий Александрович, они дополняют друг друга.
И я вам хочу сказать, что это не последний и не исчерпывающий механизм, который необходимо принимать для того, чтобы Интернет стал чище, безопаснее для всех без исключения пользователей, а не инструментом выяснения отношений и сведения счетов. Так что уверен, впереди нас ждет еще много интересной работы в этом направлении.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Михайлович.
Присаживайтесь.
Коллеги, будут ли желающие выступить? Есть.
Включите режим записи на выступления. Покажите список.
Так, коллеги, у нас от фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ" два записавшихся. Я прошу отрегулировать этот вопрос. У меня где-то есть вообще запись того, кого фракция рекомендует, я ее сейчас подниму.
От фракции КПРФ - Куринныи Алексей Владимирович, пожалуйста.
Куринныи А. В. Уважаемые коллеги, цензура в Российской Федерации запрещена, причем запрещена на уровне Конституции, на которую мы привыкли ссылаться. И поэтому введение дополнительного внесудебного механизма блокировки информации, которая содержит некую информацию, унижающую честь, достоинство, обвинение в совершении преступления — хорошая почва для того, чтобы, повторяю, избирательно заблокировать какую-то информацию.
Естественно, ни прокурор области, региона, ни, тем более, Генеральный прокурор не сможет разобраться в тысячах изменений или там тысячах обращений, которые будут приходить по факту оскорбления Иванова, Петрова, Сидорова. А вот если речь будет касаться высших должностных лиц, если речь будет касаться каких-то общественно важных, резонансных фактов коррупции, я думаю, здесь как раз будет очень быстрая реакция и блокирование.
Что касается самого механизма, я еще раз повторяю, внесудебный порядок, на наш взгляд, недопустим. На сегодня должны быть выработаны другие механизмы, в частности судебное разбирательство, тем более, за 15 дней, которые предполагается использовать как раз для блокировки, я напомню, это 10 дней - региональная прокуратура, региональный прокурор, который то ли подтверждает, то ли не подтверждает, потом еще пять дней генеральный прокурор, в целом у нас получается 15 дней. За это время вполне можно провести нормальное судебное заседание и наложить обеспечительные меры такого же характера, но это будет совсем уже другой вариант, Это суд будет решать, соответствует информация действительности или нет, является ли она клеветой, а в той редакции, которая сейчас вносится, это однозначно клевета, обвинение человека в преступлении, которого он не совершал, и это уголовная ответственность, и за нее должны нести ответственность те, кто эту клевету распространяет, и не только в варианте, там, блокировки возможной или прекращения распространения контента, а в варианте привлечения к ответственности к уголовно и в варианте наложения приличных штрафов, которые, кстати, у нас они были уже предусмотрены, но пока в части работы мы об этом точно не знаем.
Теперь то, что касается самой процедуры, ее совершенствования.
Мы уже говорили, она все-таки должна уйти в судебный вариант и быть максимально сокращена.
В части механизмов.
После того как генеральный прокурор принимает решение в течение 15 дней, я напомню, в Роскомнадзор идет соответствующий сигнал -заблокировать, ограничить доступ.
Но и здесь тоже не всё здорово с технической точки зрения. К большому сожалению, многие наши социальные сети, особенно иностранные, заблокировать будет невозможно. И будут вот попытки опять торможения, будут попытки какого-то ограничения, которые, к сожалению, пока технологически никак осуществиться нормально не могут, и больше приводят к тому, что падают нормальные сайты, перестают работать банковские разные услуги, сервисы и тому подобное.
И вот в этой части нам тоже надо хорошо подумать.
Ну и самое главное, это все-таки равенство в данном случае условий для всех средств массовой информации. Или для всех источников.
Почему выходящая "Черная газета", которая распространяется огромным тиражом, не может быть таким же образом легко выведена из оборота посредством того, что кто-то обратится в прокуратуру, а вот в Интернете мы давайте срочно попытаемся ее заблокировать. Опять же без решения суда.
Фракция не будет поддерживать данный законопроект. И призывает к этому остальных. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Кудрявцев Максим Георгиевич от фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Кудрявцев М. Г., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".
Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" поддерживает принятие данного законопроекта.
В структуре Интернета есть целое течение, так называемый "кибербуллинг" — это интернет-травля или кибертравля, "участники" (в кавычках) этого процесса распространяют лживую, клеветническую, недостоверную информацию.
Диффамации, оскорблениям, травле подвергаются как взрослые, так и дети. Лица, совершающие данные противоправные деяния, как правило, стараются быть анонимными или работают под вымышленными именами. И мотивы такой деятельности тоже могут быть различными — это и месть, и конкуренция, и ненависть, и желание заработать на чёрном противоправном пиаре.
В законопроекте же речь идёт о ситуации, когда распространяются недостоверные сведения, которые порочат честь и достоинство, которые подрывают деловую репутацию и связаны с обвинением в совершении преступления.
Й учитывая скорость распространения информации в Интернете, а это различные информационные сайты, социальные сети, мессенджеры и чаты, Telegram-каналы, несложно представить социальную опасность таких деяний. От таких действий страдают и лица, у которых вот такая агрессия формируется, и члены их семей, и родственники, и знакомые. Такие сведения подрывают честь и деловую репутацию человека.
Первое, по нашему мнению, что нужно сделать - это ограничить или заблокировать доступ к подобного рода сайтам, а правоохранительные органы уже параллельно должны заниматься оперативной деятельностью в рамках действующего законодательства.
В целом законопроект достаточно хорошо прописан, чётко определены участники процесса - это помимо гражданина-заявителя - прокуратура субъекта, Генеральная прокуратура, отраслевой регулятор - Роскомнадзор, который непосредственно сам делает блокировку и достаточно подробно прописан алгоритм их взаимодействия. В нашей стране уже накоплен достаточный опыт внесудебной блокировки сайтов.
Фракция законопроект поддерживает. Прошу депутатов проголосовать за. Благодарю за внимание.
Председательствующий. Спасибо.
От фракции ЛДПР - Свинцов Андрей Николаевич.
Свинцов А. Н. Ну ЛДПР в целом, конечно, всегда стоит на защите наших граждан, но хотелось бы обратиться к авторам законопроекта, чтобы они нам продемонстрировали хотя бы десяток обращений, чтобы понимать, кто эти люди, кто беспокоится о своей репутации и что там вообще-то про них говорят. Потому что нам на ум приходят только те случаи, о которых я сказал в своем вопросе, что арестовали очередного губернатора неважно от какой партии, ну и в полемике мы с вами и наши коллеги из региональных парламентов, из муниципальных парламентов, ну и в целом активисты разного рода, правозащитники начинают обсуждать это и действительно кто-то может сказать, что: да, вот он коррупционер. Но это же не так, потому что решения суда еще нет, а суд, мы знаем, может год идти, два года, три года, до бесконечности - это так. Ну и аналогичного рода вопросы.
Поэтому нам хочется понять все-таки, есть ли у обычных наших граждан — врачей, учителей, водителей, ну у простого нашего избирателя такая потребность в принятии такого закона или все-таки он действительно целенаправленно направлен на защиту высших должностных лиц, субъектов там и там депутатов, нас с вами, то есть вот для кого мы с вами принимаем этот законопроект.
Поэтому, конечно, ЛДПР такой законопроект поддерживать не будет, мы считаем, что наши граждане как раз об этом не просят. А вот как раз то, что разного рода активисты, правозащитники и все остальные, кто борется за права тех или там меньшинств, за животных, вот они как раз пострадают, потому что регулярно будут писаться кляузы о том, что здесь нарушения, тут нарушения и нет возможности оспорить, то есть прокурор, например, ненавидит какого-то правозащитника или какого-то оппозиционного политика и говорит, да, все он там нарушил честь, достоинство, там преступление, не преступление. Ну как проверишь? Прокурор написал Генпрокурору, тот заблокировал, постфактум -наш коллега депутат или активист, или правозащитник узнает, что его канал в каком-то, значит, ресурсе заблокирован по решению Генпрокуратуры, ну соответственно заблокировал Роскомнадзор. Как это оспаривать? Где оспаривать? То есть, вот этот механизм, когда нет состязательности, когда в суде понятно - пришли две стороны, доказали, вот у меня есть такая фактура, у тебя такая фактура. А мы знаем, что прокуратура у нас очень часто, ну скажем так, имеет тенденцию к обвинительному уклону и все, что она считает незаконным, ну, как правило, считает только она, а в суде это очень часто потом разваливается.
Поэтому этот законопроект ЛДПР поддерживать не будет. Мы считаем, что простые наши избиратели в нём не заинтересованы, и как раз именно они больше всего от этого и пострадают. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" Ионин Дмитрий Александрович.
Ионин Д. А. Коллеги, в Интернете есть такой общераспространённый мем, что в Интернете опять кто-то неправ.
Ну да, действительно, люди там ругаются, иногда переходят на личности, выясняют отношения, и многим это не нравится. Кому понравится, когда тебя оскорбляют, называют там какими-то нехорошими словами, в чём-то обвиняют необоснованно. Но здесь нельзя уходить в другую крайность, а мы уходим в другую крайность, которая называется "внесудебная юридическая расправа".
Многие здесь юристы, и вам знаком этот термин, и, к сожалению, он ассоциируется в истории нашей страны и в нашей генетической памяти с приснопамятными судами тройками. И вот у нас третье десятилетие XXI века, и мы рассматриваем в Государственной Думе Российской Федерации законопроект, который предлагает такую самую - суд тройку в составе прокурора субъекта, представителя Генеральной прокуратуры и представителя Роскомнадзора, которые будут выносить приговор без всякого суда, а палачом здесь будет выступать провайдер, который будет обязан заставить удалить. А если это не удалят, а много где это не удалят, заблокировать данный ресурс.
Достаточно странно, согласитесь, как-то мы заменяем суд какими-то конкретными чиновниками на местах, которые будут рассматривать такие сложные материи, как клевета, оскорбление, есть здесь состав - нет. У нас суды-то не всегда разбираются. Часто человека называют вором там или мошенником. Он приходит и говорит: я не вор, я не мошенник. Говорят: ну терпи, это критика.
Суд не может разобраться, а тут какой-то конкретный прокурор на месте должен. И заметьте, в какие сроки - 10 дней прокурор в субъекте рассматривает, потом 5 дней Генеральная прокуратура, 15 дней и всё, приговор вынесен, да, по сути.
Извините, пожалуйста, у нас на депутатские запросы дольше рассматривают, а мы их посылаем часто по вопросам жизни и смерти людей, а здесь кто-то про кого-то какую-то гадость в интернете написал, и в течение 15 дней огромная государственная машина и в субъекте, и в Генеральной прокуратуре Российской Федерации должна этим заниматься. К чему мы придём?
Ну вот сегодня, вот у меня пример лично, приведу, да. Вот есть город Реж в Свердловской области. Там сегодня вся администрация с утра собралась, и вместо своих непосредственных обязанностей решила, что большинство сотрудников должно ездить по городу и фотографировать баннеры, которые повесил там Ионин-депутат, да, потому что вот люди отозвались, повесили бесплатно баннер, и вот администрация ездит.
Я говорю, что они бездельники. Я говорю, что они не чистят снег, не занимаются своими непосредственными обязанностями, а занимаются непонятно чем, черти чем. Фотографируют эти баннеры и что-то с ними потом будут делать. Фетишизмом каким-то или казаками-разбойниками... играют они в квест такой.
Я вот это написал у себя в "Telegram". По этому закону вы что, будете блокировать "Telegram" или мой "telegram", если они обидятся на то, что я сказал? Мы уже пробовали блокировать "Telegram", и потом нам пришлось это всё исправлять вместе с вами.
Поэтому такие законы, которые предполагают внесудебную юридическую расправу, очень опасны, потому что дальше они нас приведут и в других сферах к предложениям - убрать суд и через прокурора решать, кто прав, кто виноват.
Это неправильно, коллеги. "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" будет голосовать против данного законопроекта. Председательствующий. Спасибо.
Сергей Михайлович, пожалуйста, заключительное слово. Депутат Боярский.
Боярский С. М. Уважаемые коллеги, благодарю всех за заинтересованное обсуждение.
Буквально хочу ответить на несколько позиций.
Вот пример с губернатором, которого по центральным каналам показывали с утра до вечера, которому предъявлено обвинение, который уже арестован по решению суда на два месяца, он абсолютно сюда не вяжется. Да?
Процедурно СМИ говорят всё правильно. Человека обвинили в преступлении и его арестовали на два месяца. Мы говорим о случаях, когда человек вообще не имеет отношения к преступлению, но его в этом обвиняют. Ну и как же вы прикажете реагировать иначе, как не во внесудебном порядке? А вы предлагаете гражданам забег длинною в полгода, с тем чтобы попытаться защитить свои права.
Ну, мы другого мнения. И просим всех нас поддержать. Приглашаем вас принять участие в разработке поправок ко второму чтению.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Михайлович. Коллеги, обсуждение завершено.
Законопроект ставится на голосование в первом чтении.
Включите режим голосования.
Покажите результаты.
Результаты голосования (13 час. 59 мин. 59 сек.)
Проголосовало за 304 чел 67,6 %
Проголосовало против 98 чел 21,8 %
Воздержалось 0 чел 0,0 %
Голосовало 402 чел.
Не голосовало 48 чел 10,7 %
Результат: принято Принимается в первом чтении.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments